02 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СЛЕПАЯ АТАКА

Бирюков Сергей
Опубликовано 01:01 27 Января 2004г.
9 декабря прошлого года в самом центре Москвы у гостиницы "Националь" прогремел взрыв. Погибли шесть человек, еще 14 получили ранения. По факту взрыва заведено уголовное дело - по статьям "террористический акт" и "преднамеренное убийство двух и более человек", которое расследует прокуратура Москвы совместно с ФСБ.Выступая на недавнем заседании коллегии ФСБ РФ, наш президент назвал ключевой задачей российских спецслужб борьбу с терроризмом. "В нейтрализации и ликвидации террористической сети спецслужбы должны действовать жестко и системно. Любой провокации террористов должна противостоять адекватная тактика органов безопасности", - заявил он...Корреспондент "Труда" побывала в семье Комаровых, испытавших на себе весь ужас атаки террористов у "Националя".

...Здесь оплакивают сразу двоих - дочь Таню и ее подругу Инну Гизоеву из Владикавказа. Подружки работали в Министерстве по налогам и сборам, были аспирантками Института государства и права Российской академии наук. В тот роковой день Таня и Инна спешили на занятие к 11.30. Их жизни оборвал страшный взрыв.
Мама Тани Людмила Михайловна с того дня не может прийти в себя. О дочери и ее подружке, жившей у Комаровых, дома напоминает многое. Компьютер, папки с материалами для диссертации. А еще пудель Соня, купленный девчонками на Птичьем рынке.
- Помню, в тот день была на работе, - вспоминает Людмила Михайловна. - Позвонил муж, рассказал о взрыве. Я стала набирать номер Таниного мобильного: "Абонент недоступен". На работе Тани не было. В Интернете нашли список погибших, но там фамилия Комаровой не значилась. Вскоре мне позвонил младший брат Инны из Владикавказа. Он сказал, что по ТВ передали информацию, будто одна из шахидок, организовавших взрыв у "Националя", - некая Инна Гизоева. Неужели это наша Инна?! Я настолько хорошо знала эту скромную девушку, подружку моей дочери, что поверить в такую весть не могла. Отец Инны - Валерий Гизоев награжден орденом Мужества. Он обезвредил в Северной Осетии бомбу - обнаружил ее, вывез за город и там взорвал. А теперь он слышит по центральным каналам, читает в газетах, что его дочь - террористка... Позже, правда, информация изменилась. Но никто до сих пор не извинился перед родителями погибшей девочки в том, что Инну ошибочно записали в шахидки...
Тогда же Комаровы обзванивали все больницы, морги. Никакой информации не добыли. Затем Людмила Михайловна позвонила в московское ГУВД, назвала обе фамилии. На том конце замолчали, а потом перезвонили сами - попросили приехать. Родители Тани бросились ловить такси...
- Следователь подробно расспрашивал нас, как были одеты девушки, - говорит Людмила Михайловна. - Я перечислила все: верхнюю одежду, обувь и головные уборы. Следователь сказал: девушки погибли. Я сразу попросила отвезти нас с мужем на опознание в морг. Он не соглашался. Говорил, мол, не закончены некоторые формальности, поэтому сегодня не могут показать тела. Я просила, умоляла, взывала к родительским чувствам... А потом просто ворвалась в кабинет, где находился штаб по расследованию теракта. Заседали высшие чины ФСБ и ГУВД Москвы. И там я уже никого и ни о чем не просила. Я требовала показать мне тела моих девочек. Они попросили немного подождать... Мы побежали в ближайший храм. Батюшка выслушал нас и, несмотря на то, что служба закончилась, отслужил панихиду. Настоятель посоветовал нам взять икону Казанской Божьей Матери. Мы выполнили его совет и вернулись в ГУВД. Вскоре нас привезли в морг. По роковой случайности в этом морге раньше Таня и Инна проходили практику по криминалистике - он как раз напротив юридической академии. Тело Инны нам показали, а Тани - нет. Вынесли ее ботинок, но от него остались одни лохмотья. Потом вывезли на каталке обгоревший кусочек шарфа, лоскуток от брюк, кусочек дубленки. Таня попала в самый эпицентр взрыва...
Вернувшись домой, родители поставили на журнальный столик свечку в медном кувшинчике и студенческую фотографию, где Инна и Таня сняты в полный рост. Рядом - ту самую иконку Казанской Божьей Матери из храма. Выпили лекарств и уснули. Проснулись от того, что квартира наполнилась дымом. Горел журнальный столик. Огонь погасили и тут заметили, что на фотографии Инна не сгорела, а от Татьяны остались некоторые части. Бумажная иконка, на удивление, была совершенно нетронута огнем, хотя стояла рядом. На следующий день, когда отец получал фрагменты тела дочери, увидел, что уцелели те частички, которые сохранились и на фотоснимке. А Инну огонь вообще не задел, тело сохранилось.
- Ее вывезли на каталке, а нашу дочь вынесли в полиэтиленовом пакете, завязанном узлом, - говорит Людмила Михайловна. - До этого нам сказали, что тела выдадут в цинковых закрытых гробах, как с военных действий, но мы хотели, чтобы останки были помещены в обычные деревянные гробы, но не в полиэтиленовые же мешки...
Тело дочери, а точнее, его фрагменты, Комаровы смогли забрать из морга только 11 декабря. От Тани осталось совсем немного, поэтому свадебное платье, в котором хотели похоронить девушку, просто положили сверху. На кладбище в родном танином Липецке собрался чуть ли не весь город. Инну хоронили во Владикавказе.
- Недавно я посмотрела свидетельство о смерти Тани. В графе "место смерти" написано: "Москва, Россия", - рассказывает Людмила Комарова. - А вместо причины - жирный прочерк. Так же заполнены эти графы в Иннином свидетельстве. Неужели нельзя обозначить, что они погибли в результате теракта? Вот только не знаю, как мне жить дальше без любимой дочери... Все время вздрагиваю, когда слышу звонок в дверь. Кажется, открою и увижу на пороге Таню и Инну. Молодых, красивых, умных девочек, у которых вся жизнь, как мы были уверены, была впереди...
В 2003 году в результате терактов в России погибло около 200 человек и более 600 получило ранения.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников