06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОЛИГОН НА СЛУЧАЙ ЧП

Головачев Виталий
Опубликовано 01:01 27 Января 2007г.
Дважды вторгались в январе 2007-го неуправляемые фрагменты космического мусора в пространственный "коридор безопасности", окружающий Международную космическую станцию (МКС). За весь прошлый год подобных опасных сближений было лишь 9, а тут за одну декаду - сразу два таких неординарных эпизода...

Границы этого "коридора", внутри которого летит МКС, контролируют баллистики. Вокруг нашей планеты, кроме Международной станции, летают, как известно, тысячи крупных (от десяти сантиметров до метра и более) объектов искусственного происхождения: действующие и отработавшие свой срок спутники, ступени ракет, осколки взорвавшихся аппаратов... За ними в России и США непрерывно наблюдают специалисты с помощью средств контроля околоземного пространства. А мелкие объекты, которых сотни тысяч, к сожалению, пока не поддаются четкому контролю.
- Если расчеты показывают, что через несколько суток некий космический фрагмент окажется в коридоре безопасности, причем в относительной близости от МКС, то это сигнал тревоги, - объясняет руководитель группы обеспечения маневров искусственных спутников Земли и орбитальных станций подмосковного Центра управления полетами, кандидат технических наук Евгений МЕЛЬНИКОВ. - Он подается, если мусор пролетит, по расчетам, на высоте менее 750 метров от космической станции, а вдоль трассы ближе, чем 25 километров. Кому-то покажется, что 25 километров - достаточно большое расстояние. Но, учитывая космические скорости, это всего лишь несколько секунд полета. Между тем определить, какой будет орбита мусора через несколько суток с точностью до сотен метров или даже километра, практически невозможно. Вот почему, получив сигнал тревоги, мы начинаем рассчитывать маневр для изменения траектории МКС. Не простое дело. Надо провести маневр так, чтобы станция, во-первых, не столкнулась с другим мусором, и, во-вторых, чтобы сохранилась возможность запланированной в перспективе стыковки с "Союзом", "Прогрессом" или шаттлом. Параллельно наземные службы контроля продолжают следить за приближением постороннего объекта. Если уточненные измерения не подтверждают опасности столкновения, то маневр не производится. Но в случае реальной угрозы, станция, разумеется, изменяет свой космический путь...
Евгений Мельников напоминает, что специалисты Центра управления уже шесть раз уводили МКС от столкновения. А сообщений об опасном сближении поступило за восемь лет более сотни - в среднем 10 - 15 в год. Столь большая замусоренность космоса требует поддерживать высокую мобилизационную готовность наземных служб. Ведь сегодня никто не даст стопроцентной гарантии, что, скажем, один из метеоритов, которые невозможно обнаружить с Земли, однажды не пробьет корпус орбитальной станции, а это приведет к быстрой ее разгерметизации. Не меньшую угрозу представляют небольшие, до 10 сантиметров в диаметре, невидимые радарами осколки взорвавшихся спутников. Если такой фрагмент летит навстречу станции, то он запросто прошивает даже вдвое более толстый металл, чем тот, из которого изготовлен корпус МКС. Словом, экипаж должен быть готов в любой момент к экстренной эвакуации. Этому учат космонавтов на тренировках. Но все ли неожиданности предусмотрены специалистами при срочном возвращении на Землю? Об этом мы беседуем с руководителем отдела российского Центра управления полетами Виктором ЖУКОВЫМ.
- Для конструкторов, управленцев, всех, кто готовит и осуществляет полеты, нет ничего важнее безопасности членов экипажа, - говорит Виктор Николаевич. - Стараемся предусмотреть максимум возможных чрезвычайных происшествий, даже если вероятность их возникновения весьма мала. Теперь конкретно о том, в каких случаях экипажу предписывается, не завершив программу, покидать Международную космическую станцию. Более 20 конкретных нештатных ситуаций приведены в объемном документе - "Правилах совместного полета", подписанных российской и американской сторонами.
Начну с того, что спуск может быть досрочным и срочным. В первом случае экипаж прерывает полет, но корабль "Союз" приземляется в штатном районе в Казахстане. При этом космонавты испытывают обычные в таких случаях не столь уж большие перегрузки, потому что спуск будет управляемым, кабина с экипажем войдет в атмосферу по пологой траектории. Но такая посадка "Союза" возможна только на первом, втором и третьем суточных витках полета. Как бы спокойно ни проходил космический рейс, все равно каждый день ЦУП передает в бортовой компьютер корабля уточненные данные, необходимые для досрочного спуска, в том числе номер витка, время включения тормозной двигательной установки, величину импульса.
Но может случиться так, что возвращаться экипажу надо экстренно, а первые три витка остались позади. Тогда - срочный спуск по крутой баллистической траектории. И перегрузки, конечно же, вдвое выше.
- А что это за 20 нештатных ситуаций, приводящих к досрочному или срочному спуску?
- Перечислю главные, не вдаваясь в технические подробности. Во-первых, быстрая разгерметизация космической станции. Во-вторых, пожар в звездном доме. В-третьих, необходимость срочной медицинской помощи космонавту или астронавту, которую его коллеги оказать не в состоянии. Далее. Утечка топлива в комбинированной двигательной установке корабля "Союз" на участке до перекрестного соединения двух секций. Но команда на спуск дается только в том случае, если запас топлива в оставшейся секции будет достаточным для посадки. А если топлива будет мало, корабль отстыкуют и снимут с орбиты в автоматическом режиме. Так же ЦУП поступит и при обнаружении утечки воздуха из спускаемого аппарата. Не выдается разрешения на спуск экипажа и при возникновении пожара в бытовом отсеке или спускаемом аппарате "Союза". На смену отстыкованному кораблю Земля направит другой.
- Приходилось ли в экстренном порядке прерывать пилотируемый полет?
- Такого, к счастью, не было. Но трижды досрочно, в штатном режиме, возвращались на Землю космонавты по требованиям медиков из-за проблем со здоровьем у одного из членов экипажа. Об этом много писали в газетах, и повторяться, думаю, нет необходимости.
- Не может ли случиться так, что при аварийном, срочном спуске члены экипажа попадут из огня да в полымя: приземлятся, допустим, в Южной Америке на острые скалы высоко в горах, где спастись будет очень трудно?
- Чтобы этого не произошло, для каждого из 16 витков (столько раз за сутки станция облетает Землю) определены районы нештатной посадки кораблей "Союз". Эти, как мы говорим, полигоны были выбраны российскими специалистами и расположены в Европе, Азии, Северной Америке. Выбранные районы обеспечивают спасение экипажа на любом витке. Заключены соответствующие международные соглашения. Всего на земном шаре имеется 15 таких районов посадки: в Казахстане (два), недалеко от Хабаровска, в Японском море, во Франции, Венгрии, в районах Варна-Одесса, на Волге и 7 участков в Северной Америке. Расчетный разброс мест посадки при спуске по баллистической траектории не превышает границ эллипса размерами плюс-минус 150 километров на плюс-минус 25 километров. Каждый район имеет ориентировочные координаты. Например, Франция - 47 градусов северной широты и 01 градус восточной долготы. Это - центр эллипса. Выбирались малонаселенные равнинные территории.
Если кабина с экипажем совершит посадку за пределами нашей страны или Казахстана, где постоянно дежурят поисковые группы, то на помощь космонавтам и астронавтам в соответствии с международными соглашениями в кратчайшие сроки придут зарубежные спасательные службы. А затем и наши специалисты подоспеют. И хотя вероятность такого развития событий очень небольшая, готовыми к подобным ЧП мы должны быть всегда...
Уже после бесед со специалистами в подмосковном Центре управления полетами редакционный художник нанес на карту мира районы возможных экстренных, нештатных посадок кораблей "Союз". Эту карту мы и публикуем сегодня.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников