11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

У ХОРОШЕГО ХОЗЯИНА И СТЕНЫ ЗАРАБАТЫВАЮТ,

Зубов Михаил
Опубликовано 01:01 27 Февраля 2002г.
Встречи в редакции журналистов "Труда" с руководителями столичного правительства стали традиционными. На этот раз в гости пришел первый заместитель мэра в правительстве Москвы, руководитель комплекса по имущественно-земельным отношениям Олег ТОЛКАЧЕВ. Какова судьба памятников, на которые претендует федеральная власть? Что будет на месте "Птичьего рынка"? Почему исчезают дешевые булочные и детские магазины? Когда уберут "барахолку" с центрального стадиона "Лужники"? Эти и многие другие вопросы просили нас задать читатели. А началась беседа с обсуждения ситуации, которая у всех на слуху: о споре вокруг гостиницы "Мир" и всего комплекса зданий по адресу Новый Арбат, 36, где располагается правительство Москвы.

- На самом деле серьезного спора не было, как не могло быть и попыток выселить правительство столицы из этого здания. Дело в том, что вся собственность, принадлежащая городу, зарегистрирована в органах Министерства юстиции РФ. Попытки "волевым решением" заполучить что-то из нее были и прежде.
Иногда ситуации бывают анекдотическими, как в случае со зданием по адресу Кузнецкий мост, 13. Один из заместителей федерального министра "решил" (непонятно, по какому праву) передать это здание Высшему арбитражному суду РФ. В результате получился парадокс: дабы сохранить нашу законную московскую собственность мы должны были судиться в Высшем арбитражном суде с ним же самим! Естественно, до абсурда не дошло, мы быстро нашли компромисс: пришли к председателю суда, показали все документы, объяснили свою позицию. А она в том, что мы готовы помочь перемещению Высшего арбитражного суда в комфортное здание. Москва всегда готова выполнять столичные функции, то есть размещать у себя посольства, федеральные учреждения, высшие органы государственной власти. Тут нет вопросов. Только не нужно нарушать законы.
Та же ситуация и со зданием бывшего СЭВ, на которое хотели бы претендовать парламентарии. Нужно сесть за стол переговоров и найти решение: мы можем это здание сдать в аренду или продать. Но, говоря откровенно, для парламентского центра оно уже морально устарело - ведь это "архитектура шестидесятых". Мы предложили парламентариям на выбор несколько вариантов - где и как их разместить. Сейчас работает специальная комиссия, решающая этот вопрос. Думаю, скоро согласие будет найдено.
- Другой сложный, конфликтный момент касается памятников федерального значения. Все они, согласно принятому Госдумой закону, должны перейти из столичной в федеральную собственность...
- Это могло произойти согласно тому варианту Закона "О культурном наследии народов Российской Федерации", который, слава Богу, отклонен Советом Федерации и теперь находится на доработке в согласительной комиссии. В предыдущем варианте закона действительно была норма, которая категорически не устраивала не только Москву, но и другие города и регионы. Дело в том, что в нем были смешаны два понятия: значение памятника и значение собственности. Если значение, мол, федеральное, значит, и собственность по этому закону автоматически становится федеральной. А это неправильно и противоречит мировой практике. Скажем, картина Рембрандта является памятником не просто федерального, а мирового значения. Но она может находиться и в частной коллекции. При этом на собственника накладываются некоторые ограничения: он не может ее вывозить за границу без согласования с государственной властью, обязан обеспечить такие условия хранения, чтобы памятник не был испорчен. Вот это и есть цивилизованный подход.
Скажем, бывшее здание Московской городской Думы (более известное как музей Ленина) - памятник федерального значения. Но это здание куплено на деньги Москвы, является столичной собственностью. Столица готова его за свои деньги содержать, производить ремонт. А федеральная власть пусть по законному праву контролирует, в хорошем ли состоянии мы поддерживаем памятник. Мы надеемся, что закон будет принят именно в такой редакции.
В конце концов вопрос даже не в том, что Москве "жалко" отдавать свою собственность. Есть серьезное сомнение: хватит ли у федеральной власти возможностей поддерживать ее в должном состоянии? Вот простой пример: дом Пашковых находится в федеральной собственности. Снаружи выглядит неплохо, поскольку фасад в свое время отремонтировал город на свои деньги. Но войдите внутрь - там уже давно вялотекущий ремонт. У федеральной власти нет средств на реставрацию, а, может, просто руки не доходят.
Другой пример: ландшафтные музеи-заповедники Коломенское (московская собственность) и Царицыно (федеральная). Где лучше, где больше москвичей гуляет, куда высокопоставленных иностранных гостей приглашают? В Коломенское, конечно. Хотя еще в начале девяностых там была разруха и даже свалки в отдельных местах, - пока Москва не взялась за эту территорию. Так что федеральная власть должна не отбирать, а, наоборот, проявлять заинтересованность в том, чтобы памятники попадали в хорошие руки. Надеюсь, так и будет.
- Люди жалуются, что закрываются маленькие и недорогие булочные, овощные магазины, столовые, детские магазины. На их месте теперь дорогие "бутики", "офисная мебель"... А как быть тем же пенсионерам, когда на всем Кутузовском проспекте осталась всего одна булочная? За хлебушком на метро ездить?
- Это очень серьезная проблема. Она идет еще от начала девяностых годов, когда приняли законы, против которых Москва категорически возражала. Так вот, в законе записано, что приватизированное предприятие торговли или общественного питания должно сохранять свой профиль всего три года. А потом право собственника - закрыть, например, булочную и сделать вместо нее магазин дорогой косметики. И собственнику безразлично, как это отразится на жителях, а московские власти тут ничего не могут поделать: это его право.
При социализме был жесткий норматив: допустим, на тысячу жителей должна быть одна школа, детский садик, химчистка, парикмахерская, столько-то магазинов. Теперь это ушло в прошлое. Реформаторы надеялись, что рынок сам все рационально отрегулирует...
Город старается исправить положение. Вместо закрывающихся булочных и овощных мы открыли уже 250 таких магазинов. На окраинах, в спальных районах, считаю, проблема уже почти решена. Будем решать ее и в центре.
- От хозяев небольших магазинов приходилось слышать, что они закрываются из-за непомерно тяжелой арендной платы...
- Я серьезно занимался этим вопросом. Дело, увы, не в аренде, ведь мы могли бы предоставить льготы, скидки... Причина не в том, что тяжело освоить коммунальные платежи, аренду и налоги. Просто коммерсанты, предлагая выкупить магазин в центре, называют суммы, значительно превышающие заработок хозяев магазина на много лет вперед. Хотя есть и позитивные примеры: на Тверской сохранились многие магазины, и книжный, и рыбный, и молочный... Тут надо обладать определенным мужеством, поскольку я представляю, какое давление приходится выдерживать хозяевам со стороны тех, кто предлагает выехать с выгодного места со своей рыбой, а здесь открыть ресторан.
- Олег Михайлович, сейчас людей тревожит и то, что, по слухам, все дешевые рынки будут закрыты.
- Слухи слухами, но правительство Москвы никогда не заявляло о том, что мы хотим закрыть все рынки. Речь о другом. К рынкам предъявляются определенные санитарные и другие требования. И дается довольно много времени на то, чтобы их выполнить. Если рынок постепенно становится цивилизованным - там чисто, есть нормальные торговые павильоны, работают контрольно-кассовые машины, платятся налоги, - такой рынок никто не закроет.
Но если же из года в год эти требования и не думают выполнять, если рынок больше похож на помойку - да, он, возможно, будет закрыт. Потому что покупать там продукты для москвичей просто небезопасно.
- Про закрытие, например, рынков на спортсооружениях уже говорят как про свершившийся факт...
- Да, мы ставим вопрос о том, чтобы их закрыть. В начале - середине девяностых эти рынки были нужны для того, чтобы спортсооружения могли выжить. Толкучка в "Лужниках", например, помогла не только удержать стадион от финансового краха, но и модернизировать, реконструировать его. Но сейчас ситуация изменилась. У спортсооружений появились акционеры, нормальные доходы от профильной деятельности, а значит, такие вот рынки там уже не нужны. Даже вредны - они мешают развивать территорию. Есть вопиющие факты, когда уникальные футбольные манежи с хорошим искусственным газоном, на которых могли бы играть и дети, и профессионалы, используются под торговые ряды.
- И все же убрать дикий рынок без скандала трудно. Достаточно одного примера с "Птичкой"...
- Мы с мэром несколько раз посещали новый птичий рынок, разговаривали с торговцами. И знаете, что оказалось? Они вздохнули свободно и благодарны в конечном счете за то, что их вывели из-под пресса той публики, которая десятки лет, еще со времен социализма, обкладывала их "данью". И покупателям лучше: торговец больше не должен платить рэкетиру, значит, уступит товар подешевле. А весь этот визг вокруг "птички" поднимают как раз те самые люди, которые лишились "дани".
- А что будет на месте старой "Птички"?
- Жилые дома и торговый комплекс с традиционной для этого места ориентацией: корма для рыб и животных и все такое.
- В некоторых СМИ прошла информация о том, что столичный бюджет на этот год будет дефицитным...
- Никакого дефицита, наоборот. В последние несколько лет мы даем доходов больше, чем планируем. Скажем, комплекс имущественно-земельных отношений в прошлом году при плане 12,3 миллиарда отдал в бюджет 14,8 миллиарда рублей. Скажу больше: за использование земли и арендные платежи Москва получила больше, чем вся остальная Россия, вместе взятая, за аренду своего имущества. А причина, считаю, в том, что в Москве сложилась эффективная, современная система управления имуществом. И мы, кстати, готовы делиться своим опытом с другими регионами.
- Москва, действительно, активно взаимодействует с регионами. Но, кроме того, берет шефство над кораблями, флотами... Часто приходится слышать: зачем это нужно, какая москвичам от этого польза?
- Мы строим квартиры для офицеров, помогаем больницам и школам, а сейчас, кроме того, помогаем с кредитованием строительства атомной подводной лодки последнего поколения "Юрий Долгорукий" в Северодвинске. Зачем это нужно? А разве, позволю себе "высокое" слово, безопасность страны - это мало? Разве мы не хотим спать спокойно и знать, что никто на нашу страну не нападет, не разрушит наши города? Вот АПЛ "Юрий Долгорукий" и будет в числе других оберегать наше спокойствие.
А кроме того, мы получили в собственность, например, дизельную подводную лодку Северного флота. Она свое отслужила, но "на гражданке" вполне может еще поработать. Сейчас на заводе она переделывается из военной в экскурсионную. И либо в этом году, либо весной будущего мы ее перевезем в Москву, поставим на Москву-реку. Думаю, от экскурсантов не будет отбоя...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников