07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

РЕКОРД НА ВСЕ ВРЕМЕНА

Князев Владимир
Опубликовано 01:01 27 Февраля 2003г.
"Самое большое официально зарегистрированное число детей от одной матери - 69. Это была первая из двух жен Федора Васильева (род. в 1707 году) из Шуи в 241 км к востоку от Москвы. Она рожала 27 раз: 16 двоен, 7 троен и 4 четверни. 27 февраля 1782 г. об этом случае сообщили монахи Никольского монастыря. Дети, большинство из которых выжили и дожили до зрелых лет, были рождены в период с 1725 по 1765 г.".(Из Книги рекордов Гиннесса).

Поиск потомков этой необычной семьи корреспондент "Труда" начал с села Введенье Шуйского района, где и был согласно истории Никольский монастырь. Проселочная дорога, скованная крепким морозцем, заняла от Иванова всего-то немногим более часа. И вот на белом от только что выпавшего снега горизонте неожиданно возникает комплекс величественных церковных зданий с голубыми и золочеными куполами, ярко сверкающими на солнце. И уже только потом видишь, что подъезжаешь к селу. Это и есть Введенье.
Я вошел на территорию монастыря через надвратную церковь. Отец Иоаким, прежде чем отвечать на мои вопросы, кратко поведал историю Николо-Шартомского монастыря, откуда и ушло в свое время в адрес царской семьи сообщение о рождении рекордного количества детей у шуйской крестьянки.
Точная дата возникновения обители иноков не установлена. Легенда же гласит, что в XII веке беглый холоп князя Юрия Долгорукого Никола Шартом со товарищи обосновались на берегу безымянной речки и построили здесь деревянный монастырчик. Никола и стал его первым игуменом, настоятелем. Отсюда пошло и название речки - Шартома. В 1649 году деревянная обитель от молнии сгорела, и лишь после этого было отстроено каменное пятиглавое здание. Сохранившаяся недалеко от стен монастыря большая братская могила свидетельствует о смертельной схватке местного населения с польско-литовскими захватчиками. А вот в мирное время в селе Введенье развернули свои ремесла портные и мельники, каменщики и плотники, кузнецы и кожевенники, сапожники и ткачи... У стен монастыря и теперь проходят ярмарки, на которые каждый год съезжаются купцы из Москвы, Петербурга, Украины и Сибири, с Поволжья и Дона.
В советские времена этот неповторимый памятник византийско-русской архитектуры был заброшен и почти разрушен. И только с приходом сюда архимандрита Никона и его единомышленников обретают вторую жизнь пятиярусная колокольня, величественный Никольский храм, а также Казанская, Преображенская, а вместе с ними и маленькая, которую еще называют дежурной, церковка.
Внимательно выслушав рассказ отца Иоакима, я наконец перехожу к интересующей меня теме:
- Известно ли вам, что именно монахи Николо-Шартомского монастыря сообщили Екатерине Великой о семье, имевшей рекордное количество детей?
- В этом нет ничего удивительного. Ведь тогда все регистрировала именно церковь. Но, к сожалению, никаких документов на этот счет в монастыре не сохранилось, - говорит отец Иоаким. - Ведь за свою многовековую историю он столько раз горел и разорялся... Однако нет оснований не верить этому факту. В селе об этом до сих пор помнят. Спросите любого встречного - и он назовет вам кого-то из рода Васильевых.
Я так и сделал: вышел на ближайшую к монастырю улицу села Введенье и у первой же бабушки спросил:
- А есть ли сегодня в живых наследники знаменитой семьи Васильевых?
- А как же? - ответствовала мне баба Граня. - Видите дом у фабрики? В нем живет Валя Васильева - прямая наследница рода.
К тому дому я и подался.
Валя, точнее Валентина Васильевна Васильева, оказалась женщиной статной: рост - под метр восемьдесят, возраст - к семидесяти, но седина пощадила ее волосы, да и здоровьем, по всему видно, не обделена. Более сорока лет проработала на местной фабрике ткачихой. Сейчас - на пенсии, но ведет нехитрое домашнее хозяйство. Я застал Валентину Васильевну за ремонтом хлева для козы. Извиняясь за непраздничный наряд, приглашает в дом, угощает только что испеченными пирогами и рассказывает о себе. Федору Васильеву, упомянутому в Книге рекордов Гиннесса, она приходится праправнучкой. По рассказам родителей помнит, что во всех семьях их рода детей было много. А вот у самой Валентины Васильевны, в отличие от предков, личная жизнь не задалась. С мужем разошлись довольно быстро, и растила одна единственного сына, которым, впрочем, очень довольна.
- Зато у меня было три брата и сестра, - рассказывает мне Валентина Васильевна. - У них у всех тоже свои дети. У старшего брата Аркадия - двое, у Гурия - тоже двое, у Николая - трое... Впрочем, Васильевых у нас в округе много. Думаю, что все это - ветви одного рода-дерева. Хотя подтвердить это документально сегодня очень сложно. Но помню, когда разбирали старое здание местного сельского Совета, то нашли списки рода Васильевых. Где они теперь - никто не знает. Вероятнее всего, не сохранились. Вы ведь знаете, как мы к своей истории относимся. Да и детей тогда все рожали много, никто этому не удивлялся...
- Был, правда, в селе когда-то музей с разными экспонатами - местные краеведы собрали. Но все куда-то сгинуло. Да разве только документы не сохранили? - как бы меня спрашивает Валентина Васильевна. - Газ пятый год уже не привозят, единственный клуб в селе заколочен, радиопровода срезаны, газет люди не выписывают, автобус из района стал приходить реже. Вы про это тоже пропишите, пусть Москва знает, как живет русская провинция и почему народ вымирает. Одна отрада осталась - церковь. В наш монастырь сама Шукшина с дочерью ездит, - с гордостью заключает Валентина Васильевна и рассказывает, как найти ее брата Николая: "Может быть, он вам что-то интересное добавит".
Николай Васильевич вдвоем с женой, даже по местным меркам, живут в самой глуши - в пяти километрах от села Введенье, в деревне Желтоносово. На зиму все ее покинули, кроме Васильевых. Дом у хозяина, бывшего колхозного кузнеца, справный, на высоком фундаменте и с красивыми наличниками. Во дворе - корова и лошадь, в большом огороде летом буйствует растительность.
- Николай Васильевич, местные бабушки рассказывали мне, что в молодости вы с братьями очень охочие до женского пола были? - спрашиваю я без затей Васильева.
- Так на то она и молодость, - улыбается собеседник. - Я и женился-то по местным меркам поздно - в 27 лет. Троих детей с женой вырастили. А к ним добавились еще шесть внуков да правнучка. Так что, как видите, не гаснет род Васильевых.
- Я интересовался, конечно, своими предками, - рассказывает Николай Васильевич, - мечтаю составить свое, как там по-научному называется, генеалогическое древо. Тем более что, по сведениям шуйского краеведа Евгения Ставровского, которые он почерпнул из древней исторической литературы, в Книгу рекордов ошибочка закралась. Если верить выходившей еще в XIX веке газете "Владимирские губернские ведомости" и книге "Дополнения к деяниям императора Петра Великого", столь много детей родила не первая, а вторая жена Федора Васильева, с которой он прожил сорок лет. А всего у него от двух жен было 87 мальчиков и девочек...
Вот такие были времена. Сегодня с трудом верится в это. Но факт есть факт, а рекорд, думается, никогда уже не будет улучшен.
МЕЖДУ ПРОЧИМ
В прошлом году в Ивановской области родилось менее десяти тысяч малышей. В 1980 году их родилось почти 18 тысяч, а в 1960-м - почти 24 тысячи. Число семей, в которых растет по пять и более детей, в области постоянно сокращается. Сейчас таких семей насчитывается около 800 из общего количества - 370 000. Больше многодетных семей уже в городах - около 500. Средний размер многодетной семьи - около восьми человек.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников