04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ТАИНСТВЕННАЯ ВЛАГА ЖИЗНИ

Труд - Интерфакс
Опубликовано 01:01 27 Февраля 2004г.

Рыбак, охотник, зверолов, таежник, писатель... Это все о нем - Михаиле Тарковском.

Рыбак, охотник, зверолов, таежник, писатель... Это все о нем - Михаиле Тарковском. Представитель знаменитого московского рода (поэт Арсений Тарковский приходится ему дедом, кинорежиссер Андрей Тарковский - дядей), Михаил четверть века назад в поисках своего места в жизни уехал из столицы в Сибирь. И не в какой-нибудь крупный город, а туда, куда раньше только в ссылку отправляли, - в знаменитый своими морозами и крайней отдаленностью от благ цивилизации Туруханский район, в деревню Бахта на Енисее.
Здесь он вел самую обыденную по местным меркам жизнь, пока гены и новые жизненные впечатления не взяли свое. Сначала Михаил запойно писал стихи, в которых с юношеским максимализмом даже полемизировал с дедом, потом годы стали клонить к суровой прозе. Первая книга Михаила Тарковского "Пять лет до счастья", написанная в традициях астафьевской и распутинской прозы, была несколько лет назад с острым интересом встречена читающей публикой. Нынче вышел в свет новый увесистый том сочинений писателя "Замороженное время", куда вошли его старые ("Лес", "Стройка бани", "Гостиница "Океан") и новые вещи, в том числе пронзительный очерк о Викторе Астафьеве, который благословил Михаила Тарковского на занятия литературой.
Название новой книги многозначно. В повестях и рассказах писателя и впрямь много примет сурового сибирского быта, главный из которых - лютая зима по восемь месяцев в году. В Туруханске в июне все еще ходят в теплых шапках, а в сентябре их снова надевают в преддверии морозов. Но чем глубже вчитываешься в книгу, чем ближе знакомишься с ее многочисленными героями - такими же, как автор, рыбаками, охотниками-промысловиками, лесорубами, чем больше проникаешься строгим укладом их жизни, тем отчетливее осознаешь, что "замороженность" для Тарковского отнюдь не синоним унылой остановленности, замерзшести времени, а символ особой прозрачной ясности, красоты, гармонии, правды. Символ цельности, непреходящих, вечных нравственных ценностей, которые, по Михаилу Тарковскому, сохранились в Сибири в своей первородной красоте и мощи. Не случайно Москва, вообще город, вызывают у него "слякотные", "чадные" ассоциации, а "таинственная влага жизни", "великая и горькая ширь" - они лучше всего осознаются на берегах Енисея-батюшки.
Где, к слову говоря, 45-летний писатель недавно и срубил себе новую избу. Но рассказ, написанный по этому поводу, войдет уже в новую, третью книгу Михаила Тарковского, которая, скорее всего, выйдет в свет этой весной.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников