09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПУТЬ В ПРАВОВОЕ ПОЛЕ

Сухова Татьяна
Опубликовано 01:01 27 Февраля 2007г.
Чуть более месяца прошло с момента, когда в России начали действовать новые миграционные правила. Их суть состоит в том, чтобы, с одной стороны, легализовать потоки мигрантов, сделать их более прозрачными, с другой - ограничить деятельность иностранцев в сфере розничной торговли. Лица, не имеющие российского гражданства, уже не могут торговать лекарствами и алкоголем, а с 1 апреля их вообще не должно быть на российских рынках.

Меры жесткие, но отнюдь не драконовские. Страна не закрывается от тех, кто хочет работать: квота на иностранную рабочую силу установлена в количестве 6 миллионов человек. Однако государство недвусмысленно дает понять: иностранцев ждут в отраслях, испытывающих дефицит рабочих рук. При этом процедура их регистрации значительно упрощается, а ответственность работодателей повышается.
Что касается торговли - это не тот сектор, где существует дефицит рабочей силы. Более того, наведение порядка на розничных рынках - комплексная задача, решая которую правительство не собирается ограничиваться простой сменой продавцов.
Не прошло и нескольких дней после вступления новых правил, как, словно по заказу, в ряде СМИ появились угрожающие прогнозы: иностранцы уходят, рынки пустеют, цены взлетят, а "местные не спешат занять освободившиеся места". Все понятно: люди, вовлеченные в нелегальный миграционный бизнес, не хотят сдаваться без сопротивления.
Тем не менее очевидно - проблема миграции выведена из тени, и власти приступили к ее решению. Может быть, с некоторым опозданием, но ведь и проблема сложна, деликатна, и единственно верных рецептов ее решения еще никто не предложил.
Пока шли бурные дискуссии о том, какая миграция нам нужна, разными способами с юга, запада и востока в страну проникли миллионы людей. Теперь эти миллионы (по различным оценкам - от 7 до 12) живут и работают в России, чаще всего - нелегально, составляя внутренне организованную, но анархичную по отношению к государству систему. Они строят дома, водят маршрутки, чистят улицы, привозят фрукты - это очевидные и полезные плоды их труда. То, что на виду.
А вот - то, что скрыто. Нелегальная миграция - это отсутствие социальных отчислений и недополучение средств в бюджеты всех уровней. Это деформация рынка труда и демпинговые зарплаты. Это правовая незащищенность мигрантов и беспредел работодателей. Это питательная среда для криминала и коррупции. Наконец, очень часто, это откровенно рабские условия. Как признает вице-премьер Александр Жуков, "те, кто трудится нелегально, абсолютно социально не защищены, по существу - это рабский труд".
И дело даже не в том, что использование рабского труда в начале XXI века экономически порочно и неэффективно. Это чудовищно с гуманитарной точки зрения. Ссылки на то, что "дешевые гастарбайтеры" способствуют снижению цен, звучат особо анекдотично на фоне запредельной стоимости квадратных метров жилья. Впрочем, будь это даже правдой, это не стало бы оправданием.
Отношение к мигрантам - не единственная дилемма, с которой столкнулось российское общество. Миграция оказалась не только полезна, но и конфликтогенна, причем в наиболее тонких культурно-поведенческих областях.
И то, что социально-психологические конфликты с мигрантами наиболее остро проявились в сфере розничной торговли, неудивительно. Во-первых, мы все покупатели. Во-вторых, по приблизительным оценкам, именно в торговле задействована треть мигрантов. Наконец, самое главное, система розничных рынков, большинство которых находятся в зоне влияния этнических диаспор, не отвечает запросам потребителей - ни по ассортименту, ни по качеству товаров и услуг.
Когда-то, на заре перестройки, продовольственные рынки мнились нам если не слепком с пресловутого "Чрева Парижа", то подобием обильных ярмарок, со вкусом описанных отечественными литераторами. Однако на деле они стали наиболее примитивной формой розничной торговли. Никакой местной продукции, которая, по заверениям диетологов, необходима и действительно полезна. И никакой конкуренции - ни товаров, ни торговцев.
Картошка всегда и везде только двух сортов - красная и белая. Яблоки трех сортов: красные, желтые, зеленые; иногда добавляется четвертый - "молдавские". Зелень помятая, потерявшая первозданный аромат. И такой товар на всех прилавках.
Если добавить к этому поддельные и просроченные "деликатесы", вопиющую антисанитарию, грязь, хамство, обсчеты, обвесы, то получится типичный портрет рынка, на котором вынуждены отовариваться миллионы наших граждан.
И где же обещанная конкуренция? Исключительно в теории. А в жизни большинство продавцов - обычные наемные работники, как правило, гастарбайтеры, которых снабжают товаром хозяева-оптовики. Да, благодаря им бананы и киви перестали быть экзотикой. Зато скромные плоды российской земли постепенно перешли в разряд деликатесов. Суздальские огурцы, ярославский лук, зеленый подмосковный салат (десятки видов), домашнее молоко, масло, творог, сладкая невеженская рябина и любимая Пушкиным моченая морошка - все исчезло.
Фермера, крестьянина вытесняли с рынков жестко и последовательно, выдавливали, как катком. Многие из них серьезно погорели, получив кредиты под будущий урожай, а потом, столкнувшись с невозможностью его реализовать, вынуждены были отдавать посредникам за бесценок. Фермеров годами отучали от столичных рынков. Наивно полагать, что теперь они там появятся как по мановению волшебной палочки. Даже те, кто поверил в открывшиеся возможности, приедут, скорее всего, лишь с новым урожаем. А недоверчивых надо привлекать, зазывать, создавая нормальные условия и инфраструктуру. По большому счету, создавать придется новую систему функционирования розничных рынков, гибко сочетая интересы покупателей, фермеров, оптовых продавцов (кстати, в отношении них закон никаких ограничений для иностранцев не предусматривает).
И это комплексная задача, в решении которой немалую роль должны сыграть региональные и местные власти. Например, московское руководство уже высказало идею организации городского государственного предприятия "Мосрегионторг", которое будет обеспечивать столичные рынки и продавцами, и сельхозпродукцией, разрушив монополию полукриминальных оптовых структур. Во многих регионах власти всерьез задумались о создании современных форм потребкооперации, которая, кстати, прекрасно функционирует на Западе как разветвленная сеть фермерской торговли.
Если у одних людей есть товар, а у других потребность его купить, значит, торговля будет продолжаться, и продавцы найдутся. Что, собственно, уже и происходит. По наблюдениям Федеральной миграционной службы, никакого кризиса на рынках нет: цены стабильны, ротация кадров идет в нормальном режиме и в центре, и в Якутии, и в южных регионах. Благо в России есть немало мест, где требуются рабочие руки - в промышленности, в сельском хозяйстве, на транспорте.
Рынок труда мигрантов только начинает входить в правовое поле. Процессы его легализации, окультуривания, очистки от криминала не возможны без активного государственного участия. Этого требуют и интересы страны и, что немаловажно, интересы самих мигрантов, имеющих право на цивилизованное отношение к себе в четких правовых рамках.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников