06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЗАПРЕТНАЯ ЗОНА

Янченков Владимир
Опубликовано 01:01 27 Апреля 2001г.
Трагическая история, случившаяся во Владикавказе почти два года назад, до сих пор будоражит столицу Северной Осетии - Алании.В тот день, проводя операцию по поимке преступников, сотрудники отдела внутренних дел Затеречного муниципального округа по роковой ошибке расстреляли из автоматов автомобиль марки ВАЗ-2106 N 725 15 РУС, в котором находились совершенно не причастные к преступлению люди. Водитель Леонид Хамицаев был убит на месте, его двоюродный брат Артур Хохоев от полученных ран скончался в больнице. Ранения различной степени тяжести получили еще двое пассажиров, находившихся в салоне автомобиля.

Решение Советского районного суда, подтвержденное затем и Верховным судом республики, для многих стало шокирующим: начальник ОВД Эльбрус Гуссоев оправдан "за отсутствием в его действиях состава преступления", а пятеро подчиненных ему милиционеров, непосредственно расстрелявших автомобиль, в судебном заседании участвовали лишь в качестве свидетелей. Против них даже не было возбуждено уголовного дела.
От возмущенных родственников погибших во все республиканские и федеральные инстанции посыпались письменные жалобы. Пришло письмо и от матери одного из погибших - Раисы Хакясовны Хамицаевой, давней подписчицы "Труда". Она попросила провести независимое журналистское расследование трагической истории.
ВОДОЗАБОР - МЕСТО ГИБЛОЕ
Окрестности Редантского водозабора, снабжающего питьевой водой весь Владикавказ, вот уже около десяти лет считаются в городе самым опасным, даже гибельным местом. Именно сюда, в лесные чащобы, из соседней Ингушетии проникают бандиты - обстреливают и убивают людей, захватывают их в заложники, творят бесчинства.
Личный состав Затеречного ОВД, на территории которого находится водозабор, постоянно в состоянии повышенной боевой готовности. Вот и в тот роковой вечер, 22 августа 1999 года, на рацию подполковника милиции Гуссоева, возвращавшегося в машине с работы домой, поступило тревожное сообщение: на дороге у водозабора обнаружен труп местного предпринимателя Догузова.
Офицер, как был - в гражданской одежде и без оружия - развернул автомобиль и на предельной скорости помчался к месту происшествия.
Гуссоев уже знал, что четверо преступников, двое из которых в камуфляже, передвигаются в машине белого цвета марки то ли "Москвич-пирожок", то ли "Жигули". Как и положено согласно статье 15 Закона РФ "О милиции", регламентирующей порядок применения оружия для остановки транспортного средства, начальник отдела выстроил сводный отряд и дал подробный инструктаж действий по обнаружению и задержанию преступников. Особо подчеркнул при этом, что огонь при необходимости следует открывать лишь в ответ на выстрелы бандитов, стрелять в воздух и в крайнем случае - по колесам. То, что такой инструктаж был проведен, мне в личных беседах подтвердили и рядовые участники операции Ибрагим Гацалов, Сергей Гогаев, Эдуард Моураов, Роман Тебиев, Алан Алдатов - милиционеры, которые, как покажут события, не выполнят приказа начальника и станут главными виновниками трагедии.
Перед началом прочесывания местности Гуссоев велел уточнить, находился ли на территории водозабора кто-либо из посторонних. Ответ охранников был однозначен: таковых в запретной зоне нет.
...Информация, доложенная начальнику отдела перед операцией, была неверной. Посторонние на территории водозабора в это время были. По непредвиденному стечению обстоятельств именно в этот час - где-то в 19 час. 30 мин. - к одному из охранников водозабора Артуру Хохоеву приехали гости - его родственники Леонид Хамицаев и Арсен Хохоев, а также сослуживица одного из них Анжелла Албагова.
Вот этот-то автомобиль - кстати, тоже белая "шестерка" - и напоролся на милицейскую засаду. Выскочивший из кустов Гуссоев взмахом руки приказал водителю остановиться. По словам подполковника, его приказ остановиться был продублирован и милиционерам в полевой форме по мегафону (правда, записи о выдаче поисковой группе мегафона в ОВД нет.) Водитель сбавил было скорость, но затем неожиданно снова нажал на газ. В ту же секунду грянули автоматные очереди. Не успевший набрать скорость автомобиль вильнул и врезался в дерево: шофер погиб. На этом спецоперация завершилась, настоящим убийцам предпринимателя под "шумок" удалось скрыться...
ТРУПЫ ЕСТЬ, НО НЕТ УБИЙЦ
Следствие по уголовному делу, которое было поручено сначала районной, а затем и республиканской прокуратуре, длилось больше года, но, как указал в частном определении Советский районный суд, "проведено недостаточно полно, некоторым фактам и обстоятельствам не дана надлежащая оценка". В результате к суду оказался привлеченным лишь руководитель операции подполковник Гуссоев, милиционеры же, непосредственно обстрелявшие машину, в судебном процессе участвовали лишь в качестве свидетелей.
Итак, есть два трупа, есть раненые, а убийц - вольных или невольных - нет, и отвечать за содеянное вроде бы некому. Но ведь так не бывает!
Я беседовал с многими людьми, причастными к этой истории. Ознакомился с целым ворохом документов, с разрешения республиканской прокуратуры участвовал в следственном эксперименте на месте трагедии. И для меня, и для помогавших мне в расследовании представителей закона картина происшедшего теперь стала яснее.
Главный вопрос: правомерны ли были действия милиционеров, открывших фактически прицельный огонь на поражение? В материалах служебной проверки случившегося, на которых стоят визы таких высокопоставленных чинов, как начальник Управления собственной безопасности МВД РФ и министр внутренних дел РСО-Алания, утверждается, что "действия открывших огонь милиционеров были правомерными, соответствующими статье 15-й "Закона о милиции". Но так ли это?
Замечу, что первоначально прокуратурой Затеречного муниципального округа уголовное дело было возбуждено по статье 105-й УК РФ - "умышленное убийство". И основания для такой формулировки были весомыми. Согласно п. 1 ч. 2 ст. 15 Закона РФ "О милиции" использование оружия для остановки транспортного средства путем его повреждения возможно только в случае, если водитель создает реальную опасность жизни и здоровью людей и отказывается останавливаться на неоднократные требования сотрудников милиции. Однако место, где был обстрелян автомобиль "шестерка", совершенно пустынное (запретная зона). Пострадавшие не только не думали о вооруженном сопротивлении, но и не могли этого сделать, никакого оружия в машине не обнаружено.
Арсен ХОХОЕВ:
- Сначала мы услышали над головами гул вертолетов, а потом увидели возле дороги размахивающего руками мужчину в белой футболке. Никого другого, а тем более - в милицейской форме и с мегафоном - возле него не было. Мы знали, что на территории водозабора нередко появляются бандиты, и решили, что это один из них. Потому находившийся за рулем Леонид Хамицаев и не стал останавливаться, мужчины-то были не в милицейской форме!
Милиционеры открыли огонь по машине без команды старшего, по собственной инициативе, нарушая приказ Гуссоева отвечать стрельбой лишь на вооруженное нападение подозреваемых. И - странное дело! - в своих отчетах-рапортах о проведенной операции все дружно утверждали, что выпускали пули только в воздух и били исключительно по колесам. Откуда же на левой стороне расстрелянной машины оказалось 30 пробоин, и все - на уровне человеческих тел, ни одного попадания в колеса! А ведь следственный эксперимент на месте происшествия, когда все милиционеры заняли те самые позиции, на которых они находились в момент стрельбы, показал, что огонь они вели с 3-4 метров. Как с такого расстояния не попасть в колеса машины, еще не набравшей скорость? К тому же не каким-то там стрелкам-любителям, а профессионалам?
В самом главном вопросе - из чьих же автоматов были убиты Хамицаев и Хохоев, следствие зашло в безнадежный тупик: из трупа первого был извлечен сердечник пули, а из второго - два таких же сердечника, по которым установить конкретное оружие, из которого произведены выстрелы, невозможно. А потому вина ни одного из стрелявших милиционеров так и остается недоказанной, а значит, и нет повода для возбуждения против них уголовного дела.
Такова ситуация и по сей день: убитые похоронены, трагедия в запретной зоне по-прежнему будоражит общественность, а конкретных виновников так и нет.
ВМЕСТО ЭПИЛОГА
Вот уже скоро два года, как близкие родственники Леонида Хамицаева и Артура Хохоева не снимают траурных одежд. Мать Леонида с двумя маленькими внучатами каждый день приходит на могилу сына. Кто теперь поставит на ноги малышей, ведь пенсионерке Раисе Хакясовне и ее безработной невестке такое сегодня просто не по силам? А главное - как смириться с непоправимым горем, если виновники трагедии так и не определены и не наказаны? Последняя надежда несчастных - Генеральная прокуратура России, затребовавшая уже закрытое уголовное дело. Дай Бог, чтобы московские "важняки" наконец расставили все точки над "i" в этой драматической и запутанной истории.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников