03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЕГИПЕТСКИЕ НОЧИ

Ну какая же женщина хоть однажды не мечтала выйти замуж за иностранца? 38-летняя москвичка Татьяна РУДНЕВА, переводчик по профессии, нашла себе супруга в Египте. Но это было очень необычное замужество.

Я ПРИНЦЕССА ИЛИ НЕТ?
- Когда тебе уже прилично за тридцать, а за плечами два неудачных брака, надежды на принца почти нет. Да и зачем он вообще нужен, когда ты сама себе принцесса? Но одиночество иногда все-таки берет за горло так, что хочется завыть на Луну.
А жизнь все норовит подкинуть какой-нибудь сюрприз. На работе вдруг объявили, что наш отдел закрывают, а нас всех сокращают...
Самой мне не хватило бы решимости ухнуть последние деньги на отдых, но слезно просила составить ей компанию моя недавняя коллега, а теперь подруга по несчастью Аделаида. И мы вместо того чтобы искать новую работу, поперлись путешествовать. Ада выбрала Египет. Во-первых, там море. Во-вторых, Египет дешевле всего.
Шарм-эль-Шейх был, как всегда, прекрасен, солнце - ласково, а море - прозрачно... Вечером перед отъездом, сидя в баре, я познакомилась с пожилым египтянином. Мустафа оказался хозяином гостиницы. Мы пришлись друг другу по душе, и я вдруг легко приняла его предложение остаться у него поработать. В этом отеле часто останавливались русские, и нужен был переводчик. Мне предложили отдельный номер и приличную зарплату. А в Москве было холодно, и никто там меня не ждал.
Веселее работы у меня еще не было. Персонал отеля - одни парни. По вечерам, когда туристы разбредались по номерам, мы тесной компанией собирались в комнатке за "ресепшн", курили дешевые сигареты "Клеопатра" и рассказывали друг другу смешные истории.
Между тем моя туристическая виза заканчивалась. И тут один из моих новых друзей подкинул мне идею: заключить брак - так называемый орфи - с кем-то из местных. Брак этот, во всех отношениях фиктивный, существует специально для туристических мест. Брачный сертификат выписывает любой юрист. Эта бумага - своего рода индульгенция, которая позволяет мужчине и женщине проводить время вместе, не бросая вызов религиозной морали. Некоторые наши дамы принимают орфи всерьез - и остаются с разбитым сердцем. Зато сертификат об орфи дает иностранке право на продление визы.
ВЫБРАТЬ ПАРНЯ
Парня себе я выбрала наобум - первого, кто в тот момент оказался поблизости. Правда, Амир, которому я предложила расписаться, тут же попросил за услугу 100 "зелененьких". Ничего удивительного, ведь Амир считал себя крутым бизнесменом - держал лавчонку при нашем отеле. Но пока я размышляла над ценой, "жених" вдруг смягчился и сказал, что решит мою проблему бесплатно.
Так я расписалась с Амиром, а через две недели ушла из отеля к нему. Чем он меня подкупил? Наверное, тем, что не домогался. Вообще! Да еще приносил мне подарки: конфеты и косметику. Это было так трогательно, что постепенно он стал мне даже нравиться. А однажды Амир сказал, как бы между прочим: "Моя жена не должна проводить все время в компании других мужчин". Тут я растаяла окончательно.
Что, собственно, мне, одинокой взрослой женщине, было терять? Он снял мне квартиру на берегу моря и сказал: "Отдыхай!" Всю зиму я, как овощ, провалялась на солнышке. Я загорала, спала, ела и как должное принимала знаки внимания этого приятного молодого человека. Его лавчонка приносила доход, который обеспечивал нам сносное существование.
А потом началась война в Ираке, поток туристов резко сократился, и Амир - как большинство курортных торговцев - разорился. Я сердечно поблагодарила "мужа" за доброту и любовь и стала собирать вещи. Он побледнел и ушел. А когда настало время ехать в аэропорт, я обнаружила, что заперта в квартире. Ну не прыгать же из окна!
Сидела и размышляла. "Вот, - думала, - до чего довела меня моя жизнь. Временный муж, временная работа... Временная я женщина! Все у меня несерьезно, потому что я никому не нужна. А почему не нужна? Да потому, что мне никто не нужен. Так и помру здесь, на чужбине, в пустой квартире от голода".
СХОЖУ С УМА
Когда явился Амир, я была уже другим человеком. Мы сходили к шейху, и тот заставил меня прочесть какую-то молитву. Я ничего не поняла, но Амир объяснил мне суть: я обязывалась хранить ему верность всю жизнь. "А то, что ты христианка, это ничего", - сказал муж. У них такие союзы разрешаются.
Несколько месяцев мы прожили в жутких лишениях. Амир оказался из нищей семьи, которая ютилась в мазанке на границе с Израилем. Туалет - за 20 метров от халупы, в душе лишь холодная вода. Но когда я доходила до отчаяния, слушая по ночам пулеметные очереди на той стороне, муж обнимал меня за плечи и говорил: "Если ты уедешь - я себя убью".
Прошел почти год. Я потихоньку сходила с ума. Мои новые арабские родственники откровенно меня ненавидели. Я страшно ругалась с сестрой Амира и с его матерью: они орали на меня по-арабски, я материлась по-русски. Мой прекрасный муж взял сторону "своих". Теперь я была там уже на положении пленницы. Я заявила, что все равно уеду, а он предупредил, что скорее убьет меня и закопает во дворе, чем даст так себя опозорить перед соседями.
Как-то ночью вышла как будто в туалет. А сама через стену перелезла в другой двор и упросила хозяйку выпустить меня на улицу. К счастью, семейку моего мужа соседи не слишком жаловали, поэтому моя просьба нашла в их душах понимание.
У меня осталось кое-что из драгоценностей, которые муж не успел продать. В Шарме я сдала их в ювелирную лавку, и денег как раз хватило на билет домой. Когда самолет коснулся родной земли, я не выдержала и зарыдала в голос.
Да, забыла сказать. К тому времени шел 8-й месяц моей беременности.
А ВЕДЬ ОН ДОЧКУ ЛЮБИТ
Девочка родилась замечательная, светленькая, с голубыми глазами. Я назвала ее Светланой. Наверное, такими и бывают дети любви.
...И все-таки я вызвала Амира сюда. Ведь дочка для меня - все, а ей нужен был отец. Он добирался до нас целых полгода - не было денег на билет, по фунту собирали родственники. Надо ли говорить, что дочери он не привез даже конфетки!
Быстро выяснилось, что Амир совершенно не приспособлен к здешней жизни. Во-первых, ему не подходит наш климат: уже при +8 он начинает умирать от холода. Валялся большую часть времени на диване и пересматривал по сотому разу египетские кассеты. Чтобы он не слишком тосковал, я купила ему машину (благо давно уже вкалывала, как лошадь) - старенькую иномарку, которую он тут же разбил.
Иногда муж брюзжит, как старик: ох, горе мне, ох, как мне здесь плохо! Однако к себе возвращаться почему-то не собирается. У него неожиданно проснулся вкус к хорошим вещам. Ни за что не наденет китайские перчатки за 400 рублей, подавай ему фирменные - за 2 тысячи.
Я до сих пор не понимаю, что ему было нужно. Уехать из бедной страны и пристроиться в России? Или все-таки я сама? Но теперь это уже не имеет значения. Я замужняя женщина, у меня есть семья. К тому же Амир приносит и некоторую практическую пользу - он у нас за няню, сидит дома с ребенком. И пусть няня он - не самая умелая, зато родная и малышке не навредит.
И самое-самое главное - он действительно любит дочку. Он зовет ее Нур, что по-арабски значит "свет".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников