05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БОЛЬШЕ УГЛЯ И МЕНЬШЕ АВАРИЙ

Межевич Валентин
Опубликовано 01:01 27 Апреля 2007г.
Дискуссия о безопасности российской угольной отрасли возникает всякий раз после очередной крупной аварии. Вот и сейчас, после мартовской трагедии на "Ульяновской", вновь заговорили о том, как справиться с растущими потребностями в добыче энергоносителя, стоящего нам стольких жизней. При этом важно понимать: нет никакой необходимости платить за уголь людскими жизнями.

И зарубежный опыт, и российская практика последних лет показывают, что добыча твердого топлива не должна быть сопряжена с риском для жизни горняков. Сегодня эта тема для угольной промышленности наиболее актуальная, и не случайно она стала центральной и на прошедшем в начале апреля в рамках форума "ТЭК в России. XXI век" "круглого стола", посвященного вопросам дальнейшего развития отечественного углепрома.
Если посмотреть на то, что происходит в мире, становится очевидным, что некогда смертельно опасная отрасль в настоящее время таковой уже не считается. Крупнейшие мировые угольные компании добились за последний период снижения числа человеческих жертв более чем в 15 раз. Если всего 10-20 лет назад статистика бесстрастно фиксировала, что каждый миллион тонн угля "стоит" одной-двух жизней, то сейчас в промышленно развитых странах такое количество несчастных случаев приходится на 100 млн. тонн добытого угля. И это при том, что добыча угля в мире неуклонно растет.
В США, по данным Бюро статистики труда, сегодня в десятке самых опасных профессий числятся лесорубы, пилоты гражданской авиации, моряки рыболовного флота, строители, мусорщики, фермеры, кровельщики и даже таксисты, а вот профессия шахтера в число наиболее смертельных не входит. В Великобритании, по данным журнала The Lancet, самые опасные профессии - рыбаки и моряки, летчики и стюардессы, путевые обходчики, строители, стекольщики и лесники. Шахтеры в печальную десятку здесь также не входят.
В качестве наиболее наглядного примера можно взять опыт Китая, где ежегодный прирост добычи составляет почти 200 млн. тонн (это, между прочим, сопоставимо с совокупным объемом добываемого в угля в России). В 2005 году наш сосед, на тот момент лидировавший в мире по аварийности в отрасли, жестко обозначил задачу - добиться существенного и быстрого сокращения числа смертельных случаев. И китайцы своего достигли: всего через год, в 2006-м, этот показатель снизился по сравнению с аналогичным предыдущим периодом более чем на 25 процентов.
Надо сказать, что и российские угольщики в этом отношении на месте не стоят. Очевидно, что аварий, подобной той, что случилась на шахте "Ульяновская", не было в отрасли уже много лет. За последние годы отечественным угольным компаниям благодаря масштабным инвестициям в приобретение современного, безопасного оборудования и технологий удалось сократить показатель смертности на 30%, а в сравнении со статистикой советских времен он ниже на 60%.
И тем не менее общество всякий раз возвращается к вопросу: не приведет ли планируемое увеличение потребления угля в России, а значит, и рост объемов его добычи к росту числа аварий и трагедий? Парадоксально, но в действительности, если мы хотим и дальше сокращать число аварий на угольных предприятиях, необходимо на текущем этапе как можно активнее наращивать добычу угля. Потому что это единственно возможный способ привлечения в отрасль инвестиций, способных качественно изменить состояние безопасности.
Шахтеры знают, как обуздать "газ-убийцу", как называют метан. Это и новейшее оборудование, не только снижающее риск возникновения опасных для жизни человека ситуаций, но и сводящее до минимума его присутствие в шахте. Это и технологии контроля за соблюдением норм безопасности. И, безусловно, просветительская и дисциплинарная работа, поскольку пресловутый человеческий фактор играет в аварийности не последнюю роль.
Российские угольные компании уже приступили к внедрению социальной отчетности на основе международных стандартов. А это предполагает не только рассказы о достижениях, но и реальную постоянную работу по повышению образовательного ценза работников, улучшению условий их труда и т.д. По оценкам специалистов, в случае если эта работа будет продолжаться и дальше, в ближайшем будущем Россия достигнет тех же показателей безопасности в угольной отрасли, что и ведущие промышленные страны. А это означает, что число случаев со смертельным исходом снизится до 3-5 в год, что ничуть не выше, чем в большинстве других отраслей промышленности.
В таких условиях очевидно, что без серьезной работы по повышению безопасности в отрасли не обойтись: рывок ценой все новых жизней не нужен ни самим угольщикам, ни государству.
В прошлом году только в Кузбассе (а там добывается 60% российского угля) угольные компании инвестировали 37 миллиардов рублей. Но для отрасли, более 15 лет находившейся в состоянии глубокого кризиса, износ основных фондов на предприятиях которой достигает порой 80%, этого недостаточно.
Угольщики остаются до сих пор заложниками кризиса 1990-х и пока что низкого спроса на уголь внутри страны. Экспорт угля стал главным фактором позитивных изменений, которые происходят в угольной промышленности. В последние 10 лет у нас росли только экспортные поставки энергетического угля (в среднем на 17% в год). Напротив, поставки внутри нашей страны для электроэнергетики в тоннах условного топлива снижались в среднем на 1% в год.
Это следствие уникальной ситуации: столь долгого периода высоких цен (65 долларов за тонну) еще не было в истории мирового угольного рынка. Однако экспорт напрямую зависит от мировых цен. Если они снизятся хотя бы до того среднего уровня (35-40 долларов), на котором они были последние десять лет, то поставки российского угля в основном окажутся убыточными. Реальные перспективы, таким образом, для нашей угольной промышленности связаны только с ростом потребления угля в российской энергетике.
Именно поэтому в настоящее время совместными усилиями угольных компаний, профсоюзов, региональных администраций готовится ряд инициатив, направленных на решение этой задачи. Возможно, в частности, создание крупного отраслевого фонда (в том числе и с участием и под контролем государства), целевым образом работающего именно на обеспечение безопасности труда.
Эксперты считают подобную идею перспективной, хотя и не единственно возможной. Конкретные решения, вероятно, появятся в ближайшие месяцы. Пока же все стороны должны определиться с главным, то есть с тем, что именно активное развитие угольной отрасли является важнейшей предпосылкой к тому, что понятия "уголь" и "авария" перестанут стоять рядом.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников