Где учился Пифагор

Жан-Марк Коте именно так видел школу будущего. Фото из открытых источников.

Выпускные экзамены: как это было


Ну вот и завершился этот странный учебный год. И пока вчерашние ученики, включая девятиклассников, в последний момент избежавших ЕГЭ, привыкают к мысли, что у них уже не карантин, а каникулы, мы с 11-классниками займемся подготовкой к экзаменам. Нет-нет, никаких тестов и упражнений по мнемотехнике. Просто совершим небольшой экскурс в историю и посмотрим, как же сдавали выпускные экзамены в школах в разные времена. И, может, тогда предстоящий через месяц ЕГЭ покажется не таким уж трудным...

Прежде чем окунуться в далекое прошлое, давайте заглянем на миг назад в будущее. Перед нами — забавный прогноз французского художника Жан-Марка Коте (1899). Именно так, по его мнению, будет выглядеть школа в 2000 году. Надо сказать, что сам Коте несколько лет преподавал в одном из лицеев Парижа. Очевидно, этот опыт был не слишком успешным. Тогда у художника и родилась футуристическая идея: как без лишних слов и долгих объяснений загружать в головы учеников необходимый объем информации. При этом роль учителя сведена к минимуму, гораздо больше усилий прикладывает помощник, и, судя по его измученному лицу, процесс закачки знаний идет уже давно. Нужны ли экзамены при подобной методике обучения, автор идеи умалчивает. Ну а насколько она близка к реальности, судите сами...

А теперь перенесемся в Междуречье, где возникла первая из известных нам письменностей — шумерская. Перед нами (фото внизу) одна из множества глиняных табличек, найденных при раскопках древнего города Ниппура (в 160 км от современного Багдада в Ираке). Здесь в конце III тысячелетия до н. э. находилась крупнейшая в Месопотамии школа писцов. Профессия эта была очень почетна на Древнем Востоке. Но учиться приходилось долго, лет до 20. Да и выпускные экзамены, если верить переведенным клинописям, были не чета нынешним. Одно из испытаний как раз и описано в табличке на фото.

Будущему писцу предлагали рассказать, какие лекарственные растения он применит для лечения тех или иных болезней, и записать рецепты нужных снадобий. Приведена и часть его ответа: «:просеять и тщательно перемешать растолченный панцирь черепахи, побеги растения нага, соль, горчицу; больное место омыть крепким пивом и горячей водой, растереть этим составом, потом растительным маслом и обложить растертыми в порошок иглами пихты».

На других клинописях — вопросы по технологии получения меди, сурьмы, свинца и железа из руд, обработке стекла и керамики, о способах обеззараживания воды. Дотошные экзаменаторы проверяли, может ли выпускник различать ткани, определять содержание золота и серебра в украшениях, знаком ли с основами землемерия и имущественного права. Важную часть экзамена занимал «школьный канон Ниппура» — нечто вроде хрестоматии, куда входили девять сказаний о подвигах великих героев-полубогов Энмешарра, Лугальбанды и Гильгамеша (их учили наизусть). Ну и, конечно, такие очевидные вещи, как владение двумя языками, шумерским и аккадским, знание тригонометрии, умение играть на музыкальных инструментах и петь. Неудивительно, что экзамены занимали от месяца до полутора:

Не легче приходилось и школярам в Древнем Египте (II-I тыс. до н. э.). Предел мечтаний тамошнего выпускника — стать государственным чиновником (писцом, хранителем амбаров, сборщиком налогов и т. п.), военным или жрецом. Для этого дети знати и высших военачальников (как и в Месопотамии, в школе училась только золотая молодежь) дважды сдавали экзамены. Сначала — окончив начальную школу (чтение, два вида письма, счет, литература, основы геометрии, история, риторика и этика), а потом — пройдя профобучение у наставника на госслужбе, в армии или при храме.

Для карьеры чиновника и военного такой подготовки было достаточно. Но, чтоб стать жрецом, требовались дополнительные испытания — как у нас, чтоб поступить в МГУ. Вначале собеседование, где оценивали образованность, внешность, умение вести разговор. А затем начинался настоящий «Форт Боярд»! Абитуриент шел сквозь огонь, преодолевая страх (на самом деле пламя было оптической иллюзией), разгадывал головоломки (проверка ума и смекалки) и, наконец, демонстрировал свою волю и выдержку: терзаемый голодом и жаждой, оказывался перед накрытым столом, но строгий иерофант (жрец) запрещал есть и пить. Самое последнее испытание — чары красивой девушки. Устоявшие принимались в неофиты, то есть новопосвященные. И начинались годы учебы и — награда: возможность стать врачом, судьей, хранителем храмовой казны, а если повезет, то близким советником самого фараона, а может, и верховным жрецом. Ради этого стоило постараться:

Говорят, эти испытания успешно преодолел в молодости и знаменитый Пифагор (VI век до н. э.). Вернувшись в Грецию, он основал свою школу, а потом его примеру последовали и другие. И к середине V века до н. э. среди свободных афинян неграмотных уже не было. Причем обучались в школах все граждане, а не только дети знати и чиновников. Конечно, кроме рабов. Кстати, педагогами там называли вовсе не учителей (они дидаскалы), а рабов, которые в зажиточных семьях отводили детей на занятия. Экзаменов в греческих школах не было — как и на Руси, позаимствовавшей в X веке у греков систему образования. И только в середине XIX века, через 30 лет после появления гимназий, в России установили сначала выпускные, а затем и вступительные экзамены (до этого в вузы принимали всех желающих). Сдавали, конечно, самые важные предметы: закон Божий, российскую словесность, латинский и греческий, арифметику, алгебру:

Так продолжалось до прихода большевиков. В 1918 году они отменили все прежнее образование и ввели Единую трудовую школу, чьей задачей стала ликвидация безграмотности (на фото — плакат Елизаветы Кругликовой, 1923 год).

Понятно, школе стало не до экзаменов. Их вернули только через четверть века. Причем основные предметы остались все те же, проверенные временем, кроме закона Божия и латыни с греческим. Зато добавился иностранный и побольше математики. Собственно, с небольшими изменениями этот перечень сохранялся практически до появления ЕГЭ.

Посмотрим, что будет дальше...

 



Должна ли вакцинация от коронавируса быть обязательной?