09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВОТ ТАКОЙ "БИАТЛОН"

Данилкин Александр
Статья «ВОТ ТАКОЙ "БИАТЛОН"»
из номера 115 за 27 Июня 2001г.
Опубликовано 01:01 27 Июня 2001г.
На днях Генеральная прокуратура России до 5 августа продлила срок следствия по делу о покушении на кемеровского губернатора Амана Тулеева. На этот шаг пришлось пойти потому, что один из обвиняемых, четырехкратный олимпийский чемпион, тринадцатикратный чемпион мира и девятнадцатикратный чемпион СССР по биатлону, а ныне еще и бизнесмен Александр Тихонов серьезно болен, поэтому так и не приступил пока к ознакомлению с материалами уголовного дела. Нашему корреспонденту удалось поговорить с Тихоновым прямов его больничной палате в одной из московских клиник. Естественно, в этом интервью выражена только одна позиция - самого обвиняемого. Понятно, что с многим не согласятся те, кто занят расследованием нашумевшего уголовного дела. Редакция готова предоставить слово и им.

- Александр Иванович, чем вы сейчас занимаетесь?
- За 36 дней мне сделали две операции - обе под общим наркозом. Продолжаю лечиться. Скучать некогда - то и дело родственники, друзья звонят, приходят.
- Несомненно, у вас много друзей, среди них, знаю, есть и известные люди. Кто-то из них пытался встать на вашу защиту?
- Практически все. Писали. Были пикеты у Генпрокуратуры. Вступался даже Селезнев. А всего более 130 депутатов. Когда я был в СИЗО, в честь меня провели соревнования по конному спорту, кубок мой разыграли.
Но результат всех этих действий поначалу оказался нулевым: как сидел, так и остался. В Новосибирске есть такой сотрудник Западно-сибирского РУБОПа по фамилии Никитин. Он говорил: "Да мне все эти депутаты по фигу!" Говорил, что если в Москву отпустить меня, я там всем взятки дам и меня освободят...
- Здесь, в больнице, вы и с адвокатами встречаетесь?
- Вот уже около двух месяцев никакого движения по делу нет.
- В прессе в самом начале еще была информация, что у вас на даче много взрывчатки нашли...
- Я точно знаю, что ко мне на дачу никто не заходил и ничего там не находил. Ну скажите, зачем мне хранить взрывчатку? Я ведь нормальный человек.
- А как вообще ваша уголовная эпопея начиналась?
- 7 августа прошлого года ко мне в офис в Олимпийском комитете пришли два десятка человек в масках. Все ходы-выходы перекрыли и провели тщательный обыск.
- Как вам это объяснили?
- Сказали, что я подозреваюсь по такой-то статье по поводу покушения на государственную личность. Сначала я даже не понял, на какую это государственную личность. Но мне расшифровали: Аман Тулеев. Но я никогда с Тулеевым лично не был знаком. Никогда за руку не держал и даже в одном коридоре не пересекался. Только по телевизору видел. Совсем не знаю, что он за человек.
- И долго за вами следили, прежде чем посадить?
- Как мне сказали в РУБОПе в Новосибирске, семь месяцев.
- Где еще были обыски?
- В квартире. Все перевернули. Искали любой криминал, чтобы меня психически задавить, заставить подписать любой чистый лист. Тогда бы они раскрутили: Живило, мол, действительно Тулеева заказывал...
Дома у меня неплохая охотничья оружейная коллекция была - это связано с моей профессией, я всю жизнь оружие собирал, сам его ремонтировал. Все по закону. Тем не менее все изъяли.
Потом кто-то устроил ночью якобы ограбление моего офиса. Вырвали решетку, выбили стекла и забрали все дискеты в бухгалтерии. Они искали подтверждения того, будто фирма "Миком" перекачивала через мои предприятия валюту. Ничего не нашли. Затем искали в агрофирме "Тихонов и компания" в Ростове - раз шесть туда приезжали.
- Но пресса о вашем деле писала далеко не только в "розовых" тонах...
- Как любил говорить мой дед: я прощаю ее за серость. Бывших спортсменов у нас сильно уважать не принято. Кстати, я считаю мои прошлые времена лучшими: мы дрались за страну, за идею. За что имею спортивные награды, ордена и даже наградной пистолет Макарова...
- Кстати, его у вас отобрали?
- Надеюсь, вернут.
- А ордена и звание подполковника МВД остались?
- Остались.
- Говорят, у вас были серьезные проблемы с лечением?
- В самом начале после ареста никакой медицинской помощи не было. Потом помогали. Я благодарен новосибирским медикам, на которых было оказано беспрецедентное давление со стороны органов. Вот только один пример. Меня не просто выписали, а выкинули из палаты с давлением 180 на 135 и с температурой 38,9. В другой раз, когда ко мне в Новосибирске приехала "скорая", врач начала заполнять карточку: "Тихонов Александр Иванович..." Переспросила: а не тот ли я Тихонов? И узнав, что "тот самый", схватила вещи в охапку и со словами: "Меня ведь с работы уволят" - выскочила на улицу.
Меня ведь не принимали ни в одну новосибирскую клинику. И только благодаря губернатору Виктору Александровичу Толоконскому меня взяли в новосибирский госпиталь ветеранов войн. Там у палаты круглые сутки сидели два омоновца.
- А как в СИЗО лечили?
- Когда я был в камере, у меня там случилось сотрясение мозга. Тем не менее со мной проводили допросы по 3-4 часа. И вместо срочной госпитализации меня увезли за 60 километров от Новосибирска в поселок Лунево и посадили там в изолятор в камеру-одиночку.
- Откуда сотрясение мозга?
- Сам упал в камере. Потом перевели в другой изолятор временного содержания. А оттуда ночью, не поставив никого в известность - у меня давление сильное, после часового катания по городу увезли в больницу для заключенных, где у пациентов открытая форма туберкулеза. И там меня держали. За 49 дней в неволе ни одного свидания, ни одной передачи.
До сих пор не могу понять, почему меня не оставили на свободе под залог? Зачем нужно было толкать в Лефортово? Зачем, не снимая наручников, в самолете везти в Новосибирск из одного СИЗО в другое? Зачем увезли за 60 километров от Новосибирска? Меня потеряли друзья, родственники...
- Какие вообще воспоминания вы вынесли из следственных изоляторов?
- У меня нет никаких претензий к руководителям СИЗО. Огромное спасибо за то, что ко мне относились там с пониманием. В том числе и надзиратели. Но: подъем - в шесть утра, отбой - в одиннадцать, таков распорядок. И днем не имеешь права даже сидя привалиться к стенке. Лампочка горит круглые сутки. Матрасы рваные, изгаженные, торчит вата из подушек... За все 49 дней не был ни разу в душе - мылся из алюминиевой чашки. На завтрак - некипяченая вода, похожая на чай, и кусок хлеба. На обед - баланда: перловка с килькой, собака есть не будет. И вечером - опять кусок хлеба. Я потерял 11 килограммов веса. Один раз мне смогли переправить передачку, но ее продержали пять дней в кабинете и когда принесли - там уже были черви. Человек со слабой натурой в такой ситуации согласится на любые показания. Следователи относились как к врагу народа. Я больной был, со стула съезжал на допросе, а они говорят: ты симулируешь! У меня сотрясение мозга второй степени, а они меня по три часа допрашивают.
- В каких камерах вы сидели?
- И на два, и на три человека, и в одиночках тоже.
- Ваши соседи не пытались сломать вас?
- Нет. Все до одного с большим уважением относились. Мол, держись, Иваныч!
- Какова ваша версия ваших злоключений - откуда все пошло?
- О версиях пока не имею права говорить. Но я считаю, что пошли большие экономические игры. Наверняка речь идет о бизнесе, связанном с металлами, раз присутствует Михаил Юрьевич Живило. В который раз уже говорю: да, мы с ним были хорошими приятелями. Но я даже не знал, где в Москве он живет. Тем не менее я до сих пор его называю младшим братом.
- Вы хотите сказать, что он приличный человек?
- Насколько я знаю, это действительно очень порядочный человек. Он и его люди много хорошего сделали в Кузбассе - подняли завод, который стоял больше восьми месяцев, подняли угольный разрез, ледовый дворец и еще много чего построили. В Кузбассе к нему нормальное отношение.
- Откуда же ветер дует?
- Оттуда, где есть большие деньги.
- Вы, наверное, анализировали не раз: кому персонально вы перешли дорогу?
- Если бы я был в так называемом металлическом бизнесе - мне было бы многое понятно. Единственное, что могу сказать: в моем случае, как мне кажется, нужно было громкое имя.
- Может, ваши деньги кому-то помешали? Вы ведь тоже бизнесмен...
- Если мои деньги называть большими, то тогда многие по сравнению со мной - просто миллиардеры. У меня до сих пор квартира площадью 53,7 квадратного метра. Но мне другой и не надо. Я считаю, что я - обеспеченный человек, работаю много.
- Откуда, на ваш взгляд, возникла версия именно с отравлением Тулеева? Вы ведь стрелок, а не аптекарь.
- Не знаю. Тем более что у меня именно с химией еще в школе плохо было.
- Кто же на деле, на ваш взгляд, закрутил ваш трагический сюжет?
- Уголовное дело возбудила прокуратура Кемеровской области. Подключились Новосибирский и Кемеровский РУБОП.
- Вас в чем обвиняют?
- Меня? Раньше - в приготовлении к покушению. Теперь предъявлено новое обвинение: "в оконченном посягательстве".
- И как вы готовились?
- Я тоже это хотел бы знать. Еще говорят, что якобы через моего брата передавались тем киллерам-отморозкам какие-то деньги - сто семьдесят, кажется, тысяч долларов. Но где же тогда те купюры? В деле написано, что переданные деньги потрачены на покупку личных автомобилей и на погашение задолженности по казино - они казино содержат. Но почему же тогда налоговая полиция не заинтересовалась, откуда деньги и почему люди долг казино по налогу оплатили наличными? Их в этом не обвиняют.
- Газеты писали, что им как киллерам был выделен гонорар в 700 тысяч долларов.
- Я слышал, что сначала 700, потом 500, потом 200, а потом уже всего 180 тысяч. Точно сколько чего - мне неизвестно. Я уже говорил об этом на своей пресс-конференции в Новосибирске, где человек семьдесят журналистов собралось. Но вся новосибирская пресса, оказалось, была настроена против меня. Потому что запугана была - что им говорили, то они и писали. Нигде даже не отметили тогда, что у меня и заслуги какие-никакие есть.
- Вы заявляли следователям, что вас подозревают в чем-то абсурдном? Что они на это сказали?
- Сказали: "Мы давили и будем давить". У них записаны куча моих с братом телефонных разговоров. На единственной очной ставке брата спросили: "Виктор Иванович, скажите, ваш старший брат - Александр Иванович знакомил вас с Живило?" Ответ зафиксирован на видеопленке: "Нет". О чем тогда речь может идти?..
- Но в прессе прошла информация, что ваш младший брат во всем признался...
- "Признался"... Ему дали по рекомендации следствия их адвоката. Брат оказался у следствия на крючке, его запугали. Ему твердо обещали: отпустим тебя 8 февраля за то, что оговоришь брата. До сих пор не отпустили. Он уже ослеп на один глаз.
- Сейчас вы под подпиской? Вас охраняют?
- Нет. Я пока совсем свободный человек.
- Зачем тогда раньше забирали?
- Надеялись психологически задавить. Думали, что я сломаюсь. Но я в спорте сражался против 25 стран. Вот и Россия меня тоже не сломает, потому что это моя страна.
- После всего вы пытались как-то связаться с Живило, чтобы совместно найти выход?
- У меня даже телефонов его нет.
- Вас когда-нибудь приглашали на постоянное жительство куда-нибудь за границу?
- Еще с 1980 года. Давали зарплату в 5 тысяч долларов, шикарную трехкомнатную квартиру и работу жене и контракт на 10 лет. Я не поехал. А всего меня приглашали в 11 стран. Да и сейчас меня с удовольствием возьмут в любую страну на работу.
- Поедете?
- Нет.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников