06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЗЕМЛЯ РАЗДОРА

Корец Марина
Опубликовано 01:01 27 Июня 2002г.
В селе Сеньково районное начальство в свое время любило проводить семинары, а потом рыбачить и кататься на лодках. От былой роскоши остался разве что широкий пруд, кишащий рыбой. Основа же былых достопримечательностей, их фундамент - колхоз безнадежно развалился. Достаточно пройти по главной улице, чтобы сердце тоскливо сжалось - ржавая, покореженная техника, скелеты недостроенных зданий, грязные коровники, в которых гуляет ветер.

Восемь последних лет в колхозе не платят зарплату, людей выручало только свое хозяйство. Может, поэтому Сеньково одним из первых в Харьковской области включилось в земельную реформу, начавшуюся в Украине несколько лет назад. Бывшее колхозное добро, включая земли, коровники и административные здания, поделили на паи (равные доли) и раздали народу. Люди хватались за имущественные сертификаты, как утопающий за соломинку. Но надежда на то, что свой кусок земли в шесть гектаров - гарантия обеспеченной жизни, не оправдались. Оказалось, что соблюсти при паевании полную справедливость невозможно. Кому-то достались плодородные, ухоженные угодья с хорошими подъездными дорогами, кому-то - бросовые земли. К тому же остро встал вопрос: как их обрабатывать? Тем не менее семьдесят человек вышли из колхоза и стали работать на себя. Одни сумели создать фермерские хозяйства, другие, объединившись с родней, сбились в "неформальные" кооперативы.
Тот, кто пооборотистей или был в свое время приближен к колхозной власти, успел обзавестись списанной на металлолом, но вполне поддающейся реставрации техникой. Основная же масса селян, подержав в руках сертификаты, была вынуждена сдать свои паи в аренду колхозу, за что председатель пообещал платить дивиденды частью урожая. Но напрасно 230 новоявленных землевладельцев, большая часть которых продолжала работать в родном колхозе (поменявшем вывеску КСП "Украина" на ООО "Прометей"), терпеливо ожидали обещанное.
- Колхозу нужны инвестиции, чтобы подняться с колен, - заявил председатель, и в июле прошлого года вожделенные инвесторы нашлись, соучредителями хозяйства стали два харьковских предпринимателя. В селе отнеслись к ним по-разному. Кто-то принял в штыки, кто-то, наоборот, обнадежился. Ведь в отличие от большинства бывших руководителей городские соучредители не тянули общественное в карман, а, наоборот, вкладывали свое и в ремонт сельскохозяйственной техники, и в развитие вымирающего животноводства.
Так что 1 декабря общее собрание товарищества избрало Игоря Ивановича Момота генеральным директором "Прометея". Он купил домик у пруда, перевез из города вещи и окончательно окрестьянился.
В середине мая генеральный директор узнал ошеломляющую новость: одно из бывших колхозных полей, находящихся теперь в аренде у товарищества, отдано в собственность группе людей. Приватизация прошла за спиной директора, без предварительного расторжения договора об аренде еще 28 декабря прошлого года. То есть за три дня до вступления в силу Земельного кодекса Украины, который на пять лет наложил мораторий на куплю-продажу земли.
- Кроме прочего, - объяснили мне в сельсовете, - эти двенадцать гектаров относились к так называемой "земле запаса", которую по закону вообще нельзя отдавать в частное владение.
Исходя из этого, Момот объявил приватизацию незаконной и попросил разобраться во всем юристов районной госадминистрации.
Новоявленные собственники поспешили в поле бороновать, наивно надеясь, что таким образом застолбят свою территорию. А директор, в свою очередь, дал наряд заняться в ближайшие дни покосом многолетней травы, которая, будто поддразнивая и распаляя соперников, выросла на редкость густой и сочной.
Первого июня, узнав, что Момот намерен скосить "их траву", собственники кинулись за поддержкой к главе райгосадминистрации, и тот пообещал в ближайшее время лично приехать в село и во всем разобраться. Поняв это буквально, люди проторчали в поле все воскресенье. А рано утром в понедельник делегация оккупировала кабинет председателя сельсовета Ларисы Мороз. Лариса Иосифовна позвонила в район, где ее заверили, что часам к десяти комиссия во главе с юристом обязательно прибудет. Но, на беду, кто-то из доброжелателей сообщил пайщикам, что директор уже послал комбайнера Пилипчука в поле. Когда комбайнер и двое водителей грузовиков прибыли на место, в поле уже стояли машины пайщиков, люди кричали, размахивали руками, обещали закрыть поле своими телами.
- Против народа я не попру, - объявил Пилипчук и предложил водителям разворачиваться, ехать назад в село.
Тут на дороге показалась машина директора.
- Он мчался на бешеной скорости, - рассказывает участник событий, один из землевладельцев Сергей Ерема. - Остановил комбайн и кричит Пилипчуку: "Не подчиняешься? Тогда покажи, как им управлять, я сам буду косить!" Директор впрыгнул в кабину, а Пилипчук, повиснув на подножке, показывал, на какие педали надо нажимать. Мы взялись за руки и встали цепочкой по кромке травы. Надя Олийнык держала на руках четырехлетнего сына Витю, женщины кричали: "Ты что, гад, на людей поедешь?" Но он пер на нас, будто оглох и ослеп. Когда комбайн приблизился к нам вплотную, мы уперлись руками в поперечину жатки и стали пятиться назад. Никто не хотел сдаваться. Мне показалось, что комбайн вот-вот остановится. Но он вдруг резко рванул вперед. Гляжу, пацаненок пошел под жатку, я выхватил его и откинул в сторону. В правой руке у меня был молоток, и я бросил его в лобовое стекло. Стекло разлетелось вдребезги, но комбайн не остановился. Хорошо, что жатка была не опущена, а то бы из нас получился фарш.
Остановить комбайн удалось лишь после того, как Ерема, мужик здоровый, вскочил в кабину и выбил из-под ног директора педали. Машина замерла как вкопанная, Момота вытащили из кабины и дали волю кулакам. Вдруг одна из женщин дико закричала. Только тут участники битвы увидели, что позади комбайна в траве лежит окровавленная Екатерина Войтенко. Она еще дышала, но скончалась по дороге в больницу, в которой долгие годы проработала хирургической медсестрой.
Теперь некоторые с ужасом вспоминают, что утром в сельсовете Екатерина кричала: надо будет - лягу, мол, под комбайн! А уходя из дома, сказала зятю, что за землю будет настоящая бойня...
- Неужели этот клочок земли так нужен и важен, чтобы защищать его буквально грудью, да еще с ребенком на руках? - спрашиваю председателя сельсовета Ларису Мороз.
- Ну как вам сказать, - вздыхает она. - Конечно, у пострадавших эта земля - не единственная. Но поля эспарцета считают золотыми. Один гектар сенокоса стоит 350 гривен, а за лето можно взять два укоса. Вот и умножьте на двенадцать гектаров. К тому же, по оценке экспертов, в ближайшие годы цена на качественную землю в Украине вырастет до десяти тысяч долларов за гектар. А колхозникам она досталась бесплатно! Так что у потерпевших на это поле были большие виды...
Собственно, почему были? Похоронив родственницу (а в девятке пайщиков все связаны родственными узами), люди с прежним упорством продолжают отстаивать свою собственность. Я приехала в Сеньково в разгар рабочего утра, но механизаторы "Прометея" не работали. В поле, щедро залитом солнцем, я нашла лишь следственную группу из областной прокуратуры и несколько участников кровавого противостояния.
Компетентная комиссия добралась-таки до Сеньково, и оказалось, что правда... на стороне товарищества. Как заявил на пресс-конференции председатель Харьковской облгосадминистрации Евгений Кушнарев, бывший председатель сельсовета Борзило подделал протокол заседания исполкома, и районный отдел землепользования выдал группе сельчан акты собственности на землю на основании фальшивки. Медвежья услуга бывшего начальника оказалась миной замедленного действия, на которой подорвались обе противоборствующие стороны.
- Эх, не погорячись тогда Игорь Иванович, работал бы себе и работал, ему ведь чуть больше сорока, - сокрушаются теперь колхозники. Бывший гендиректор сидит в СИЗО, его обвиняют в умышленном убийстве. Но в райгосадминистрации, рекомендовавшей в свое время кандидатуру Момота на пост руководителя хозяйства, склонны считать, что гибель женщины - трагическая случайность. В запале Момот мог не сообразить, что педаль, отвечающая в автомобиле за тормоз, в комбайне, наоборот, увеличивает скорость. Да еще молоток, говорят, в голову попал...
Как было на самом деле, разберется суд. Только вот селянку, так страстно мечтавшую вкусить обещанные радости земельной реформы и отдавшую жизнь за собственность престарелой матери, уже не воротишь...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников