07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДЕЛИТЬ ИЛИ НЕ ДЕЛИТЬ

Юдина Людмила
Опубликовано 01:01 27 Июня 2003г.
Сегодня в Газпроме пройдет годовое собрание акционеров. Его участники обсудят актуальные задачи, стоящие перед крупнейшей российской компанией. В связи с разработкой концепции развития рынка газа на страницах различных СМИ вновь и вновь поднимается вопрос - делить или не делить Газпром? Тема острая, неоднозначная. Прокомментировать ее мы попросили доктора экономических наук Лиру РОЗЕНОВУ, которая имеет большой опыт работы в органах федеральной власти, газовой промышленности, а нынче является независимым экспертом.

- Лира Ивановна, вопрос о структурных изменениях в Газпроме не нов. Он широко обсуждался в 1996 - 1999 годах. Тогда специалисты отмечали, что сложившаяся структура Единой системы газоснабжения (ЕСГ) должна быть сохранена, ибо позволила в сложных условиях переходного периода к рыночной экономике обеспечить надежное газоснабжение страны, а также выполнение международных договоров. Почему же о разделении Газпрома вновь заговорили в Минэкономразвития России?
- Действительно, вопрос о реструктуризации Газпрома не новый. Особенно активно он обсуждался в период, когда правительство Российской Федерации широко использовало кредиты Всемирного банка. Как говорится, кто платит деньги, тот и музыку заказывает. МВФ и Всемирный банк настаивали на структурной перестройке экономики России по рыночным образцам. При подготовке проекта условий займов предусматривался, в частности, раздел Газпрома, в том числе выделение из него транспортной компании.
Вместе с тем анализ последствий такого шага показал, что ЕСГ - наиболее эффективно действующая система и ее разделение приведет к негативным последствиям для России, а также может нарушить газоснабжение европейских стран. С этим, кстати, были согласны и эксперты Международного банка.
В итоге в утвержденных правительством и Центральным банком России мероприятиях по реализации условий займов не предусматривалось имущественного разделения Единой системы газоснабжения. Более того, в Федеральном законе "О газоснабжении в Российской Федерации" (1999 г.) предусмотрена специальная статья "О неделимости Единой системы газоснабжения".
- Но если с необходимостью сохранения ЕСГ были согласны эксперты Всемирного банка и Госдума, - почему же вопрос о разделении ЕСГ вновь возник при разработке нашим Минэкономразвития концепции развития рынка газа?
- На мой взгляд, разработка концепции развития рынка газа - не самоцель, а способ повышения эффективности работы газовой промышленности, обеспечения экономической заинтересованности не только Газпрома, но и независимых производителей в увеличении добычи газа и его поставке потребителям. В конечном итоге реализация концепции должна обеспечить удовлетворение платежеспособного спроса экономики страны и населения в газе, а также выполнение международных договоров. Надо ли для реализации этих целей разделять ЕСГ?
Учитывая, что ЕСГ - одна из важнейших структур российской экономики и от ее надежного функционирования во многом зависит жизнеобеспечение страны, при разработке концепции следует прежде всего использовать известный медицинский принцип "не навреди" и четко просчитать влияние любых изменений в газовой промышленности на экономику и население России. К сожалению, Минэкономразвития пока не представило социально-экономические последствия реализации предлагаемых решений.
- Давайте все же попробуем оценить предложение министерства о разделении ЕСГ...
- Полагаю, реструктуризация компании целесообразна, если она повысит эффективность ее работы. Хотела бы отметить, что любая компания может развивать основные фонды как за счет собственных, так и заемных средств. Собственные средства включают амортизационные отчисления и прибыль.
- А за счет чего будет финансироваться самостоятельная газотранспортная компания (ГТК)?
- В связи с тем, что последние десять лет переоценка основных фондов отставала от роста рыночных цен (реальной стоимости) машин, оборудования и других объектов, начисленная от балансовой стоимости амортизация не обеспечивает даже простого воспроизводства. В газотранспортном комплексе амортизационные отчисления (с учетом последней переоценки фондов) покрывают не более 40 - 50 процентов реальной стоимости оборудования и труб, подлежащих замене.
Второй источник - регулируемые тарифы на транспортировку газа. Эти тарифы убыточны и в связи с отсутствием прибыли не являются источником инвестиций. Для самофинансирования ГТК, по моим расчетам, необходимо повысить уровень тарифов не менее чем в три раза, а это означает, что цена на газ должна быть единовременно повышена не менее чем вдвое. Думаю, такой рост цен - явно "непроходной" вариант.
Газотранспортная компания с изолированным от ЕСГ имуществом, не имея ресурсной базы и международных контрактов, не будет иметь и возможности привлечь кредиты на международных финансовых рынках, а тем более долгосрочные кредиты в России. Образование ГТК само по себе не обеспечит финансирования содержания и развития газотранспортной системы. Недостаток собственных средств, а также невозможность привлечения кредитов приведет лишь к ухудшению финансового состояния газотранспортной организации, что окажет негативное влияние на надежность поставок. Этот вывод и является экономической оценкой предложения Минэкономразвития об имущественном разделении ЕСГ.
Думаю, что серьезное недофинансирование ГТК может довести систему до критического износа. И если сегодня там, где есть газ, есть тепло и свет, то завтра, при отделении ГТК, без достаточного ее финансирования количество "замерзающих" из-за низкого технического состояния оборудования ЖКХ населенных пунктов явно увеличится, но уже по причине износа магистральных газопроводов. Это вывод по социальным последствиям деления Газпрома.
Известно, что у многих российских компаний с небольшой долей экспортных поставок имеются серьезные проблемы с инвесторами и кредиторами. Такие проблемы, в частности, у РАО "ЕЭС России", что явилось одной из причин разделения этого акционерного общества. Однако некритический перенос принятых решений по разделению РАО ЕЭС на газовую промышленность не оправдан ни экономически, ни организационно, тем более что у Газпрома таких проблем нет.
Для реализации стратегии развития добычи газа до 2010 года и на последующую перспективу потребуются значительные инвестиции (для крупных проектов, вроде освоения месторождений полуострова Ямал и централизации финансовых ресурсов), обеспечить которые может только крупная компания, имеющая высокий кредитный рейтинг на мировых и финансовых рынках и способная обеспечить комплексное развитие объектов добычи и транспортировки.
- А как быть с независимыми производителями, среди которых есть средние и небольшие компании? Согласитесь, что при наличии независимой транспортной организации эти производители имели бы свободный доступ к транспортной системе.
- Что касается независимых производителей газа, необходимы их поддержка и создание равных условий на рынке. Государство обеспечило им приоритетные условия, предоставив в 1995 году право реализовать газ по свободным ценам, в то время как Газпром реализует газ по директивно устанавливаемым ценам. Ранее, до 2001 года, существовали и налоговые льготы - с газа независимых производителей не взимался акциз.
Препятствием для развития независимых производителей является не Газпром, а финансово-экономические условия, действующие в газовой отрасли, значительный финансовый риск газового бизнеса и фискальное налогообложение, инвестиционная непривлекательность отрасли из-за резко заниженных директивно регулируемых цен, которые делают погоду на внутреннем рынке, поскольку по этим ценам реализуются 90 процентов газа.
Доступ же к газотранспортной системе не зависит от собственника этой системы, а зависит от ее технической возможности по транспортировке газа. Газпром экономически заинтересован использовать полную пропускную способность системы и получать доход от ее загрузки. При этом речь не может идти о монопольных доходах Газпрома, поскольку утверждение тарифов на транспортировку газа, порядок доступа к транспортной системе и контроль за его соблюдением осуществляется правительством.
В настоящее время весь газ, добытый независимыми производителями, соответствующий техническим и другим нормам установленным законодательством Российской Федерации, транспортируется без всяких ограничений. Безусловно, при значительном увеличении объемов добычи газа независимыми производителями действующих мощностей системы окажется недостаточно (труба же не резиновая).
Встречаются предложения о равном доступе всех поставщиков к магистральным трубопроводам при недостатке мощностей. Это означает, что следует отказать частично в доступе к системе "старому" газу Газпрома и независимых производителей, по которому уже заключены договора на транспортировку, и включить вместо него "новый" газ независимых производителей. А станет ли на рынке больше газа, если одних поставщиков заменить другими при той же ограниченной пропускной способности трубопроводной системы? Конечно, нет.
Решить вопрос, чей газ пустить в трубы первым, можно и другими методами. Однако в любом случае при недостатке мощностей чей-то газ не попадет в систему.
Определяя меры по добыче газа независимыми производителями, необходимо разработать комплексную программу развития газотранспортных систем, определить экономические и технические условия, сроки и источники ее финансирования, включая средства самих независимых производителей. Эту организационную функцию, по моему мнению, должны взять на себя федеральные органы исполнительной власти.
- Подводя некоторый итог нашей беседы, означает ли, что разделение Газпрома (ЕСГ) и разработка концепции рынка газа - ошибка?
- Имущественное разделение ЕСГ под предлогом формирования рынка газа, безусловно, ошибка. А разработка концепции рынка газа - необходимость. Ведь что сегодня представляет собой газовая промышленность? Это последний остров плановой экономики - цены на газ, производимый Газпромом, директивно утверждаются федеральным органом (ФЭК России), газ распределяется по лимитам. Отличие от плановой экономики в том, что, распределяя ресурсы и утверждая цены, государство не финансирует и не отвечает за развитие добычи и транспортировки газа. Вся ответственность государства ограничивается участием его представителей в совете директоров. Да и те зачастую не могут найти сбалансированную позицию по многим вопросам, в том числе и по проблемам ценообразования на газ.
В то же время административное регулирование цен означает, что газ не участвует на конкурентном рынке топлива, несмотря на то, что нефть, мазут, уголь и другие углеводороды реализуются по свободным ценам и являются энергоносителями, взаимозаменяемыми с газом.
Фактически строительство рынка газа придется начинать с нуля. И первым "кирпичиком" может стать переход на договорные цены, контролируемые в рамках антимонопольного законодательства.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников