06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОМОН И ЕГО КРОВНЫЕ

- Только имена наши называть не надо, - говорят они мне прощаясь.- А сейчас-то почему? Вы же больше в милиции не служите.- У бывшего начальства есть вся информация о наших семьях. Обещали "доставать" и родственников. Так что лучше не писать, кто именно общается с журналистами.

Эти парни не боялись ехать на передовую. Созданный тринадцать лет назад калининградский ОМОН быстро завоевал славу лучшего в стране. За его недолгую историю бойцы отряда более двадцати раз побывали в служебных командировках на Северном Кавказе. Несли службу в Северной Осетии, Дагестане, Чечне, участвовали в десятках боевых операций, 65 офицеров и бойцов получили ранения и контузии, есть погибшие. Более 250 сотрудников ОМОНа награждены государственными наградами, у восемнадцати из них - орден Мужества.
В последней командировке на Кавказ с 10 октября 2004 года 25 калининградских омоновцев в течение шести месяцев выполняли боевые задачи при 14-й военной комендатуре Курчалоевского района Чечни. Бойцы участвовали почти в сотне спецопераций, изъяли большое количество оружия и боеприпасов, уничтожили 17 мини-заводов по переработке нефти, не допустили в своей зоне ответственности ни одного минирования дорог.
За эту трудную и опасную работу им полагалась зарплата в размере 645 рублей 16 копеек в сутки - из расчета 20 тысяч рублей в месяц. Не столь уж большие деньги, согласитесь, однако омоновцы и их не получили. Каждому из них во время этих рискованных командировок было недоплачено от 100 до 300 тысяч рублей, всего около 4 миллионов. То же самое происходит с их коллегами в других регионах - милиционеры выбивают свои деньги через суды. Но лишь в Калининграде они подверглись столь изощренному давлению со стороны непосредственного начальства.
Как только в региональном УВД узнали, что их подчиненные намерены отстаивать свои права в суде, ОМОН собрали по тревоге. Начальство прямо заявило: "Если подадите в суд, пеняйте на себя - уволим и сделаем такую антирекламу, что нигде вас на работу не возьмут".
Но бойцы решили бороться за свои "боевые". Они стали писать на имя начальника УВД области Сергея Кириченко заявления с просьбой предоставить информацию из журналов учета - кто сколько прослужил в командировках. В ответ была дана команда: бумаги от омоновцев не принимать! Пришлось преодолевать беззаконие, направляя рапорта по почте с уведомлением об их вручении. В конце концов информацию о командировках не представили даже по требованию суда - якобы большая государственная тайна. А заместитель начальника УВД области А. Кинкович даже заявил суду, что управление внутренних дел омоновцев в Чечню не направляло.
28 июля прошлого года в беседе с личным составом заместитель начальника УВД Ильгиз Фатыхов сказал, что любые действия сотрудников ОМОНа, связанные с обращением в суд, "будут пресекаться вплоть до увольнения". 29 июля "беседу" в таком же тоне продолжил подполковник милиции Щеглов. После этого с каждым бойцом провели индивидуальную беседу. Особенно усердствовал при этом замполит Роман Юрченко. В результате более тридцати человек подали заявления об увольнении по собственному желанию.
- Почему вы на это пошли?
- Это была бы уже не служба. Каждый день идти на работу, как на войну... Найдут ведь способ подставить, если захотят.
Вопреки уверениям милицейского начальства работу нашли все уволенные омоновцы. И не у бандитов, хотя те как раз проявили большую заинтересованность в кадровом пополнении, когда узнали, что распадается прославленный калининградский отряд.
Суд ОМОН против УВД бойцы выиграли. Опять-таки вопреки страшилкам начальства о несусветных адвокатских гонорарах Виктор Васильев оказал им эти услуги бесплатно. Впереди еще серия аналогичных дел - к адвокату потянулись те, кто ждал, чем дело обернется. Понять их можно, ведь некоторым совсем немного осталось до пенсии, обидно терять ее из-за произвола начальства. И без того их потери велики. Омоновцы несли службу в "горячих точках" без отпусков по 2-3 командировки подряд, но лечение и реабилитацию не проходили. Погиб в Чечне Алексей Булгаков - вдова не получила ни причитающейся зарплаты, ни обещанной квартиры. Кавалер ордена Мужества и многих других наград заместитель командира взвода Александр Елисеенко, участник всех чеченских кампаний, боевых действий в Косово, не смог даже оформить инвалидность после тринадцати военных лет. Он тоже был вынужден уволиться и фактически остался без медицинской помощи, пока друзья не вывезли его за границу для реабилитации.
- Никто из нас в ОМОН не вернется, - говорят бойцы. - И не потому, что в коммерческих структурах платят в разы больше. Мы привыкли гордиться своим отрядом, а его уже нет. Наш отряд создавался командирами, которым мы верили, но два года назад их от работы отстранили. А в Чечню после нас никто из калининградских милиционеров не ездил. Видать, те, кого на скорую руку набрали в элитное подразделение, для боевых действий все же не годятся...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников