Ученые выяснили: стресс передается по наследству

Всё самоё интересное смотрите в программе Игоря Прокопенко «Территория заблуждений».

Эпигенетическая память человека: что это такое?


Люди любят поругать правительство и пожаловаться на разные проблемы. Выяснилось, что у такого пессимизма есть причина. Оказывается, революции, войны, перестройки оставляют отпечаток в так называемой эпигенетической памяти человека. Но как устроена эта память? Если стресс передается по наследству, можно ли избавиться от такого «груза»? Об этом расскажет Игорь ПРОКОПЕНКО в авторской программе «Территория заблуждений» на телеканале РЕН ТВ (эфир — 28 июня в 17.00).

О Швейцарской высшей технической школе Цюриха услышать можно не так часто, как о Гарварде или Кембридже, но в научном мире этот университет считается едва ли не самым передовым. Среди его выпускников 21 нобелевский лауреат, в том числе и Альберт Эйнштейн. К исследованиям, которые проводятся в Цюрихе, и сегодня привлекают выдающихся ученых всего мира.

Сейчас профессор Изабель Мансуй в Институте исследований мозга (одно из подразделений университета) пытается выяснить, в чем причина депрессий, асоциального и суицидального поведения человека. Правда, пока она экспериментируют на лабораторных мышах.

Исследователи подвергали мышей различным стрессам: то помещали в холодную воду, то засовывали в тесную коробку. При этом все делали не по расписанию, чтобы подопытные мыши не могли привыкнуть. В мышиных семьях из-за таких потрясений складывалась нервная обстановка. И оказалось, что стресс передается следующим поколениям.

Это не генетическая память (последовательность генов не меняется): это эпигенетическая, или нон-генетическая память. Изменения происходят не в самой ДНК, а на неких «отметочках», которые являются механизмом регуляции — «читают» ДНК. Информация о стрессе сохраняется как минимум у четырех поколений.

Эксперименты показали, что посттравматический стресс от одного поколения другому передается с помощью микрорибонуклеиновых кислот, которые содержатся в клетках спермы. Нейтрализовать их воздействие невозможно. В результате дети и внуки не просто узнают, какая нелегкая жизнь была у их предков, но и разделяют это тяжелое бремя. Ученые уверены, что подобные механизмы действуют у всех живых существ, и люди не исключение.

По мнению доктора политических наук, профессора Марка Урнова, чтобы понять, как память о пережитом стрессе работает на практике, достаточно проанализировать историю нашей страны. Революционные потрясения, кровопролитные Гражданская и Великая Отечественная войны, тяготы перестройки — все это наложило отпечаток на каждого россиянина. На нас и сегодня отражаются страхи, страдания, психологические травмы, пережитые прошлыми поколениями.

Необходимо так строить систему взаимоотношений между людьми (а именно воспитательный и образовательный процессы, отношения граждан с властью), чтобы блокировать те негативные эффекты. Если этого не делать, нация начнет деградировать.

Нейробиологи из Цюриха признают, что избавиться от депрессивных настроений и хронического пессимизма можно. Но если лабораторным мышам для этого достаточно благоприятной среды обитания, то людям сделать это не так просто. Наш головной мозг устроен гораздо сложнее.

Марк Урнов убежден, что российскому обществу необходима еще и «грамотная гигиена социальных и политических отношений». Передастся или нет закодированная на молекулярном уровне память о стрессе нашим детям и внукам, зависит от нас самих. Ведь, в отличие от лабораторных мышей, у людей есть дополнительные «лекарства» — образование, культура, наука. Они-то как раз и помогают исцелиться от наследственного недуга.

 



Должна ли вакцинация от коронавируса быть обязательной?