10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БЕСКОЗЫРКИ НА ВОЛНАХ

Ищенко Сергей
Опубликовано 01:01 27 Июля 2000г.
Их SOS шел к нам 59 лет, из июня сорок первого. Тогда, во второй день Великой Отечественной войны, из осажденной гитлеровцами Лиепаи по приказанию начальника штаба Балтийского флота на прорыв в Усть-Двинск пошли советские подводные лодки типа "Малютка" с тактическими номерами М-77 и М-78. До Усть-Двинска добралась только М-77. Что случилось с другой подлодкой - об этом долгие годы в точности никто ничего не знал. И только на этой неделе совместная экспедиция Латвийского военного музея и Шведского королевского технологического института с помощью исследовательского судна "Альтаир" обнаружила погибшую М-78 на глубине 60 метров в 9 милях от берега в районе латвийского города Вентспилс.

Документы тех трагических дней скудны на подробности. И все же "Труду" совместно со специалистами Главного штаба Военно-Морского Флота удалось восстановить детали той драмы. И что самое главное - имена членов экипажа М-78, братская могила которых отныне будет обозначена на морских картах координатами 57 градусов 28 минут северной широты и 21 градус 17 минут восточной долготы. Судьба отмерила им всего один боевой поход, но они не спустили перед врагом флага. Как и тысячи наших моряков, кому посчастливилось на войне больше.
Лиепая дралась с фашистами героически, но сгорела в пять дней, как свечка. Ее бухта к началу войны оказалась набитой боевыми кораблями, однако с сухопутья, несмотря на опасную близость к границе, город прикрытие имел слабое. Оборону занимала всего одна 67-я стрелковая дивизия численностью только в 5300 штыков. Первого, самого страшного удара врага она не выдержала, и уже к исходу второго дня войны была прижата к самым окраинам Лиепаи. Ее как мог поддерживал флот. По приказанию командира военно-морской базы капитана 1 ранга М. Клевенского были взорваны все ремонтировавшиеся корабли и подводные лодки, не имевшие хода. Их экипажи взяли винтовки и ушли в пехоту защищать город.
Штаб Балтийского флота, находившийся тогда в Таллине, очевидно, не представлял себе всей серьезности положения, в котором оказались Лиепая и стоявшие здесь корабли. Явно по заранее разработанным в мирное время мобилизационным планам в первой же пришедшей по радио из Таллина директиве было приказано вывести из базы и рассредоточить все подводные лодки. Капитан 1 ранга Клевенский рискнул головой и своей властью это распоряжение штаба Балтфлота отменил. По его мнению, подводники должны были не уходить, а прикрыть Лиепаю с моря. И, повинуясь капитану 1 ранга, подводные лодки Л-3, М-79, М-81 и М-83 вышли в море на боевые позиции на подходах к базе.
Остальным, конечно, тоже не стоило дожидаться у причалов неминуемой гибели под ударами господствовавшей в воздухе немецкой авиации. Четвертому дивизиону подводных лодок, в который входила и М-78, было приказано экстренно совершить переход в Усть-Двинск. Подводные лодки М-77 (командир - старший лейтенант Николай Хлюпин) и М-78 (командир - старший лейтенант Дмитрий Шевченко) в кильватер вышли из Лиепаи во второй половине дня 22 июня 1941 года. Может быть, все и закончилось бы благополучно, если бы не белые ночи, которыми в летнюю пору так любят восхищаться туристы на Балтике. Спасительной для наших моряков темноты в том роковом июне не было даже ночью.
В 3 часа 36 минут подводные лодки в надводном положении были атакованы немецким самолетом. Воздушного врага сигнальная вахта не проспала, и "малютки" успели нырнуть на глубину. Дальше идти пришлось под водой, изредка всплывая под перископ. Специалисты знают - у лодок типа "М" скорость подводного хода просто черепашья - максимум 7,2 узла. К тому же механизмы М-78, спущенной на воду еще в 1935 году, были изрядно изношены и вряд ли оказались способны и на такой темп. Подобный подводный тихоход в случае обнаружения - идеальная мишень для вражеской подводной лодки. На беду, она и ожидала наших моряков на траверзе мыса Ужава, немецкая субмарина U-144. Что это именно она - стало известно по трофейным документам после войны. По донесению старшего лейтенанта Хлюпина, в 6 часов 36 минут на М-77 услыхали два сильных взрыва. Сколько ни вслушивались ее акустики - шум винтов М-78 бесследно пропал. На тревожные запросы по аппаратуре звукоподводной связи экипаж старшего лейтенанта Шевченко не ответил.
Впрочем, успешную торпедную атаку немецкие моряки с U-144 праздновали недолго. Скоро М-78 была отомщена, и уже эта гитлеровская подлодка упокоилась на балтийском дне.
Кстати, на морском дне рядом с М-78 шведский "Альтаир" обнаружил еще какой-то затонувший корабль. Нельзя исключать, что это советская подлодка С-3, вышедшая из Лиепаи несколькими часами позже "малюток". Ее участь оказалась не менее трагична. Накануне войны эту "эску", которой командовал капитан-лейтенант Н. Костромичев, поставили в ремонт. Как на грех, рабочие начали с того, что разобрали системы погружения С-3. Поэтому 22 июня Костромичев был поставлен перед незавидным выбором: или взорвать корабль, или попытаться прорвать морскую блокаду в надводном положении. Капитан-лейтенант выбрал прорыв. У все того же мыса Ужава лишенную своего главного преимущества - возможности уйти на глубину - С-3 настигли немецкие торпедные катера. К тому же они обманули наших моряков, дав светофором на подходе правильные опознавательные сигналы, секретно введенные на Балтфлоте именно на эти сутки. Потом оказалось, что набор сигналов фашисты узнали, захватив накануне утром наш пост наблюдения и связи (НИС) на мысе Палангер.
Хотя и с опозданием, но на подлодке успели понять ошибку. Последнее, что оставалось экипажу, - попытаться отбиться из двух своих пушек. Пост НИС на мысе Ужава видел этот короткий артиллерийский бой, но ничем не мог помочь погибавшим подводникам. Когда расчеты наших орудий были перебиты, немцы в упор торпедировали "эску". Из радиоперехвата балтийцам стало известно, что из воды фашисты подняли и захватили в плен только троих краснофлотцев.
Конечно, хорошо, что отныне известно еще одно точное место гибели, казалось бы, бесследно исчезнувших наших моряков-подводников. Хотя их потомкам будет трудно по старой флотской традиции возложить венки на балтийскую волну: теперь это территориальные воды независимой Латвии. Не дает покоя один вопрос: а сами-то мы после войны, когда все в той же Лиепае, недалеко от мыса Ужава, снова полвека была советская военно-морская база, - чего ж не удосужились поискать М-78 ИС-3? Тогда их могли бы обследовать и наши водолазы, глубина вполне позволяет. Теперь об этом нет и речи. Разве что шведы помогут. Как с другой погибшей в годы войны на Балтике советской подводной лодкой С-8, обнаруженной в прошлом году у скандинавских берегов. Все новости с нее, лежащей на глубине, приносят нам спасатели Швеции. У российского флота на обследование, а тем более на подъем своих боевых реликвий с балтийского дна средств нет и не предвидится. Между тем в Главном штабе ВМФ гадают: может, лежит там вовсе и не С-8, а С-6, тоже пропавшая в этом районе?
"Труд" благодарит Главный штаб ВМФ за оперативно предоставленные архивные документы. Редакция поздравляет наших моряков с наступающим праздником - Днем Военно-Морского Флота России. Пусть эти плохие вести с моря будут последними!
Список экипажа подводной лодки М-78, погибшей 23 июня 1941 года:
1. Капитан-лейтенант Матвеев Степан Ионович, командир дивизиона подводных лодок. Родился в 1902 году в Баку.
2. Старший лейтенант Шевченко Дмитрий Леонтьевич, командир подводной лодки. Родился в 1909 году в станице Цимлянская Ростовской области.
3. Старший инженер-лейтенант Леонов Василий Григорьевич, командир электромеханической боевой части. Родился в 1912 году в городе Вольске Саратовской области.
4. Главный старшина Кондрашов Андрей Иванович. Родился в 1912 году в деревне Марьино Старогорьевского района Воронежской области.
5. Старшина 2 статьи Гаврилов Иван Гаврилович, командир отделения мотористов. Родился в 1915 году в деревне Петино Вяземского района Смоленской области.
6. Старшина 2 статьи Кирсанов Петр Николаевич, командир отделения электриков. Родился в 1918 году в Куркинском районе Тульской области.
7. Старшина 2 статьи Константинов Михаил Иванович, командир отделения акустиков. Родился в 1915 году в Ленинграде.
8. Старшина 2 статьи Косачев Сергей Васильевич, командир отделения торпедистов. Родился в 1915 году в деревне Ширяево Тульской области.
9. Старшина 2 статьи Некрасов Василий Федорович, торпедист. Родился в 1915 году в деревне Князевская Котласского района Архангельской области.
10. Старшина 2 статьи Панов Борис Александрович, электрик. Родился в 1919 году в городе Чебоксары Чувашской АССР.
11. Старшина 2 статьи Перетяка Михаил Васильевич, старший торпедист. Родился в 1921 году в селе Марвивка Софийского района Днепропетровской области.
12. Старшина 2 статьи Толмачев Иван Павлович, командир отделения рулевых. Родился в 1918 году, место рождения в документах отсутствует.
13. Старший краснофлотец Карназеев Виктор Константинович, моторист. Родился в 1919 году в городе Скопин Московской области.
14. Краснофлотец Березин Александр Михайлович. Родился в 1919 году в городе Горький.
15. Краснофлотец Николаенко Александр Кондратьевич, рулевой. Родился в 1921 году в селе Мендевка Мергорского района Полтавской области.
Вечная им память!


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников