09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЕСЛИ ЗАВТРА В ПОХОД...

Вихров Вадим
Опубликовано 01:01 27 Июля 2002г.
Еще в апреле, посетив "Золотой затон" под Астраханью, где дислоцируется Краснознаменная Каспийская флотилия, президент Путин поставил задачу отработать слаженность и взаимодействие всех силовых структур в регионе для предотвращения потенциальной, но весьма реальной угрозы со стороны международных террористов. В соседнем Афганистане до сих пор скрываются несколько тысяч боевиков "Аль-Каиды"...

Вместе с тем, несмотря на прозрачно ясные мотивы России, в официальных кругах Ирана была выражена обеспокоенность предстоящими военно-морскими учениями. Что стоит за этими опасениями и способны ли они оказать негативное воздействие на сотрудничество двух стран в других сферах? Насколько это может затормозить процесс поиска компромисса по статусу Каспийского моря-озера и принципов хозяйственного использования его минеральных и биоресурсов? С этими вопросами мы обратились к одному из российских дипломатов, который на условиях анонимности дал свой комментарий.
- Никаких обоснованных причин для волнений у нашего соседа нет и быть не может. Цели маневров обозначены предельно четко. Проверить боеготовность перед лицом угрозы со стороны террористических бандформирований. Отработать меры пресечения нелегальной перевозки наркотических средств по водным маршрутам. Помимо этого военные моряки должны будут отладить механизм спасения на море, поскольку, и это подчеркнул Владимир Путин, - "на Каспии нет четко отлаженной системы спасения".
- Существовали ли трения по проблемам пограничного режима в былые годы?
- Ситуации были разные, но обычно удавалось находить общий язык. Скажем, в прежние времена наши пограничники на основе приказа НКВД СССР от 1934 года несли охрану по линии Астара - Гасанкули. Ни одно иранское судно не могло без разрешения пересекать эту линию, направляясь в северную часть Каспия. Кстати, по этой линии охранялось и воздушное пространство Советского Союза - и для ее пересечения Иран также всякий раз запрашивал разрешение у советских властей. Проблем с этим не было.
- Но ведь в то время не шел спор о том, кто и в каких пропорциях должен владеть углеводородными богатствами Каспия...
- Переговоры по всему комплексу проблем Каспия идут хотя и непросто, но в правильном направлении. В нашем активе - найденное взаимопонимание с Казахстаном о принципах разделения дна и пользования водной поверхностью. Сегодня мы ощущаем заинтересованность и других партнеров найти устраивающий всех компромисс.
- В прессе появляются высказывания, что военные маневры, как ни крути, это обязательно "демонстрация силы".
- Начнем с того, что мы рассматриваем Иран как одного из наших серьезных торгово-экономических партнеров. Деловые связи подкреплены товарооборотом в сотни миллионов долларов. Строительство атомной электростанции в Бушере даст нам четыре миллиарда долларов. Во-вторых, налаживается политический диалог с Тегераном. Только что Россия подтвердила свою принципиальную позицию: мы не считаем Иран государством, которое спонсирует или поддерживает терроризм, и потому против его включения в список стран с режимами, представляющими угрозу стабильности в мире.
В Иране, на мой взгляд, с пониманием отнесутся и к такому аргументу в пользу военных маневров - в последнее время требуется обозначить "фактор сдерживания", чтобы исключить возможное вмешательство в переговорный процесс о статусе Каспийского моря стран, не входящих в "пятерку" и расположенных вне данной географической зоны. Основой будущего согласия будет служить и необходимость обеспечения безопасности задуманного транспортного коридора "Север - Юг".
Впрочем, поход Каспийской флотилии подчинен не только решению сугубо военных задач. Будут опробованы схемы ликвидации последствий экологической катастрофы в случае, например, разлива нефти с буровой установки или аварии танкера. А забота об экологии не разъединяет, а напротив, всегда объединяет.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников