03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЦВЕТЫ ЖИЗНИ В КРАЮ МЕРЗЛОТЫ

Нестерова Ольга
Опубликовано 01:01 27 Августа 2002г.
Недавно Клара Иннокентьевна Матвеева из далекого якутского села Намцы Намского улуса побывала в Финляндии. Командировал ее туда Российский детский фонд, чтобы посмотрела, как живется финским сиротам, поделилась своим опытом. Именно она вместе с мужем Николаем Николаевичем когда-то создали первый в Республике Саха (Якутия) семейный детский дом. Сейчас их шесть. Подобные есть и в Финляндии, там дети-сироты обеспечены куда лучше, чем наши. Но чего там, думается, нет, так это такого опыта самопожертвования, какой приобрели семейные детдома в России за 13 лет существования. Вот этот бесхитростный рассказ матери.

"Мы с мужем учителя, он - физкультуры, я - труда и рисования. Оба мы из многодетных семей. В Якутии это не редкость. Женились по страстной любви, но девять лет я не могла родить. Для женщины, наверное, нет большего несчастья. Самое обидное, что рядом росли дети, от которых родители просто отказались. Нам всех хотелось приласкать, обогреть. Мы уговорили многодетную семью отдать нам на воспитание Мотю. После взяли из Верхневилюйского детдома еще двух сестер-сирот - Таню и Машу Винокуровых. Может, за это Господь дал нам наконец своих детей. В 1983 году я родила долгожданную дочку Пашу - Прасковью, а спустя пять лет - сына. Мы назвали его Эрэлом, что в переводе с якутского означает Надежный.
Когда в 1989 году по инициативе Российского детского фонда в стране стали организовываться семейные детдома, мы с мужем сразу откликнулись.Посчитали долгом помочь обездоленным детям. Смущало только одно: государственные сиротские учреждения готовы были отдать нам лишь больных воспитанников, которые не подлежат усыновлению. Справимся ли?
Из Якутска мы привезли Таню и Степу Гороховых, а их старшего брата - Гришу - разыскали в Верхневилюйске. Отец у них умер от алкоголя, мать по этой же причине лишили родительских прав. Всем детям врачи поставили диагноз: олигофрения, задержка психического развития. Степа в 5 лет плохо ходил. В общеобразовательной школе они бы не смогли успевать, поэтому пришлось обучать на дому. У них даже ровной черточки на бумаге не выходило - пальчики дрожали. Я с ними рисовала, лепила из глины и пластилина, нанизывала бусинки. Мой муж - спортсмен, общественный тренер по боксу - всерьез взялся за мальчишек: зарядка, закаливание, тренировки. Степу давно не узнать: он выполнил норму кандидата в мастера спорта по боксу. Не раз становился чемпионом и призером Республики Саха. У Гриши две специальности: шофер и сварщик. Женился. Таня после курсов парикмахеров стала учиться еще на оператора ЭВМ.
Когда позже у нас появились Вера и Галя с теми же диагнозами, мы уже знали, что делать. Начали с домашнего обучения, а к шестому классу они догнали сверстников. Теперь как все - ходят в школу. И успевают.
Однажды нас попросили временно приютить братьев Никона и Сашу Кычкиных. Их нашли зимой в пустой, грязной лачуге, где малыши мерзли и голодали. Поместили в больницу, рассчитывая, что мать вернется из "гостей" и вспомнит о сыновьях. Только они у нас освоились - объявилась загулявшая мама. Потребовала немедленно отдать детей, поскольку родительских прав ее никто не лишал. В общем, увела плачущих мальчишек. Через пару дней - стук в дверь. На пороге Никон: "Я хочу здесь жить". И ревет. Мать его забрала - он опять сбежал. У меня просто сердце от жалости разрывалось. В конце концов уговорили оставить нам детей. А мальчишки попались трудные. С ними мы намучились. Только спорт и спас. Никон стал кандидатом в мастера спорта, сейчас в армии служит. Младший брат - начинающий борец, но уже победил в чемпионате республики. В сентябре пойдет в 7-й класс.
Чтобы отвлечь мальчишек от глупостей, отец организовал на дому ремонтную мастерскую. У него самого - руки золотые и ребят обучил. Принимают от соседей небольшие заказы: монтаж колес, вулканизация... Целыми днями копаются в моторах, чинят любую технику, вплоть до велосипедов. Все умеют водить машину, мотоцикл, трактор. У нас ведь подсобное хозяйство - без сельхозтехники не обойтись. Есть трактор "Беларусь" и китайский мини-трактор "Синтай". Мы завели коров, кроликов, кур. Выращиваем огурцы, помидоры, арбузы, кабачки и, конечно, цветы. Косим сено, собираем грибы-ягоды. Без этого в селе не прожить. Тем более -такой большой семье, как наша.
У нас и для девочек есть мастерская. Я научила всех шить. Закупили машины, можем заниматься мелким предпринимательством. Шьем комплекты для новорожденных, национальные костюмы, унты. Изготавливаем сувениры: украшения из бисера, меха, кожи. В 10 - 12 лет мои девочки варят, жарят, пекут пироги.
Воспитание - это не поглаживание по голове. Мы все время как в "горячем цеху": ни перерыва, ни отпуска. И столько ночей без сна: Никон на мотороллере перевернулся, Гриша руку сломал... Каждый день молюсь, чтобы ничего не стряслось. Мы подняли на ноги 19 детей. Семеро еще школьники, остальные уже определились в жизни. Мотя - наша первая - живет в Сунтарском районе, работает учительницей младших классов. Замужем, родила шестерых детей. У Тани - два сына. Она окончила техникум по специальности "художник-модельер", преподает в Намском педучилище. Заочно выучилась на социального психолога, готовится к защите кандидатского минимума. Маша - дошкольный психолог, имеет сына и дочь. Миша и Паша - студенты Якутской сельскохозяйственной академии. Снимаем для них квартиру в городе.
От казенного детдома семейный отличается уже тем, что у нас не может быть выпускников. После совершеннолетия все остаются с нами, и часто главные проблемы тут только и начинаются. Надо помочь с учебой, работой, личной жизнью. Да, по закону им положено жилье от государства, но ни один из наших детей не получил квартиру. Хотя для сирот существует отдельная очередь. Была у нас пятикомнатная квартира, но когда старшие обзавелись семьями, мы разменяли ее на две. В одной поселилась Таня с детьми, в другой - Гриша. Нам тогда в селе построили коттедж - тоже из пяти комнат. Уже тесноват стал.
В улусе к нам относятся благожелательно. Хотя некоторые всерьез считают, что мы как сыр в масле катаемся на полном государственном обеспечении. Да, на питание, одежду, хозяйственные нужды республиканское министерство образования выделяет нам деньги. Мы и сами кое-что зарабатываем: продаем сельхозпродукцию. Но дети растут, потребности - тоже. Приходится выкраивать, экономить, а иногда и просить помощи. Помню, как, сгорая от неловкости, пришла на прием к одному руководителю. Он с порога заявляет: если бедные, то зачем брали детей на воспитание? Я не выдержала, сорвалась - это вы, говорю, обнищали душой, если не понимаете, что эти дети - и ваше будущее тоже. Он от неожиданности покраснел. И подарил нашим детям компьютер. На том спасибо".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников