11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГЕРОИНОВАЯ ЧУМА

Качаева Иоланта
Опубликовано 01:01 27 Августа 2003г.
По данным экспертов ООН, в Афганистане в этом году произведут около 4 тысяч тонн опиума-сырца. Мировой рынок сбыта опиума и героина довольно устойчив: около 15 миллионов постоянных клиентов, в основном в богатых странах Европы. Но, как считают эксперты, сегодня торговля зельем перемещается в постсоциалистические страны. Правда, Россия и Восточная Европа не столь денежны и привлекательны для нелегальных торговцев. Поэтому прогнозируют, что героин в России будет продаваться дешевле, чем в "традиционных" странах-потребителях.

НАРЯД ВНЕ ОЧЕРЕДИ
Российские пограничные войска остались на самом "наркоопасном" направлении постсоветского пространства. Они несут службу на всем протяжении 1300-километровой границы Таджикистана с Афганистаном. Эта территория охраняется пятью погран-отрядами: Пянджским, Московским, Калай-Хумбским, Хорогским и Ишкашимским. А границы со странами СНГ обслуживаются таджикскими пограничниками. Впрочем, погранотряды интернациональны. Как правило, командуют ими российские офицеры, а рядовые и сержанты - граждане Таджикистана.
От Душанбе до Пянджа - километров 200 с небольшим. На вертолете - чуть больше получаса. Здесь располагается штаб погранотряда. "Жизнь Отечеству, честь никому" - такой вот плакат встречает каждого входящего на территорию. На счету отряда более тонны героина, изъятого в схватке с наркокурьерами. За цифрой - десятки, если не сотни тысяч спасенных жизней. Пянджский пограничный отряд признан лучшим по итогам 2002 года, а его начальнику подполковнику Олегу Тарасову вручено переходящее знамя группы. Россиянам тяжело служить в непривычных климатических условиях вдали от родины. На некоторых заставах, к примеру, нет воды - ее привозят. Электричество - с перебоями. Но все, с кем удалось поговорить, на вопрос: "Как же вы здесь можете служить?", отвечали: "А если не мы, то кто?".16 застав охраняют 250 километров границы с Афганистаном вдоль течения реки Пяндж.
... Таджикско-афганская граница, застава Тугул. Один из самых "горячих" участков. Прошу взять меня в наряд. Обжигающее солнце - за сорок градусов, ни ветерка, раскаленная желтая пыль по щиколотки. Обувь быстро приобретает горчичный цвет. В сотне метров от казармы - ворота. Их открывают, звенит сигнализация. Теперь - 12 километров вдоль контрольной полосы. Нас четверо. И собака - немецкая овчарка.
Солдаты держатся в 10-15 метрах друг от друга - на случай, если начнут стрелять. Разговаривать, курить нельзя. Справа - колючая проволока под током, слева - камыши метра в три высотой. За ними - Афганистан. Граница проходит по середине реки. В камышах полно мин. Их разбрасывали с воздуха во время войны. С тех пор на каждой заставе есть карта проверенных саперами тропинок. Мины ищут собаки и люди. Саперы предпочитают ходить в кроссовках - легкая обувь нередко спасает от гибели. По той же причине собаки-"взрывотехники" худенькие, без лишнего веса.
Пока мы высматриваем возможных нарушителей, к захвату в любой момент готовы бойцы десантно-штурмовой группы. На их счету десятки задержанных наркокурьеров. На этот раз многочасовой поход вдоль границы прошел спокойно. Ни выстрела, ни шороха. Хотя бывает по-другому...
- Нарушителей прикрывают вооруженные до зубов банды. Случается и так, что стреляют и со стороны Таджикистана, - рассказывает десантник. Себя не называет. Бойцы стараются, чтобы наркомафия не узнала их имен. - Конечно, хочется быть снаряженным не хуже преступников. Но на деле иначе. У нас обычный АКМ, а у них - для стрельбы пулями со смещенным центром тяжести. У нас такие запрещены. Приборы ночного видения тоже пора менять. Да и радиосвязь не самая современная. А у наркокурьеров - рация "кенвуд", мобильные телефоны. Они заранее договариваются с клиентами, где припрячут груз. Бывает, специально выжидаем в засаде, чтобы поймать того, кто придет за отравой. Задержание проходит по-разному. Иногда дерутся до последнего патрона, а случается, сдаются сразу, просят пощады. Предлагают часть товара - лишь бы отпустили... Несут отраву с той стороны исключительно мужчины: женщинам не доверяют.
Наркокурьеры, по словам пограничников, получают не так много - от 100 до 300 долларов. Некоторые и за 10 "зеленых" бесшабашно готовы на смертельный риск. Что касается цен на героин, то в Афганистане килограмм этого зелья стоит 7000 долларов, в таджикском приграничье - 8000, в Душанбе цена возрастает более чем вдвое. В России килограмм "тянет" уже на 35 - 70 тысяч. Преимущественно через Россию героин и проникает в Западную Европу, а там продается в 10 - 20 раз дороже.
"ВЕРТУШКИ" В РАЗВЕДКЕ
На военном аэродроме в Душанбе - вертолеты пограничников. Среди них я не заметила новинок из тех, что демонстрируются на международных авиасалонах. О "черных акулах", к примеру, здесь и не мечтают.
- Но все-таки в последнее время стало получше, да и летаем больше, - рассказывает бортовой техник Андрей Ситников, который служит здесь уже восемь лет. - Получаем новые вертолеты с заводов. Новые - значит прошедшие капремонт. Самые "свежие" - от десяти лет. В принципе, техника наша надежная. К ней просто подход нужен. Все пилоты любят свои машины. И когда в отпуск идешь, с тяжелым сердцем передаешь вертушку коллегам: как-то они с ней будут обращаться? Конечно, хотелось бы иметь "крутые" аппараты. Но мы же понимаем, какая ситуация в стране. Единственное, что огорчает, - окраска. Мы летаем над горами, поэтому цвет машины должен быть серо-желтым. А нам зачастую зеленые машины присылают. Приходится перекрашивать...
С высоты полета можно увидеть вдали реку Пяндж и территорию Афганистана. Пилоты говорят, что иногда заметно, как с противоположного берега мигают фонарики - наркокурьеры подают условные знаки... Информация передается в Агентство по контролю за наркотиками при президенте Республики Таджикистан.
В КОСТРАХ - МИЛЛИОНЫ ДОЛЛАРОВ
- Мы тесно сотрудничаем с представителями ФСБ, ФПС России, - рассказывает Аваз Юлдашев, начальник центра общественных связей агентства. - В год задерживаем 7 - 8 тонн наркотиков. 92 процента изъятий - результат совместной деятельности. В нашем агентстве 350 сотрудников, их выбирали из пяти тысяч претендентов. Созданное при финансовой поддержке ООН агентство пользуется высоким престижем. У нас 8 кандидатов наук, 90 человек имеют высшее образование. А без работы мы, к сожалению, в ближайшее время не останемся...
Начальник лаборатории судебных экспертиз Бахтиор Каримов демонстрирует образцы изъятого наркотика. Он расфасован в килограммовые мешочки из хлопка или лавсана, запечатан в вакуумную упаковку. На каждом мешочке - печать. В арабской вязи - пальмы, розы, львы, скорпионы, верблюды. А на одной - даже адрес продавца: "Магазин Абдураифа и его братьев, оптовый рынок в новой части города Файзебада".
- Магазин открыто действует в Афганистане, - говорит Бахтиор Умарович. - Об этом нам рассказали немецкие тележурналисты. Правда, купить героин им не предлагали - наверное, испугались видеокамеры.
По словам Каримова, чистого героина практически нет. Афганцы подмешивают в него муку, крахмал, лекарство от малярии - обманывают покупателей.
Около 800 килограммов таких "вещдоков" лежат в хранилище агентства. Начальник дежурной части изолятора Алишер Арифов снимает печать с обычной двери. За ней - стальная. Отключает сигнализацию, и мы в хранилище. Ударяет резкий запах. В одной комнате - опий-сырец, гашиш и марихуана, в другой - героин. Долго находиться в помещении не советуют - можно "схватить" дозу, даже просто вдыхая пары.
На каждом мешке или ящичке, где хранятся наркотики, - номер уголовного дела. Как только суд вынесет приговор, наркотики сожгут в специальной печи. Ее доставили из Голландии. Героин сгорает при температуре 1200 градусов. Пепел затем отдают на экспертизу - проверить, полностью ли уничтожен наркотик. Во время сожжения присутствуют представители силовых структур, юристы, а также наблюдатели ООН.
На границе тоже уничтожают наркотики. Большими партиями, стоимость которых - миллионы долларов. Печей здесь, правда, нет. Зелье кладут на автомобильные покрышки, обливают соляркой и поджигают. Едкий черный дым виден и на том берегу Пянджа. Местные журналисты рассказали мне, что одного из руководителей Пянджского погранотряда афганский наркоделец по кличке Али Беспалый "заказал" за 150 тысяч "зеленых". Но героиновые костры на площадках погранотрядов продолжают пылать.
В ОДИНОЧКУ
Военные прекрасно понимают, что помощи ждать неоткуда. Оградить Афганистан стеной, в которой не будет щели для наркокурьеров, - невозможно. Сколько приезжало на таджикско-афганскую границу представителей различных международных организаций, военных атташе из западноевропейских стран, которым доходчиво, на живых примерах, объясняли положение дел. Но, по сути, дальше восхищения тем, как российские пограничники противостоят мировому наркотрафику, дело так и не идет. А помощь, которая все же была оказана, - капля в море по сравнению с тем, что требуется.
В этом году ни российские пограничники, ни Агентство по контролю за наркотиками при президенте Таджикистана улучшения ситуации не прогнозируют. Более того, все свидетельствует о том, что наркомафия ринется в наступление.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников