09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЧЖАН БАОТАО ПО ИМЕНИ ГРИША,

Рак Любовь
Опубликовано 01:01 27 Августа 2005г.
Чжан Баотао приехал в Лесосибирск четыре года назад. С тех пор пообвыкся. Выучил язык. Говорит, что здесь у него появилось немало друзей - с ними можно иметь дело. Представляется на русский манер: "Гриша". Хотя родственники, оставшиеся в Китае, Чжана и его молодую жену жалеют. Считают, что в Сибири они живут, как в тюрьме. Он и не спорит: "Так и есть. В городе нет нормального бара, ресторана, даже сауны нет. Вообще нет мест для отдыха". Поневоле все время приходится проводить на работе.

Фирма "Хуанхэ Групп" покупает в Сибири лес, здесь же пилит его на доски и отправляет в Китай. Там, на фабрике, из российского сырья изготавливают мебель и продают ее в Европу и США. Теоретически столы и стулья можно было бы делать сразу в Лесосибирске, однако на деле это нереально. На китайской фабрике трудятся 2 тысячи человек - набрать столько нормальных русских рабочих невозможно, считает директор фирмы Чжан Баотао. А привозить своих нельзя - российская сторона ввоз импортной рабсилы строго ограничивает.
Сейчас, к примеру, в лесосибирской "Хуанхэ Групп" работают 300 человек - и только 30 из них китайцы. Фирма солидная, существует совершенно легально и старается соблюдать все законы. Чего не скажешь о других представителях Китая, прибывших в Сибирь за быстрой и легкой выгодой. Чжан относится к ним с плохо скрываемым презрением.
- Такие китайцы работают в этом городе от силы год-два, - рассказывает он, - а потом перебираются на другое место. Мы хотим остаться здесь надолго. Фирма вложила в дело много денег, полностью поменяла оборудование. В год мы покупаем в Лесосибирске 70 - 80 тысяч кубометров круглого леса - и только у проверенных партнеров, со всеми документами. Хотя, конечно, использовать российских рабочих нам невыгодно. Китайцы могут трудиться сутками, а русские - 7 часов, и точка. И платить им приходится больше. Местный начальник производства получает у нас примерно 20 тысяч рублей, китайский - 15.
Увы, такие крупные и законопослушные китайские предприятия в Лесосибирске - скорее исключение из правил. В городе действует более 70 железнодорожных тупиков - и на каждом день и ночь идет отгрузка леса. Купить его не составляет никакого труда. На одном из тупиков рабочие рассказали: стоит приехать, заплатить наличные деньги - и проблема решена. Дальше - сложнее. Чтобы вывезти лес за рубеж по железной дороге, необходимо пройти таможенный контроль. Но и здесь существуют свои лазейки. По оценкам специалистов, как минимум 35 процентов кругляка из города уходят налево.
- У большинства китайцев есть только гостевые визы, - говорит начальник отдела по борьбе с экономическими преступлениями УВД Лесосибирска Равиль Матыгулин, - а это значит, что они вообще не имеют права заниматься предпринимательской деятельностью на территории России. Грубо говоря, они просто приезжают с чемоданом денег и скупают лес. Но отправить его в Китай от своего имени не могут - действуют от лица какого-то нашего предприятия. Доказать это очень сложно. В результате лес уходит, и проследить его путь весьма трудно. Обычно китайцы не отправляют все вагоны сразу. Где-нибудь на границе стоит состав и ждет, пока груз накопится. Можно было бы провести эксперимент - выгрузить там вагон и посмотреть, что в нем. Почти наверняка в каждом - перегруз, не 65 тонн, как написано в бумагах, а 70 или больше. Но кто это будет делать? Все проверяющие стороны - таможенники, милиция, лесники - действуют разобщенно. Не существует никакой единой базы данных.
Мало того, с 1 августа появилась новая брешь для нелегального бизнеса. Перестала работать статья 171 УК РФ. Точнее, сама статья в Уголовном кодексе, карающая за незаконное предпринимательство, сохранилась - выпал пункт об отгрузке леса. По сути, любой желающий может объявить себя начальником железнодорожного тупика, поставить кран и работать в свое удовольствие. До сих пор обэпники Лесосибирска возбуждали подобные дела пачками, особо недобросовестных могли легко разорить. Санкции по статье внушительные: за преступления, совершенные в особо крупном размере или организованной группой, - штрафы до 500 тысяч рублей или лишение свободы до 5 лет. Увы, сегодня такие дела просто рассыпаются. А лесные фирмы-однодневки, которые, в частности, используют те же китайцы, наоборот, расплодились.
Как сообщил начальник Лесосибирского таможенного поста Анатолий Семенов, в месяц из города за рубеж уходят 300 - 400 вагонов с лесом. Таможенники оформляют документы на каждый - иначе отправить груз невозможно, а реально досматривают только 10 процентов. Проконтролировать все до последнего бревна нереально - в штате числятся 14 сотрудников. Отчасти выручают масштабные акции, к участию в которых привлекаются работники правоохранительных органов или те же таможенники, но с других направлений. Недавняя акция "Лес", к примеру, помогла увеличить легальный поток. Если до нее средняя загрузка вагона составляла 65 кубометров, теперь - 69. Не потому, что грузить стали больше, - меньше стали врать в сопроводительных документах. Но каждый день такие акции проводить не будешь.
- Мешают прорехи в законодательстве, - говорит Анатолий Семенов. - Кроме того, внешнеэкономическая торговля у нас, на мой взгляд, ведется излишне свободно. В свое время было такое понятие, как спецэкспортерство, то есть для товаров сырьевой группы существовал более жесткий контроль вывоза. Чтобы увезти, продать тот же лес, необходимо было получить специальное разрешение. Теперь практически любой человек может зарегистрироваться частным предпринимателем, записать в своем уставе, что занимается внешнеэкономической деятельностью, и все. Никаких оснований для отказа быть не может. В результате фирмы-однодневки сегодня покупают лес, а завтра исчезают, даже не расплатившись с продавцом. Закон допускает задержку оплаты до 90 дней - и этим пользуются.
Железнодорожные тупики - одна сторона проблемы. Что происходит в тайге, где рубят лес, на пути от деляны до железной дороги, вообще покрыто мраком. Как правило, лесобилет выписывают на одно количество древесины, а вырубают совсем другое, куда большее. Машины, груженные кругляком, идут по трассам сплошным потоком, а проконтролировать их некому. Даже если какой-то особо неудачливый водитель нарвется на стража порядка, он всегда может предъявить лесобилет - и будет отпущен с миром. О том, что по тому же документу впереди уже прошли с десяток "КамАЗов", а сзади идут еще столько же, милиционеру никто не говорит. Чтобы проследить всю цепочку, ему, бедолаге, пришлось бы сидеть в засаде у дороги сутками.
Два года назад в полный голос начали говорить о создании в Лесосибирске специального терминала. Причем вроде бы это была не пустая болтовня - вполне официальная информация исходила от администрации Красноярского края. Назывались конкретные сроки открытия контрольного пункта, который мог бы решить многие проблемы. Терминал отслеживал бы движение машин по трассе: как только количество леса, обозначенное в билете, закончится - обрубал бы идущий следом поток. И в таком случае можно было бы иметь четкое представление - какое число автомобилей добралось до вагонов. Сейчас "КамАЗы" веером расходятся по железнодорожным тупикам, и след их теряется. По логике вещей, на терминале должны работать все службы, так или иначе имеющие отношение к лесной отрасли. А значит, они могли бы наконец начать сотрудничать. Увы.
Между тем в Лесосибирске появилась новая когорта китайских предпринимателей. В отличие от своих предшественников они образованны, разбираются в экономике, прекрасно говорят по-русски, хорошо одеты. Возможно, это своего рода разведчики. Говорят, они ищут возможности для расширения нелегального бизнеса.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников