06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МИНСКИЕ ГРИМАСЫ

Долинский Юрий
Опубликовано 01:01 27 Сентября 2002г.
Понять, какую же форму объединения с Россией хочет претворить в жизнь Александр Лукашенко, уже почти невозможно. Вроде бы и вместе, но все же порознь. В одном государстве, но с сохранением суверенитетов. В единой стране, но с двумя президентами. Не запутался ли он в собственных маневрах и противоречиях?

Свежие примеры. На недавней пресс-конференции в Минске президент Белоруссии в очередной раз повторил тезис: следует развивать отношения на основании действующего Союзного договора. Подчеркнул, что при этом "не против идти по пути Евросоюза". И, казалось бы, этим поставил точку в описании своего видения российско-белорусских отношений: некий, мол, компромиссный вариант. Но точка тут же превратилась в многоточие - через своеобразие позиции Александра Григорьевича, касающейся общей валюты. А.Лукашенко против того, чтобы в Москве был единый эмиссионный центр. Таковой должен быть и в Минске, считает он. Но ведь подобное намерение - весьма разрушительно для идеи единства, в основе которого все-таки не столько возвышенные декларации, сколько экономика. Рубль, если возникнет два эмиссионных центра, как бы раздвоится, обретет разную реальную ценность в России и в Белоруссии, ведь состояние экономик двух стран - и по рыночному качеству, и по "массе" - очень разное.
При двух эмиссионных центрах ситуация в такой тонкой сфере, как финансовая (вспомним ее определенную унификацию через евро в Европе), способна девальвировать все благие намерения насчет единства.
Все же вряд ли следует подвергать сомнению само желание Александра Григорьевича интегрироваться с Россией. С точки зрения прагматической другого пути нет. К тому же белорусы действительно братья россиян по духу, менталитету. Скорее всего, Лукашенко не лукавит, заявляя о верности россиянам, только вот дружбу эту представляет своеобразно.
Даже кровные братья, если живут в одном доме, договариваются, как вести общее хозяйство. Тут-то и начинается путаница. Пока разговоры шли на эмоциональном уровне, все было замечательно. Александр Григорьевич и Борис Николаевич обнимались, пили шампанское, разбивали на счастье бокалы. В Москве и Минске появилась масса политических надстроек, создающих как бы эскиз, набросок будущей единой страны: Высший государственный совет Союзного государства, Совет министров и его постоянный комитет, Парламентское собрание Союза и т.д. Определенный процесс идет в сфере экономики. Единое таможенное пространство, введение единых тарифов, безусловно, способствуют сближению. Но для реальной, полной интеграции, на чем раньше всегда настаивал А.Лукашенко, этого мало. Настоящее сближение предполагает максимальное слияние экономик. В основе политических предложений Владимира Путина как раз и лежит экономический фундамент. Но как только появляется возможность укрепить с его помощью Союзное государство, начинают проявляться "парадоксы Лукашенко". Он отдает преимущество существующему Союзному договору, поначалу категорически не желая ступать на путь по модели Европейского союза. Он вроде соглашается на использование российского рубля как единой российско-белорусской валюты, но тут же подводит под нее разрушительную экономическую мину. На различных переговорах соглашается с необходимостью сближения экономик и обещает начать приватизацию (с учетом российских недочетов в этом деле), но реальными действиями держит этот процесс почти на нуле.
- Некоторые наши "рыночные монстры" в принципе готовы делать инвестиции в экономику Белоруссии, но с условием, что будут хозяевами своего добра. Однако пока в Минске так и не произошло крена в сторону приватизации, - сказал председатель Комитета по делам СНГ Совета Федерации РФ Вадим Густов.
Александр Григорьевич пугает белорусский народ российскими олигархами (порой небезосновательно, имея в виду прежде всего период "дикой приватизации"), но при этом как-то не учитывает, что именно крупные российские промышленники - кто же еще? - а вовсе не представители среднего класса прежде всего и способны участвовать в таких процессах.
"Батька", понятно, опасается социальных потрясений, связанных с процессами приватизации, но своих четких рыночных правил игры не предлагает. Звучат лишь "базарные", а не рыночные заявления о том, что "за бесценок предприятий не отдадим". Наступит момент, когда прекрасным советским заводам и фабрикам Белоруссии, пока еще обладающим весомым потенциалом, никакая приватизация-реконструкция уже не поможет.
Как же вести "общее хозяйство" в такой ситуации? В.Путин решил внести прозрачность и порядок в отношениях, чтобы пошла реальная работа. Напомним, он предложил четкие варианты объединения: вариант полного слияния и по модели Евросоюза.
- Однако белорусский лидер, будучи поставлен в ситуацию четкого выбора, всячески пытается от этого выбора отказаться, сохранив односторонние привилегии, которые ему дает нынешнее состояние российско-белорусских отношений, и тем самым закрывая, по сути, перспективу для их развития, - считает директор Центра политической конъюнктуры Валерий Федоров.
Лидер белорусской социал-демократической партии Николай Статкевич обвинил А.Лукашенко в том, что тот дает российскому руководству пустые обещания в обмен на вполне реальные газ, нефть и другие "материально-финансовые" выгоды. Правда, в "официальном Минске" свои подсчеты: Россия должна Белоруссии чуть ли не миллиард долларов, в основном за транзит. Но разве можно опровергнуть очевидное: не Россия в процессе объединения должна "опускать" свою экономику до состояния белорусской, а белорусская подниматься до уровня российской.
- Переход на единую валюту существенно продвинет вперед развитие целой республики, - говорит вице-премьер России, министр финансов Алексей Кудрин.
Однако из Минска вместо конструктивных предложений пошла волна обличений. Это вынудило лидера профсоюза работников сельского хозяйства республики Александра Ярошука осудить А.Лукашенко за антироссийскую кампанию. Он обратился к депутатам Национального собрания Белоруссии с просьбой провести слушания по проблемам интеграции с Россией.
Конечно, оппозиция воспользуется поведением Александра Григорьевича, чтобы активнее побороться за власть. И надо признать, он дает для этого поводы. Правда, России не следует обижаться на публикации в белорусских СМИ - у нас самих, к сожалению, грубая кампания по далеко не всегда справедливому "разоблачению" А.Лукашенко ведется некоторыми давно и неприкрыто. Но и сам Александр Григорьевич в последнее время грешит эмоциональными высказываниями на грани фола, в том числе и в адрес руководства России. Заметим, что В.Путин ничего подобного себе не позволяет. Кстати, столь эмоциональное поведение А.Лукашенко не совсем понятно: как известно, российский президент в конце концов, увидев реакцию белорусского лидера, согласился (при условии прагматизации "процесса") и на третий вариант - первый "по-Лукашенко", то есть сохранить пока старую основу. Властные амбиции белорусского лидера, обозначившего намерение идти на третий срок президентства, - разговор отдельный...
В непредсказуемости, игре на эмоциях, пожалуй, кроются причины еще одного "парадокса Лукашенко". Будучи лидером страны, а значит, казалось бы, прагматиком по определению, он зачастую не может вырваться из пут популизма. А ныне сложные проблемы решаются уже без эффектного битья бокалов в свете юпитеров.
По мнению директора Института политических исследований Сергея Маркова, реальная интеграция России и Белоруссии все равно произойдет - с А.Лукашенко или без него. Кстати, подобную мысль высказывал и сам Александр Григорьевич. Но "модель" С.Маркова несколько иная: он считает, что поведение белорусского президента сформирует в республике пророссийскую оппозицию, которая и решит проблему. Только вместо того, чтобы вместе с Россией на деле, не теряя времени строить общий дом, Минск будет тратить силы и время на внутреннюю борьбу.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников