08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЧИНОВНИКИ ПОД ПОДОЗРЕНИЕМ

Краснов Михаил
Опубликовано 01:01 27 Октября 2000г.
21 октября, меньше чем за сутки до начала губернаторских выборов в Курской области, суд отстранил действующего губернатора А.В. Руцкого от участия в этих выборах. Причина: представление недостоверных данных о личном имуществе и использование служебного положения в предвыборной борьбе.

Причины для "снятия с пробега" действительно уважительные и вполне соответствуют Закону "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации". Регистрации лишали и раньше. Но впервые это произошло с действующим "хозяином области". Ну наконец! То, о чем так долго говорили... да кто только не говорил, - свершилось: право торжествует, невзирая на должности и заслуги... К сожалению, никакой "правовой революции" не произошло - при всей действительной одиозности многих действий Руцкого. Что побуждает меня сделать такой вывод?
Во-первых, политический контекст. Спрашиваю себя: было бы вынесено такое решение, если бы Руцкому явно симпатизировал Кремль? И отвечаю: скорее всего, нет. Печально, что приходится подвергать сомнению объективность судебного решения (ведь суд - последний редут защиты справедливости, и если в нем сомневаться, на что еще надеяться?). И все-таки... Давайте не будем делать вид, будто Руцкой первый среди руководителей решил задействовать административный ресурс (то самое запрещенное законом использование служебного положения. Не так давно я писал о странном решении Центризбиркома, отказавшем в жалобе на неравноправные условия среди кандидатов при выборах президента Удмуртии). Так почему именно в Курске произошел "прорыв"? Не потому ли, что на "ресурс" Руцкого нашелся более весомый "ресурс"? М. Шаймиев, кстати, с трогательной простосердечностью выразил эту мысль: мол, Руцкой сам виноват - не нашел с облсудом "взаимопонимания".
Не хочу заподозрить кого бы то ни было в вульгарном давлении на суд. Однако существуют и более завуалированные формы. Например, "есть мнение". Это не значит, что обвинения против Руцкого надуманны. Наверняка было и использование служебного положения. А что касается недостоверной информации об имуществе, сам Руцкой подтвердил, что не указал в декларации автомобиль "Волга", проданный им по доверенности. В таких случаях неизбежна субъективность: сама "инстанция" решает, насколько "существенны" подключение административного ресурса и размер укрытого от декларирования имущества. Но в правовом государстве "субъективность" зиждется на приверженности вечным ценностям естественного права, а в "недостаточно" правовом - сказывается ориентация на "мнение", носящееся в воздухе.
Во-вторых, весьма странна процедурная сторона дела. По Закону о гарантиях (ст. 36) нарушение зарегистрированным кандидатом положений об обеспечении равного статуса кандидатов "является основанием для отмены избирательной комиссией, зарегистрировавшей кандидата, решения о регистрации кандидата". Избирательной комиссией, а не судом. Суд может рассмотреть жалобу на решение избиркома, но для этого должно появиться само такое решение. Честно говоря, я вообще не очень представляю, на основе каких норм Гражданского и Гражданского процессуального кодексов суд мог рассмотреть это дело, поскольку оно не укладывается ни в дела, вытекающие из административно-правовых отношений, ни в дела о защите нематериальных благ.
Когда мы, граждане, увидим, что правосудие стало прозрачным и независимым, одинаково доступным для сильных мира сего и для простых смертных, когда судебный процесс будет поистине состязательным и перестанет основываться на советских принципах (а наши Гражданский и Уголовный процессуальные кодексы приняты еще во времена Н. Хрущева), тогда я первый с удовольствием скажу: "Раз так решил суд, значит, это справедливо".
Председатель Национального антикоррупционного комитета, он же - председатель Комиссии по борьбе с коррупцией Государственной Думы Н.Д. Ковалев обнародовал идею законопроекта, в соответствии с которым можно будет проверять чиновников, так сказать, "на устойчивость к коррупционным соблазнам".
Это предложение вызвало у многих журналистов настороженность и даже насмешки. Как выразился В. Шендерович в программе "Итого", теперь "гаишник" при любом предложении ему денег станет расстреливать водителя, заподозрив в нем "провокатора"...
Смысл предложения Н. Ковалева в том, чтобы, легализовав "провокацию взятки", выявлять тех служащих, которые внутренне готовы за деньги "ускорить решение вопроса" или даже "решить вопрос" вопреки закону. Как выразился сам автор, чиновник в любом взяткодателе должен видеть опасность. Безусловно, это не самый совершенный с моральной стороны метод, поскольку государство само становится "обманщиком" (кстати, Ковалев признает спорный характер идеи). Но, во-первых, тогда уж не менее "аморальным" надо признать прослушивание телефона и наружное наблюдение как методы оперативно-розыскной деятельности. Во-вторых, такой способ предлагается не для того, чтобы чиновника "упрятать в тюрьму", а лишь чтобы расстаться с теми, кто "созрел для коррупции". В-третьих, здесь нет нашего "ноу-хау". Этот метод с успехом опробован и в США, и в Италии, и в ряде других, далеко "не полицейских" государств.
Наконец, самое существенное. Общество требует от власти реального противодействия коррупции. И правильно делает. Но тогда нельзя забывать, что коррупция настолько многогранна и настолько сокрыта от посторонних глаз (на поверхности, как правило, ее последствия), что требует специальной стратегии и тактики борьбы с нею. Поэтому тут либо-либо. Чтобы "и волки сыты, и овцы целы" - не получится. И тем людям, которые еще что-то надеются сделать, надо говорить "спасибо", а не бить по рукам.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников