09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СНИМУ КВАРТИРУ В ДОМЕ НА НАБЕРЕЖНОЙ. "РАССТРЕЛЯННЫЕ" НЕ ПРЕДЛАГАТЬ

Кудрикова Валентина
Статья «СНИМУ КВАРТИРУ В ДОМЕ НА НАБЕРЕЖНОЙ. "РАССТРЕЛЯННЫЕ" НЕ ПРЕДЛАГАТЬ»
из номера 200 за 27 Октября 2006г.
Опубликовано 01:01 27 Октября 2006г.
Пожалуй, во всей Москве нет больше фасада, на котором столько мемориальных табличек. В советские годы здесь жили Жуков, Тухачевский, Микоян, Косарев, Хрущев, Цюрюпа, Стаханов... Своего рода советская Рублевка - невиданный по тем временам комфорт, консьержи в подъездах, виды на Кремль через реку, фонтаны во дворе. "Дом на набережной", или Дом правительства, построенный в начале 1930 годов архитектором Б.М. Иофаном, - памятник социалистической эпохе. О том, что эта эпоха миновала, сегодня напоминает гигантский рекламный знак "Мерседеса" на крыше.

Жить по нынешнему адресу: Серафимовича, 2, всегда было очень престижно - сам факт прописки означал принадлежность к "спецконтингенту". А кто сегодня населяет знаменитый Дом правительства? Можно ли там поселиться простому смертному?
ОТ ТРИДЦАТЫХ НЕ ОСТАЛОСЬ И СЛЕДА
Чтобы выяснить это, пришлось придумать целую легенду: секретарша ищет съемную квартиру для своего руководителя и его семьи, перебирающихся в столицу из Питера. За жизнь в таком престижном месте шеф, дескать, готов выкладывать три тысячи долларов в месяц - среднюю, заметим, цену за аренду элитного жилья в центре Москвы.
Оказалось, снять квартиру в легендарном доме не трудно. Оставила на сайте по недвижимости заявку, и буквально за несколько часов проворная риэлторша подобрала подходящий вариант. Четырехкомнатная квартира по требуемому адресу была, по ее словам, "просто конфеткой".
- От тридцатых годов не осталось и следа, - рекламировала в трубку свой "товар" агент. - Теперь там евроремонт, новая мебель, сантехника, пластиковые стеклопакеты...
На следующее утро мы договорились встретиться во дворе дома, чтобы вместе осмотреть сие "приличное место для приличного человека". Риэлтор смотрит на меня оценивающе: нет ни норковой шубы, ни прочих атрибутов красивой жизни.
- А вы, если не секрет, кем приходитесь клиенту? Просто сотрудница? - не слишком корректно интересуется моя провожатая, чтобы, наверное, определить тон дальнейшего общения. Секретарша - одно дело, а боевая подруга - совсем другое. Пришлось повторить еще раз: я всего лишь исполняю поручение руководителя, жить в квартире не буду. Финансовая пропасть между нами исчезла, и общаться сразу стало проще.
ПЕНСИОНЕР ВМЕСТО ЧЕКИСТА
Осматриваемся. Машины во дворе стоят самые разные - есть и дорогие иномарки, и отечественные "семерки". Судя по всему, с парковкой у "шефа" будут проблемы: в 30-х годах сложно было предвидеть автобум XXI века - места во дворе совсем нет.
- Здравствуйте, вы к кому? - при нашем появлении в подъезде немолодой, но довольно крепкий мужичок встает из-за стола. Называем имя хозяйки квартиры. - Да, проходите, она предупредила. - И он провожает нас взглядом до лифта.
Сегодняшний охранник на входе, скорее всего, заурядный отставник-военный. А вот в далекие 30-е, говорят, все консьержи в этом доме сотрудничали с НКВД. У гостей на входе интересовались: к кому, а не поздно ли для визита? Потом звонили в квартиру и уточняли: ждут ли гостя? Могли и до порога проводить, убедиться, что именно туда. Особое внимание уделялось и прочему обслуживающему персоналу: даже для домработницы нужны были серьезные рекомендации.
Подъезд чистый, ухоженный, однако цветов в горшках и ковровых дорожек на лестницах нет. Лифт явно родом из 80-х, такой, как и в большинстве московских подъездов, только чистый и с зеркалом в полстены. На этажах по две квартиры.
В КУХНЕ ЕСТЬ НЕ СОБИРАЛИСЬ
- Проходите, милости просим, - дверь гостеприимно распахивается. Хозяйке на вид за семьдесят, держится с достоинством.
Прихожая-холл размером не уступает большой комнате. Потолки и в самом деле очень высокие - не меньше 3,5 метра. В остальном все очень похоже на гостиничные апартаменты класса люкс - большая ванная с окном, гостиная-столовая, две спальни, кабинет. Огромные комнаты обставлены новой дорогой мебелью и бытовой техникой.
- До этого здесь почти год жил американец, - рассказывает хозяйка. - А вообще эту квартиру выделили моему отцу - он был заместителем министра обороны Советского Союза.
Практически единственный предмет, напоминающий, что мы находимся в памятнике архитектуры, - каким-то чудом сохранившаяся люстра в прихожей. Огромная, в классическом стиле. Судя по всему, ровесница дома.
К сожалению, не сохранился в этой квартире, как, впрочем, и во всем доме, ни знаменитый дубовый паркет, ни художественная роспись на потолках. Говорят, фрески были настоящими произведениями искусства - работами специально приглашенных из Эрмитажа живописцев-реставраторов. На потолках красовались пейзажи разных времен года, цветы, фрукты. Однако все это великолепие было варварски уничтожено во время очередного капитального ремонта.
- А кто у нас соседи? - интересуюсь. - Буянить по ночам не станут?
- Что вы! Спокойные, интеллигентные люди. Здесь вообще весь дом живет тихо...
По сравнению с комнатами кухня выглядит несоразмерно маленькой - всего десять "квадратов". В 30-е годы, когда строился дом, готовить самим считалось мещанским пережитком. Зачем, если на первом этаже столовая? Бытовые заботы не должны были отвлекать партийных деятелей от строительства коммунизма. Правда, по рассказам старожилов, столовая в Доме на набережной была достаточно дорогой, поэтому многие жильцы либо готовили сами, либо приносили обеды из других, более демократичных общепитов.
В современной кухне, конечно, нет ни отверстия в стене для самоварной трубы (да-да, в 30-е годы их специально планировали), ни выхода грузового лифта, на котором раньше вывозили мусор.
Договариваемся о цене аренды - три тысячи долларов в месяц без налогов. Хотите делиться с государством - платите три с половиной.
КВАРТИРА ЗА МИЛЛИОН
По пути к метро беседуем с риэлтором. Оказывается, в этом доме сейчас сдается еще одна четырехкомнатная квартира. Только стоит она не три, а семь тысяч долларов в месяц.
- В принципе там все то же самое, только вид из окна не во двор, а на Кремль, - объясняет агент. - Но ваш вариант даже лучше - не так шумно, да и загазованность меньше.
По ее словам, спрос на аренду такого жилья высок. Кое-кто из волей судьбы оказавшихся владельцами квадратных метров на Серафимовича, 2, снимает для себя квартиры попроще, а элитные апартаменты сдает. На разницу живет припеваючи.
Разумеется, квартиру здесь можно не только снять, но и купить. Трехкомнатная сейчас стоит не меньше миллиона долларов. На цену заметно влияет тот факт, что когда-то дом населяли партийные деятели, маршалы, высокие чиновники, писатели, музыканты. Если речь идет об апартаментах очень известного человека (например, несколько лет назад выставлялись на продажу хоромы маршала Жукова), стоимость будет еще выше. Покупателей не пугают ни маленькие кухни, ни дурная слава этих мест. На сегодняшний день это очень выгодное вложение средств, в один голос твердят риэлторы.
"ТРИЖДЫ РАССТРЕЛЯННЫЕ"
Дурная слава дома имеет под собой основания. Кстати, само здание возведено на "болоте", в "гиблом месте" - где-то тут казнили Емельку Пугачева, гуляли опричники Малюты Скуратова. Тем не менее в 1920 годах, когда возникла необходимость строительства жилья для разросшегося партийного аппарата, соседство с Кремлем стало определяющим фактором.
По сравнению с двух-трехэтажной Москвой 1920-1930 годов прошлого века новый десятиэтажный дом для членов правительства на 505 квартир казался тогда прямо-таки гостем из будущего. Архитектор Иофан предусмотрел, казалось, все. При доме были клуб (теперь там расположен Театр эстрады), кинотеатр "Ударник", ясли, детский сад, магазин, сберкасса, столовая, парикмахерская, прачечная, почта... Все квартиры телефонизированы, подавалась горячая вода, что по тем временам являлось неслыханной роскошью. Комнаты заранее были обставлены мебелью.
Жильцы, въезжая, подписывали акт приемки, в котором учитывались все мелочи вплоть до шпингалетов и дубовой крышки от унитаза. Рассказывают, что в первое время жизнь на Серафимовича, 2, по духу напоминала большую деревню. Так, приехавшая к сыну мать будущего вождя Никиты Хрущева часами сидела во дворе и лузгала семечки, расспрашивая соседей об их житье-бытье.
Однако атмосфера в чудесном доме-острове недолго оставалась безоблачной. В 30-е оказалось, что многие вчерашние товарищи на самом деле "враги народа". В нынешнем музее Дома на набережной хранится список репрессированных жильцов - более 700 человек. Среди них немало приговоренных к высшей мере наказания. Много и тех, кто не дождался ареста, покончив жизнь самоубийством.
Осколки семей "врагов народа" тогда либо вовсе выгоняли на улицу, либо расселяли в коммуналки. Освободившуюся жилплощадь занимали новые обитатели. Сотрудники музея говорят, что в доме есть даже "трижды расстрелянные" квартиры...
НОВЫЕ ЖИЛЬЦЫ И ТЕНИ ИЗ ПРОШЛОГО
О тайнах этого здания ходит немало легенд, одна загадочнее другой. Рассказывают про отсутствующий одиннадцатый подъезд - якобы там жили сотрудники НКВД, про ниши и пустоты между квартирами, которые использовались для прослушивания... Однако работники местного ДЕЗа и люди, которые не один год изучали историю жилого комплекса, к таким сплетням относятся скептически. В их числе и директор музея "Дома на набережной" Ольга Трифонова, вдова писателя Юрия Трифонова, который по детским впечатлениям описал мрачный и зловещий образ Дома на набережной в одноименном романе.
- Никаких ниш, проходов для прослушки в здании не было, - объясняет Ольга Романовна. - Зачем они были нужны, если прослушивались все телефоны, в доме было полно стукачей? И без всякой прослушки сажали... Тайны ищут почему-то не там, где они есть на самом деле. Для меня вот загадка другое. Как и чем можно было до такой степени запугать в 30-е годы жильцов, которые прошли подполье, царские тюрьмы, революцию, гражданскую войну? Гипноз власти? Еще вопрос: почему никто из тех, кому предлагали въехать в освободившиеся после ареста прежних хозяев апартаменты, не отказался от этой "чести"? Как можно поселиться в квартире, зная, что накануне хозяин выбросился из окна, поняв, что за ним пришли с Лубянки? Я бы и сегодня не смогла жить в доме с такой аурой...
Однако мрачные истории смущают далеко не всех. Сегодня здесь соседствуют две категории - бывшие и новые. К первым относятся потомки Свердлова, писателя Серафимовича, именем которого названа улица, архитектора Иофана и других.
О новых жильцы дома сотрудники музея рассказывают неохотно. Но известно, что в последние годы сюда въехали Геннадий Хазанов, Александр Домогаров, Борис Александров. Новые поколения жильцов Дома на набережной прошлое не страшит. Наверное, это хорошо: ведь именно страха добивались от людей в далекие тридцатые.
СПРАВКА "ТРУДА"
Громкое имя предыдущих хозяев заметно повышает цену квартиры. Несколько лет назад в доме N 3 в Романовском переулке (бывшая ул. Грановского) за полтора миллиона долларов была продана квартира маршала Рокоссовского. Этот адрес не менее известен, чем Дом на набережной. На улице Грановского жили Ворошилов, Фрунзе, Буденный, Косыгин, Каганович и многие другие деятели советской эпохи. Выставлялась на торги и пятикомнатная квартира министра культуры СССР Екатерины Фурцевой - ее начальная цена составляла 1 миллион 150 тысяч. Правда, в итоге сделка так и не состоялась.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников