22 сентября 2018г.
МОСКВА 
23...25°C
ПРОБКИ
0
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 66.25   € 78.08
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

Я МОГ БЫ ПОТАНЦЕВАТЬ И С ПРИНЦЕССОЙ ШВЕЦИИ

Мамедова Майя
Опубликовано 01:01 27 Декабря 2001г.
Студент Московского государственного технического университета имени Баумана Антон Одноволов принял участие в церемонии вручения нобелевских премий 2001 года. Столь высокой чести он удостоен благодаря исследованиям в области оптимизации систем промышленного кондиционирования и вентиляции. Семнадцатилетний ученый не только разработал простой и надежный способ уменьшения энергетических потерь при эксплуатации гибких воздуховодов, но и сделал ряд открытий. Все они запатентованы и уже применяются некоторыми крупными российскими и зарубежными предприятиями.Сразу после возвращения из Швеции Антон Одноволов, сделав исключение (идет сессия), дал интервью корреспонденту "Труда".

- Антон, неужели даже вам преподаватели "Бауманки" не делают послаблений?
- Об этом и речи быть не может: в самолете, а потом и в общежитии, где я жил со студентами, приехавшими на нобелевские празднества, не расставался с учебниками.
- Это не вызывало удивления сверстников? Казалось бы, можно расслабиться...
- Побывав в Уппсалинском университете и Каролинском институте, я видел, с каким пиететом шведы относятся к образованию. Оно возведено здесь в ранг государственной политики. В развитие науки вкладываются огромные средства. Вузы - это не только учебные заведения, но и исследовательские центры высокого уровня. В Уппсале, например, разрабатываются микропроцессоры для космической индустрии, которые опережают всем известные Pentium4 по мощности и компактности в 10 раз. Мне самому довелось увидеть это производство, и я был поражен: люди здесь работают в специальных скафандрах, чтобы избежать попадания пылинок в микропроцессоры. Представьте, в вузах компьютерная техника обновляется почти ежегодно. Все мониторы - жидкокристаллические. Мел, доски, фломастеры - архаизм. На лекциях в основном используется Power Point или Overhead projector. В Каролинском институте студенты занимаются вопросами биологии и медицины. И опять - техника на высоте. Микроскопом, к примеру, управляет отдельный модуль, подключенный к джойстику, информация выводится на монитор компьютера. Вроде ничего особенного, но благодаря этой технике можно поручить компьютеру "заурядную" работу: например, подсчитать число клеток в группе пробирок.
- Неужели все эти впечатления сильнее, чем само участие в церемонии вручения нобелевских премий?
- В определенной степени, да. Хотя, безусловно, это приглашение стало для меня настоящим сюрпризом. Но мне привлекательно все, что связано непосредственно с наукой, техникой.
- А удалось ли побеседовать лично с кем-нибудь из нобелевских лауреатов?
- На приеме в Нобелевском музее можно было побеседовать с любым из лауреатов. Кстати, это можно было сделать и на улицах Стокгольма, все участники церемонии ходили по шведской столице, как "простые смертные". Я общался с лауреатом в области химии сэром Гарольдом Крото: мы встречались и были знакомы раньше. Необыкновенно интересная личность Тим Хант, лауреат в области физиологии и медицины. И, конечно, с радостью встретился с Жоресом Алферовым, который узнал и подошел ко мне.
- А вы сами могли в рамках нобелевской недели представить какие-то свои работы, исследования?
- Такую возможность имели все 25 участников - победителей национальных соревнований молодых ученых Европейского Союза. Для нас был организован симпозиум, на котором мы выступили с докладами перед нобелевскими лауреатами.
- Неужели вы настолько окунулись в науку, что света белого не видите? Скажем, наверняка вокруг были очаровательные девушки?
- И первая среди них - сама принцесса Виктория. Она настолько проста в общении, что мы тотчас забыли, что с высокой особой беседуем. Оказалось, принцесса, как и я, обожает собак, а более всего - своего лабрадора Джамбо.
Очень красивые в нарядных бальных платьях, с соответствующими прическами были на банкете и балу девушки, приехавшие на нобелевскую церемонию.
Что удивительно, на банкет в Голубой зал ратуши все направились в городских автобусах. Вот такая демократия. Нас учили этикету, из чего среди прочего я узнал, что для каждого кавалера на банкете главная дама та, что сидит справа от него. Подняв бокал, не чокаются, а кланяются: правой даме, левой даме, и той, которая сидит напротив. Затем делается глоток вина, и поклоны повторяются, но в обратном порядке.
Каждое новое блюдо вносится под новый музыкальный аккомпанемент. Первым блюдом подали креветки с желе, а под него - шампанское. Затем была куриная ножка с нежной мясной начинкой внутри, пюре и - сухое красное вино. На десерт - мороженое, украшенное сахарной ватой и - белое сладкое вино. "Запасы" хлеба не пополнялись, так что, когда подали второе блюдо, мне пришлось поделиться с моей "правой" дамой - американкой.
Более всего демократичен нобелевский бал, где, как мне кажется, можно было запросто пригласить на танец и принцессу Викторию. Музыка - только современная, поэтому молодежь вместе с "солидными" нобелевскими лауреатами выложилась по полной программе. А вальс там никто не танцует, хотя перед отъездом в Швецию меня этому учили специально.




Кто такие, по-вашему, Александр Петров и Руслан Боширов?