11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СЕМЬ ТОМОВ ПОД ЕЛКУ

Рычкова Ольга
Опубликовано 01:01 27 Декабря 2006г.
Во времена книжного дефицита был популярен лозунг "Книга - лучший подарок!". Сегодня среди новогодних подношений книги занимают место скромное: по статистике их дарят только в 6% случаев. Хотя прилавки ломятся от изданий на любой возраст и вкус...

Если вспомнить другой лозунг "Лучшее - детям!", хорошим сюрпризом для школьников станет роман Фреда Арды "Лис Улисс". "Штампом "ОТК" служит победа в конкурсе "Заветная мечта". Автор определил жанр книги как "юмористическую фэнтэзи". Лисичка-тинэйджер Берта, пингвин-романтик Евгений, кот-аферист Константин во главе с философом лисом Улиссом ищут клад: саблезубые тигры спрятали "в секретном месте свои сокровища и книги , "полные величайшей мудрости и тайных знаний о мироздании!". Это и приключения, и комедия, и притча... "Лис Улисс" из тех книг, которые читаются взахлеб, в том числе с фонариком под одеялом (проверено).
Натурам поэтическим подойдет альманах "День поэзии - XXI век". Когда-то издание было ежегодным, потом прервалось и возобновилось к 50-летию первого выпуска. В "Дне поэзии-56" печатали Цветаеву и Есенина, Ахматову и Пастернака... Два участника того альманаха здравствуют до сих пор - это Виктор Боков ("А море мурлычит, а волны булгачат,/ А травы, как люди, от ветра бегут./ А чайка зачем-то незнаемо плачет,/ А ястребы северных кур стерегут") и Константин Ваншенкин ("И всегда в суматохе людской,/ Что законами жизни ведома,/ Отличаются разной тоской/ Детский садик от детского дома"). Среди других авторов нынешнего выпуска Белла Ахмадулина и Андрей Вознесенский, Евгений Евтушенко и Александр Кушнер, Юнна Мориц и Римма Казакова, Владимир Бояринов и Виктор Пеленягрэ ("Как упоительны в России вечера") - всего 114 имен. Так что говорить о кризисе поэзии пока не стоит.
Для тех, кто превыше всего ценит в литературе глубину мысли, - исследование Бориса Тарасова "Историософия Ф. И. Тютчева в современном контексте". Поэт предстает здесь как публицист (в книге опубликованы две его работы - "Записка" и "Россия и революция"), философ, историк. "Человеческое я, желающее зависеть лишь от самого себя, не признающее и не принимающее другого закона, кроме собственного волеизъявления, одним словом, человеческое я, заменяющее собой Бога, конечно же, не является чем-то новым среди людей; новым становится самовластие человеческого я, возведенное в политическое и общественное право и стремящееся с его помощью овладеть обществом..." Только ли к Великой французской революции относятся эти тютчевские слова? А возмущавшее поэта стремление политических партий "силой и хитростью, соблюдением договоров и нарушением их" добиваться своих целей? В современной политике оно стало нормой, и остается только удивляться прозорливости Федора Ивановича.
Однако многим хочется отдохнуть и от политических страстей, и от повседневной суеты, а лучший отдых - на природе. Если не удается скрыться в деревенской глуши, пройдите по "Медвежьему следу" Юрия Блинова. Читателя ждут истории про "Хозяина леса" и других персонажей тайги и тундры: "Я протер задымленные глаза, напряг зрение и разглядел, что по лесу, далеко не удаляясь, какое-то животное шастает... Я подошел к нему метров на тридцать и признал в дикаре лосенка. Это... был вылепленный красавец, еще малыш, точнее сигалеток, но уже на длинных, под два метра, стройных ногах... Рассматривая его, я старался понять, почему супротив всех правил это лесное чудо не убегает от меня, почему с любопытством и без страха разглядывает?" Критик Лев Аннинский прочит Блинову место "между Джеком Лондоном и Сетоном-Томпсоном". Что ж, поживем - увидим...
Для закоренелых урбанистов, которые даже в праздники не могут выпасть из бешеного ритма мегаполиса, подойдет "Книга учета жизни" Яна Шенкмана, написанная в стиле минимализма. Эти миниатюры легко читаются и в метро, и в автобусе, и даже в лифте. Автор называет свое детище "коллажем из подслушанных и придуманных разговоров, статей, рассказов, доносов, диалогов и реплик". Хотя придумал или услышал, не так важно - важно умение подмечать смешное: "Как-то в метро я минут тридцать наблюдал здоровенного лба явно бандитской наружности, с интересом листающего страницы. Вид у него был такой, будто все понимает. Изловчившись, я прочел название на обложке: "Вас арестовали. Что делать?"
Из забавных фрагментов состоит и книга воспоминаний и прозы "Все к лучшему..." протоиерея Михаила Ардова. Его персонажи - Пастернак и Зощенко, Утесов и Раневская, Лидия Русланова и Надежда Мандельштам... Со многими автор - сын популярного сатирика и юмориста Виктора Ардова - был знаком с детства, а Анна Ахматова подолгу жила в их московской квартире. "Ребен-ы-к! Разве так я тебя воспитывала?" - эту полушутливую фразу Михаил и его младший брат Борис часто слышали от Анны Андреевны. Как-то Борис пропел ей частушку: "Дура я, дура я,/ Дура я проклятая!/ У него четыре дуры,/ А я дура пятая!" "Это похоже на мои стихи", - проговорила Ахматова. А вот Анна Андреевна с другим Борисом - Пастернаком - ведет очень сложную и непонятную беседу. "О чем вы говорили?" - спросили ее после. Она засмеялась и сказала:
- Как, разве вы не поняли? Он просил, чтобы из моего стихотворения о нем я выбросила слово "лягушка"...
Во второй редакции этой вещи "лягушки" нет, Ахматова заменила ее словом "пространство".
Кстати, о Борисе Леонидовиче. Если вы подарите кому-нибудь биографию "Пастернак" из серии "ЖЗЛ" со словами: "Вот книга ценой в три миллиона рублей", это будет чистой правдой. Именно столько получил ее автор Дмитрий Быков как лауреат премии "Большая книга". Так что иногда книга - не просто подарок, но и предмет роскоши.
В общем, роскошного вам чтения в наступающем году. Читателям - новых книг, хороших и разных, а книгам - новых читателей!


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников