Желтая карточка для международного министра

Незадолго до выдвижения на международный уровень Жумангарин получил от руководства выговор за упущения в «антимонопольной» работе. Фото: globallookpress.com

Саморекламы у министра Евразийской комиссии Серика Жумангарина из Казахстана более чем достаточно. Чего не скажешь о реальных делах


В Санкт-Петербурге прошел саммит «евразийской пятерки» - заседание Высшего Евразийского экономического совета (ВЕЭС). Разногласий не было, все решения приняли оперативно - в том числе Декларацию о дальнейшем развитии интеграционных процессов в рамках ЕАЭС и изменения в Регламент работы ЕЭК, в частности в Протокол об общих принципах и правилах конкуренции.

Ибо ситуация в этих важнейших сферах выглядит тревожно: процесс экономической интеграции внутри союза начинает тормозиться: если в 2017-м году по сравнению с 2016-м был зафиксирован значительный рост взаимной торговли между странами-участницами договора – на 27,3%, то в 2018 году он вырос лишь на 9,2%. Показатели по 2019 году пока не подведены, но тенденция остается такая же – на снижение. Почти не растет, а местами падает удельный вес взаимной торговли внутри ЕАЭС в общем товарообороте стран.

Причина понятная. Как заявляет авторитетный эксперт Елена Кузьмина из Института мировой экономики и международных отношений имени Е. М. Примакова, первичные торговые эффекты от участия в Таможенном союзе уже практически исчерпаны, «сливки сняты». А дальнейшим развитием общего рынка страны-участники занимаются мало и бессистемно.

«Слабость Союза - в неспособности или нежелании элит объяснять самим себе и друг другу его вполне очевидные выгоды, - вторит ей научный руководитель и декан факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Сергей Караганов. - Существенной слабостью ЕАЭС является низкая исполнительная культура, трудный процесс согласования с министерствами решений, обязательных для исполнения. А они весьма часто на уровне исполнения «замыливаются»: лень, лично не выгодно, не хватает квалификации…»

То есть, не справляется управленческий аппарат, где многое зависит от профессиональных и деловых качеств ключевых руководителей - членов коллегии (министров) Евразийской экономической комиссии. Далеко не все выдерживают проверку каждодневной работой на доверенных им направлениях.

Здесь в первую очередь надо говорить об Антимонопольном блоке ЕЭК, который в нынешнем мае возглавил Серик Жумангарин, ранее работавший главой Комитета по регулированию естественных монополий Республики Казахстан (РК), а затем вице-министром по региональному развитию РК.

Казалось бы, выдвижение на пост министра Евразийской комиссии было оправдано: три высших образования, в том числе в Карагандинском университете по специализации «финансы и кредит» а в Международной академии бизнеса – «менеджмент». Есть и практика работы в частных компаниях и государственном секторе.

Но незадолго до выдвижения на международный уровень вице-министр получил от премьер-министра Бакытджана Сагинтаева выговор за серьезные упущения именно в «антимонопольной» работе: при его попустительстве казахстанские монополисты получили немалую прибыль за счет завышения тарифов. Непосредственный начальник Жумангарина - министр национальной экономики Тимур Сулейменов, комментируя выговор своему заместителю (и председателю Антимонопольного комитета Азамату Майтиеву), заявил, что оба будут лишены денежных премий. «Они сейчас «висят» на желтых карточках», - сказал тогда Сулейменов.

Прошло еще два месяца – и снова провал: вице-министр публично объявил о грядущем снижении стоимости коммунальных услуг, а также обслуживания лифтов и вывоза мусора в восьми самых многонаселенных областях - Жамбылской, Алматинской, Западно-Казахстанской, Карагандинской, Костанайской, Кызылординской, Туркестанской и Северо-Казахстанской. Время шло – обещания не выполнялись. В интернет-сетях появились ехидные комментарии: «Че-та не вижу снижения тарифа в Алмате!? Если сказали и не сделали, значит не умеют работать?!», «Тарифы на ком-услуги и сотовую связь снизить обещали - и где же эти блага?». Вице-министр отмалчивался. А когда с теми же вопросами на пресс-конференции к нему обратились журналисты, получили резкую отповедь: «Не бесите меня!»

В ситуацию вновь пришлось вмешиваться министру экономики – причем, его уже спрашивали, не пора ли предъявлять Жумангарину «красную карточку»?

В новой должности «главного антимонопольщика» ЕАЭС казахстанский выдвиженец тоже пока не добился прогресса. На пресс-конференции через полгода после назначения с апломбом ответил на вопрос о действиях ЕЭК по снятию торговых барьеров: «В этом году сняли 17 и в ближайшее время ещё восемь снимем. Это хорошая динамика». Чуть позже, приехав в Армению, назвал совсем другие данные: “устранено более 50 барьеров, однако они постоянно возникают…». А ведь проблема – одна из самых серьезных. Именно о ней на нынешнем петербургском саммите заявил президент РФ Владимир Путин: «Cтратегия развития нашего Союза должна быть согласована в окончательном виде в ближайшее время». И добавил, что в первую очередь нужно решить вопросы «различного рода взаимных ограничений и изъятий…».

Но у международного антимонопольного министра Жумангарина получается иначе: сначала подметаем, а следом снова мусорим. Причем, такую работу он называет «нормальной практиков развития».

Было бы понятно, если бы Казахстан, чьим посланником в ЕЭК стал бывший главный антимонопольщик РК, утвердился лидером экономической интеграции в рамках ЕврАзЭс, подавая пример партнерам по содружеству. Но куда там? В самой республике решено придержать правила единого ранка услуг в сфере строительства аж до 2025 года. Нынче в Казахстане готовятся к кризису в молочной отрасли в связи с введением производственных регламентов, обязательных для всего ЕАЭС.

«Молочный» регламент был принят 6 лет назад - в 2013 году решением Совета Евразийской экономической комиссии. Он направлен на значительное повышение безопасности и качества молока и молочной продукции, выпускаемых на территории ЕАЭС в пищевых целях. Согласно новым требованиям, с 1 января 2020 года для сырого молока, сырого обезжиренного молока, сырых сливок, используемых для производства молочных продуктов, вводятся новые максимальные показатели содержания КМАФАнМ (количества мезофильных аэробных и факультативно анаэробных микроорганизмов) и соматических клеток Это позволит с особой тщательностью контролировать показатели чистоты, кислотности, плотности, бактериальной обсемененности, жирности и т. д.

А Казахстан к новым требованиям оказался не готов. Республика и нынче питается, в основном, завозным молоком: в 2018 году Казахстан импортировал из России в 15 раз больше молочной продукции (300000 тонн), чем экспортировал (20000 тонн). Эксперты объясняют сложившуюся ситуацию недостаточным количеством молочных ферм. Ситуацию ухудшает тот факт, что казахстанская продукция в среднем в 2 раза дороже своих российских и белорусских аналогов, соответствующих всем стандартам качества, декларируемых в ЕАЭС.

Эти проблемы имеются не только в молочной отрасли стран-участниц ЕАЭС. Но их нередко пытаются решить «левыми путями» - надуманными запретами на ввоз более качественной или дешевой продукции из других стран союза и, наоборот, «продавливанием» туда своего экспорта. Только в нынешнем году на уровень Комиссии пришлось выносить несколько десятков фактов массового задержания внутрисоюзной продукции на границе. Бизнес все чаще жалуется и на беспричинно применяемые жесткие меры фито-санитарного контроля, карантины и т.д. По факту это означает превращение контролирующих органов из защитников рынка в его непрошенные регуляторы. И если раньше на это в масштабах Казахстана «сквозь пальцы» смотрел глава Антимонопольного комитета РК Жумангарин, то теперь аналогичные подходы перекочевали в деятельность «международного министра» Жумангарина вместе с его переездом в Москву.

«Страны-члены союза очень эффективно возводят нетарифные барьеры, считает директор общественного фонда «Центр прикладных исследований «Талап» Рахим Ошакбаев. - Есть отраслевые лоббисты и местные региональные власти, которые могут их возводить и достаточно успешно». Здесь надо добавить, что происходит это при полном попустительстве международного министра и его аппарата.

Кстати, аппарат получился насквозь бюрократическим: по словам самого министра, жалобы бизнеса на «барьеры» - то есть, нарушения уже принятых законов и соглашений - могут рассматриваться в ЕЭК и год, и два. «Это нормальные сроки для объединения, в котором участвуют пять стран, - говорит Жумангарин. – Здесь не надо жалеть времени, потому, что это время потрачено на поиск консенсуса».

После таких слов становится понятно, каким «черепашьим шагом» будет ползти новый экономический союз с такими министрами. И почему другие страны совершенно не рвутся вступать в ЕврАзЭс. «Главная проблема: так и не удалось заманить в наши ряды хотя бы одну непостсоветскую страну, которая вошла бы или ассоциировалась с союзом не по инерции, а потому что это выгодно и безопасно. Значит, для них преимущества союза не так очевидны», - говорит аналитик Газиз Абишев.

О работе антимонопольного блока Комиссии ЕврАзЭс мало известно в странах союза. Хотя, по словам министра Серика Жумангарина, только за последние три месяца его эксперты провели 18 выездных заседаний общественной приёмной в разных городах Беларуси, Казахстана и России. Цель - установление прямого контакта с бизнесом стран-участниц Евразийского союза и выявление препятствий на пути свободной торговли между его участниками.

Есть на сайте ЕЭК и раздел новостей по теме «Конкуренция и антимонопольное регулирование». Казалось бы, это должно быть самой горячей темой если не всего сайта, то раздела по конкуренции. Благо, нарушений в этой области пруд пруди. Но никаких новостей этого плана здесь нет. Зато регулярно сообщается, что…

«Министр ЕЭК Серик Жумангарин принял участие в заседании глобального форума по конкуренции ОЭСР»…

«Векторы взаимного сотрудничества в сфере защиты конкуренции обсудили представители антимонопольного блока Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) и Андского сообщества – интеграционного объединения стран Латинской Америки – на встрече в Лиме (Республика Перу). Делегацию Комиссии возглавлял член Коллегии (министр) по конкуренции и антимонопольному регулированию ЕЭК Серик Жумангарин…»

«О сотрудничестве с международными организациями и совершенствовании права Евразийского экономического союза (ЕАЭС) на пленарном заседании по вопросам сотрудничества конкурентных ведомств БРИКС рассказал член Коллегии (министр) по конкуренции и антимонопольному регулированию Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Серик Жумангарин…»

«В Нур-Султане (Республика Казахстан) в формате диалоговой площадки состоялась встреча представителей Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) во главе с членом Коллегии (министром) по конкуренции и антимонопольному регулированию ЕЭК Сериком Жумангариным с бизнес-сообществом Казахстана…»

То есть, саморекламы у международного министра более, чем достаточно – куда больше, чем практических дел. Казахстанские политологи отмечают, что такая активность обычно сопровождает попытки занять какое-нибудь значимое кресло в родном правительстве – вплоть до премьерского или вице-премьерского постов. Но в народе о таких говорят: «Широко шагаешь – штаны порвешь…»



О предложениях для голосования по поправкам в Конституцию знают менее четверти россиян (по данным ВЦИОМ). А вы о них знаете?