29 сентября 2016г.
МОСКВА 
14...16°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.16   € 70.88
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

УГРЮМЫЕ "ФАНТАЗИИ БЕЗУМЦА"

Губайдуллина Елена
Статья «УГРЮМЫЕ "ФАНТАЗИИ БЕЗУМЦА"»
из номера 016 за 28 Января 2000г.
Опубликовано 01:01 28 Января 2000г.
Меньше месяца осталось до новой премьеры Большого театра. Петербургский хореограф Борис Эйфман на встрече в ГАБТе сообщил московским балетоманам и журналистам, что заканчивает здесь постановку балета о Павле I "Русский Гамлет" на музыку Бетховена и Малера.

Разумеется, Борис Яковлевич приехал во главе своей труппы в Москву не только для этого сообщения. Пока балет главного театра страны овладевает непривычным пластическим языком (современная хореография - редкая гостья в этих стенах), на его сцене выступает "Театр балета Бориса Эйфмана".
Большому театру - большие гастроли. Шесть спектаклей - своеобразный отчет хореографа за десять лет работы. То, что в последнее время Эйфман ставит трагедии и надрывные драмы, для москвичей не новость. Балеты "Чайковский", "Мой Иерусалим", "Красная Жизель" и "Карамазовы", включенные в нынешнюю программу, в столице видели и раньше. Зато комедийный талант петербуржца, так ярко проявившийся в его давних работах "Безумный день" и "Двенадцатая ночь, или Что угодно", уже успели подзабыть. Может, поэтому "Дон Кихот, или Фантазии Безумца" и "Пиноккио" вызвали повышенный интерес.
"Дон Кихот" поставлен шесть лет назад, "Пиноккио" - десять. После просмотров стало понятно, почему эти спектакли так долго скрывались от москвичей (при том, что театр Эйфмана приезжает в первопрестольную почти каждый год). Увлекшись трагедиями, хореограф потерял желание (а может, и разучился) шутить. Без пафоса и трагедийного понимания жизни уже не интерпретируется ни один сюжет, даже самый развеселый и сказочный.
Мир словно раскололся на две половины - черную и белую. И герой, склонный к мучительному раздвоению личности, обречен пребывать в пограничном состоянии и только и делает, что перелетает из мрака в свет и обратно. Дон Кихот то заточен в угрюмую психбольницу, то вовлечен в радостные испанские танцы. Пиноккио разрывается между хулиганской компанией приспешников Карабаса и добродетельным обществом шарманщика Джузеппе и спасительницы-феи. И в том, и в другом спектакле про "хорошо" и "плохо" рассказывается примерно по такой же схеме, как в знаменитом нравоучительном стихотворении Маяковского: после "отрицательной" сценки обязательно следует "положительная". В "Фантазиях Безумца" подобное простейшее чередование оправдано темой - грезы сменяют суровую действительность так же, как ночь сменяет день. Но детская сказка требует более продуманного либретто. Излюбленный Эйфманом "монтажный метод" начисто лишил историю деревянного мальчишки логики и смысла. Мелькают эпизоды - приключения Пиноккио, показанные вне сюжетной связи друг с другом. И совершенно не понятно, каким образом он впутывается в эти авантюры.
Еще непонятнее - зачем понадобилось смешивать "Пиноккио" Карло Коллоди и "Золотой ключик" Алексея Толстого: ведь вторая сказка хотя и написана по мотивам первой, кардинально от нее отличается. В финале у Эйфмана и волки сыты, и овцы целы - Пиноккио превращается в настоящего мальчика (как у Коллоди) и в придачу получает кукольный театр, невесту Мальвину-коломбину и счастливую страну (как у Толстого).
"Дон Кихот" заканчивается менее оптимистично - скиталец возвращается в опостылевшую больницу. Но поклоны-подтанцовки в испанском стиле вновь напоминают о балетном празднике. И кажется, такое механическое чередование может продолжаться до бесконечности...


Loading...

Госдеп пригрозил России терактами из-за позиции по Сирии.