08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПРЕРВАННЫЙ ПОЛЕТ

Долгополов Николай
Опубликовано 01:01 28 Января 2003г.
Какой это был счастливый для "королевы спорта" день - 21 июля 1963-го. Никогда легкая атлетика не собирала и не соберет в Лужниках столько людей - 103 тысячи нарядных, возбужденных, полных радужных ожиданий зрителей. Они пришли, чтобы увидеть, как наша сборная СССР побьет "этих американцев". Никита Хрущев твердо обещал, что мы обязательно и вот-вот догоним и перегоним США. В спорте это должно было свершиться раньше, чем в экономике. И - свершилось. Остальные предсказания оказались хрущевской заумью, а здесь мы победили.

В прыжках в высоту Валера Брумель установил фантастический мировой рекорд - 228 сантиметров. Я сначала болел за Роберта Шавлакадзе. Но чемпион Римской Олимпиады получил травму, и с Джоном Томасом - Летающим кузнечиком из Бостона боролся Валера. Он летал над сектором, он парил, и вся наша Северная, самая дешевая трибуна, на которой собрались в основном мальчишки, летала вместе с ним. Автограф Брумеля, вырванный мной в ожесточенной борьбе с другими ребятами, стал предметом гордости на все школьные годы и демонстрировался наравне с полученной на балете в Большом подписью первого космонавта Юрия Гагарина. А что еще у нас было, кроме хвастовства Никиты, космоса и великих спортсменов во главе с молодым, почти ровесником, Брумелем, - трижды, начиная с 1961-го, провозглашавшегося лучшим спортсменом мира?
И когда в 1965-м он разбился на своем мотоцикле, люди горевали о нем будто о своем родном. Но дальше Валерию Брумелю пришлось бороться только самому - за самого себя. Его оперировали больше тридцати раз, и еще один российский гений доктор Илизаров из Кургана поставил его на ноги.
Фантастическими усилиями он дважды возвращался в сектор. И мало кто понимал, что его теперешние 205 и 207, столь далекие от рекордов, им не уступают. Валерий писал книги, сценарии, где главным героем был он. Искренние и трогательные, они с удовольствием раскупались. Но от писателя ждали чего-то большего: ведь Брумеля невольно оценивали по высшему разряду, и планка этих ожиданий всегда оказывалась немножко завышенной.
Мы довольно часто встречались. И мне, спортивному журналисту, уже приходилось что-то советовать своему кумиру детства, даже наставлять его. Валерию это не очень нравилось. Таких вот учителей, наставников было, к сожалению, гораздо больше, чем помощников. Он был великим спортсменом и заслуживал внимания, уважения. А его наставляли на путь истинный. Распался звездный, как тогда писали, брак с олимпийской чемпионкой по конному спорту интеллигентнейшей Еленой Петушковой. Временами его захватывала хандра, а вместе с ней - вечная русская болезнь...
Жить было тяжело. Изредка по старой привычке заглядывал в престижный дом рядом с метро "Кропоткинская". Шикарных призов в небогатой квартире не становилось меньше, хотя ему и предлагали продать их за бешеные по тогдашним меркам деньги. И его любимая "Золотая каравелла" стояла на столике, будто совершала нелегкое свое плавание вместе с хозяином по бурным житейским волнам.
Как-то я его обидел. "Ну, что, Валера, поедем в Севилью, на чемпионат мира". Он посмотрел на меня недобро: "Далеко. Не всем по карману". И я осекся...
С ним было страшно интересно сидеть на трибуне, слышать комментарии. Вот уж кто не был восторженным и сюсюкающим. Сравнение прыгунов его лет с сегодняшними всегда не в пользу последних. Легко доказывал: нам было в сто раз труднее.
В последние годы судьба наконец улыбнулась Валерию. Он успокоился. И приятная, милая жена Светлана, с которой он появлялся везде и всюду, подарила ему сына.
Но тяжелая болезнь бродила уже где-то рядом. Иногда захлестывала депрессия. А как мало ему было надо. Однажды с гордостью рассказал мне: "Ездил в Самару, на Кубок губернатора, и Титов нас там так здорово принимал". Ждали его в Самаре и в это воскресенье. Говорили: "Валерию стало лучше". Но он не приехал...
Прошу спортивное руководство высоких рангов вот о чем: Брумелю полагалась президентская стипендия. Не лишайте этой президентской милости семью Брумеля, его маленького сына, только пошедшего в первый класс. И еще. В прошлом году к 60-летию Валерия один из известных предпринимателей пообещал подарить ему машину, но все как-то затягивалось, решили, что дар будет преподнесен на стартах "Русской зимы" 30 января. Так, может, сдержать слово? Недолгой своей жизнью космический прыгун заслужил, чтобы его близкие все же были окружены вниманием и заботой, которой так не хватало ему.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников