06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

АЛЕКСАНДР ЗДАНОВИЧ: ТЕРРОР В ЧЕЧНЕ ВОЗГЛАВЛЯЮТ АРАБЫ

Янченков Владимир
Опубликовано 01:01 28 Февраля 2002г.
Руководитель управления программ содействия ФСБ РФ генерал-лейтенант Александр ЗДАНОВИЧ - пожалуй, один из самых осведомленных высших офицеров ведомства, возглавляющего контртеррористическую операцию в Чечне. Специальный корреспондент "Труда" встретился с ним в Ханкале, на главной базе федеральных сил.

- Александр Александрович, причастные к контртеррористической операции политики и генералы называют разные сроки окончательного разгрома бандформирований: одни - наступающую весну, другие - последующие времена года. Ваше мнение?
- Никаких конкретных сроков я бы не называл. Как известно, согласно Указу N 61 президента России от 22 января 2001 года руководство контртеррористической операцией поручено ФСБ РФ. Главная наша задача - борьба с международным терроризмом. Конкретнее - поимка или ликвидация наиболее одиозных главарей бандформирований, таких, как Масхадов, Басаев, Хаттаб, Омар и другие.
Хочу сделать существенную оговорку. Сейчас сложилась ситуация, при которой чеченцев, оказывающих сопротивление федеральным силам, подмяли под себя арабы, принадлежащие прежде всего к экстремистской организации "Братья мусульмане". Это верхний слой управления бандформированиями - так называемая военная меджлис шура. В ее руководство входит лишь один-единственный чеченец - Шамиль Басаев. Все другие - арабы. Военный блок возглавляет Хаттаб, идеологический - Абу Омар. Басаеву не досталось, видимо, конкретного "участка работы", и он руководит лишь своими неплохо подготовленными бандгруппами. Хотя к его слову в шуре прислушиваются .
Большая часть полевых командиров группируется вокруг Хаттаба, Омара и Басаева. Как бы в стороне стоят те, кто ориентируется на Масхадова. Это "воинство" весьма незначительно, не больше 200 человек. Попытки этих основных двух групп объединиться безуспешны по одной простой причине - у них разные хозяева, обеспечивающие их финансовой подпиткой. Деньги для Масхадова собирают его представители в некоторых странах Запада, в Турции, Грузии, Азербайджане, а Хаттаба, Абу Омара и Басаева в более широких масштабах финансирует уже упомянутая международная организация "Братья мусульмане".
Тем не менее точки соприкосновения у бандформирований, возглавляемых, с одной стороны, Масхадовым, а с другой - арабами, есть. И пока не будут нейтрализованы три главных террориста - Хаттаб, Басаев и Масхадов, нынешняя фаза контртеррористической операции прекращена не будет.
- Почему же мощным силовым структурам России до сих пор не удается обезглавить террористические банды?
- С оперативной точки зрения, можно провести масштабную силовую операцию, но при этом не исключены большие людские потери. Мы сковали деятельность бандитов, разрушили их систему управления, раздробили крупные бандформирования на мелкие группы. И стоит ли в этой ситуации рисковать нашими людьми? Бандитским главарям все равно никуда не деться, все пути их отхода надежно перекрыты. А меры, которые мы предпринимаем, рано или поздно закончатся для них крахом.
С другой стороны, несмотря на все усилия федерального центра и чеченского правительства, пока, к сожалению, не удалось достичь необходимого уровня социально-экономической стабилизации в республике. Новые рабочие места пока создаются в основном в Грозном. Так вот, безработица, низкий жизненный уровень подавляющего большинства населения и являются той социальной базой, которая питает банды новыми боевиками. Не имея источников существования, молодые люди вынуждены пополнять террористические группы. 20-30, а то и 50 долларов для чеченца - огромные деньги, и, отрабатывая их, он ставит фугас. Никаких идейных соображений при этом у такого диверсанта нет. На преступление он идет только из-за денег.
Некоторые российские СМИ нас упрекают: федералы, мол, проводят адресные операции, уничтожают боевиков в горах, а количество бандитов, по сообщениям самих же военных и спецслужб, как было в пределах 1500 человек, так и остается. Но мы и не скрываем: определенная подпитка бандформирований людьми внутри Чечни имеет место, однако люди берут в руки оружие или ставят фугасы не по идейным убеждениям, а из стремления заработать. Кстати, в последнее время заметно участились случаи самоподрывов диверсантов при установке мин и фугасов. Это означает лишь одно: квалифицированных подрывников у бандитов уже нет, они вынуждены прибегать к услугам случайных людей, даже детей и подростков. За неполные два месяца нами зарегистрировано около 40 таких самоподрывов.
- Недавно помощник президента России Сергей Ястржембский признал: "Контртеррористическая операция в Чечне давно бы завершилась, если бы часть населения не помогала боевикам". Процент этой "части населения", наверное, определить не легко?
- Установить такой процент невозможно: кто открыто признается в пособничестве боевикам? Но вот, участвуя в последней адресной спецоперации в Старых Атагах, я побывал в нескольких чеченских семьях, проживающих на улицах Нурадилова и Кооперативной, где были боестолкновения с бандитами. Я не почувствовал ни малейшего враждебного отношения со стороны чеченцев. Между тем дома для посещения я не выбирал, заходил в первый попавшийся... Напротив, люди благодарили нас за то, что мы избавили их от бандитов.
- А почему эти самые люди сами не проинформировали федеральные власти о том, что в их селе угнездились боевики?
- Почему вы так решили? Грош цена была бы спецслужбам, если бы мы не пользовались информацией от населения. Кстати, и спецоперацию в Старых Атагах, где были уничтожены 16 боевиков, мы проводили по данным, полученным от местного населения. Причем с указанием конкретных адресов, где находились бандиты.
Тяжелей обстановка в горных районах. Присутствие федеральных сил там минимально. Люди запуганы, ведь именно в этом регионе чаще всего террористы убивают глав администраций и даже имамов.
И еще одно важное обстоятельство, о котором, как это ни странно, почему-то не принято говорить. Я имею в виду роль тейпов в чеченском обществе. Родственника, даже дальнего, чеченцы, как правило, не выдают. Даже если он участвует в незаконных вооруженных формированиях. Скажем, появилась в каком-то селе банда, возглавляемая местным жителем. Даже ненавидя его, далеко не каждый решится сообщить о банде представителям власти.
Тем не менее нужную информацию спецслужбы получают, какого-то вакуума, отделяющего их от населения, нет. Тем более что в республике уже работают радио и телевидение, выходит с десяток районных газет. Правда, опять же из зоны охвата СМИ выпадают те же горные районы. Люди здесь фактически отрезаны от внешнего мира, каждый даже самый устаревший номер газеты зачитывается до дыр. И этим вовсю пользуются бандиты, проводя широкую антироссийскую пропаганду.
- Известно, что после многих адресных спецопераций в Грозный потоком идут жалобы на грубое поведение подразделений федеральных сил. Военнослужащие, особенно рядового состава, не зная традиций и обычаев чеченского народа, нередко оскорбляют национальные чувства людей: входят в дома, не снимая обуви, допускают нецензурные выражения в присутствии женщин, непристойно ведут себя на кладбищах, бывают и случаи мародерства...
- Подобные факты, к сожалению, есть. А ведь еще во время войны в Афганистане военнослужащие, направляемые туда, в учебных центрах проходили специальный курс правил и норм общения с афганским населением. Если сейчас в Минобороны и МВД такая работа проводится (я точно этого не знаю), то крайне недостаточно. Более того, специальная памятка об основных чертах чеченского менталитета, по моему мнению, должна быть у каждого солдата. Это сняло бы немало проблем. Тем более что часть федеральных войск в Чечне останется на постоянной основе, и военнослужащим придется жить среди чеченцев. Да и борьба с бандитизмом закончится не скоро. Так что, например, внутренним войскам работы здесь хватит еще надолго.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников