08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СЕРГЕЙ БРИЛЕВ: У НАС ХОРОШИЕ "ВЕСТИ"

Крюкова Антонина
Статья «СЕРГЕЙ БРИЛЕВ: У НАС ХОРОШИЕ "ВЕСТИ"»
из номера 035 за 28 Февраля 2002г.
Опубликовано 01:01 28 Февраля 2002г.
Сергей Брилев родился в 1972 году в Гаване. Окончил факультет международной информации МГИМО и Институт иностранных языков Монтевидео (1991 г., Уругвай). Работал в "Комсомольской правде" и "Московских новостях". С 1995-го - в "Вестях" (РТР), был заведующим корпунктом в Лондоне, консультантом Комитета по международным делам Госдумы РФ по вопросам Латинской Америки.С сентября 2001 года - ведущий программы "Вести" на РТР. По результатам опросов, проведенных несколькими центральными изданиями, Сергей Брилев признан "главным телевизионным открытием года".

- Сергей, почему вы выбрали РТР?
- Собственно, вся моя телевизионная карьера связана с этим каналом. В бытность свою спецкором международного отдела "Московских новостей" я сделал для этой программы несколько репортажей. Затем в утреннем эфире РТР выступал с обзорами материалов газеты в передаче "Формула 7.30". Однажды мне предложили поработать в "Вестях". Правда, тогда я отказался, ибо считал, что по сравнению с газетной журналистикой телевидение - довольно поверхностный жанр. А потом вспомнил об этом предложении...
- В первое время после того, как стали ведущим "Вестей", вы говорили, что только ищете свой стиль. Прошло уже почти полгода, и что же, теперь его нашли?
- Основа стиля - сохранить свое лицо, свое внутреннее "я". Другое дело, что теперь перед эфиром со мной работают визажисты, гримеры, и я ежедневно 15 минут должен сидеть перед зеркалом, что, честно говоря, меня страшно раздражает.
- Вы как-то обмолвились, что работа ведущего есть продолжение корреспондентской. В чем это выражается?
- А в том, что и тот, и другой - журналист. Когда работаешь корреспондентом, делаешь сюжет, как правило, на 2-3 минуты или пишешь в газету текст на какую-либо тему, то ее надо изучить досконально - от "а" до "я". Здесь то же самое, просто это - полчаса, выпуск, в котором основная тема дополняется подтемами, но задача все равно остается одна - отобразить жизнь. Только на телевидении это подается еще и как бы немножко шоу.
Любопытно, что в Америке телеведущие - члены профсоюза актеров, а у нас - профсоюза журналистов. К тому же, сейчас на телевидении, в частности, на РТР, наметилась тенденция, когда ведущими становятся бывшие корреспонденты, прошедшие репортерскую школу, работавшие "в поле", сами занимавшиеся этим ремеслом. Мне кажется, от этого новости только выигрывают.
- После работы "в поле" у вас, как у ведущего, нет ощущения рутины?
- В корреспондентской работе тоже есть своя рутина, тем более что я возглавлял корпункт в Лондоне, где ее было очень много, потому что 70 процентов времени приходилось не на творчество, а на решение административно-хозяйственных задач. Ну а здесь рутиной можно считать разве что нахождение в одном пространстве, где я ежедневно передвигаюсь по привычному "маршруту": комната с моим рабочим местом, ньюс-рум, кабинет главного редактора, отдел городов, международный отдел. Но, с другой стороны, новости-то все разные, так что, если угодно, это многообразие, которое прекрасно в своем однообразии. Технологически, может быть, это рутинная работа, но творчески, по-моему, одна из самых динамичных.
- Во время выпуска у вас хотя бы иногда появляется соблазн самому прокомментировать какое-то событие, высказаться "от себя"?
- Мне глубоко неинтересны те ведущие новостей, которые в эфире пытаются поделиться со зрителями собственной точкой зрения. Это вообще другая работа.
- Как вы представляете себе своего зрителя?
- Я езжу в метро, поэтому каждый день вижу своих зрителей, которые в вагоне стоят вокруг меня. Я не ориентируюсь на какие-то конкретные социальные, возрастные группы или на определенный образовательный уровень. РТР - телевидение государственное, общенациональное, соответственно, оно должно быть максимально интересным для всех: пенсионеров и школьников, жителей Эвенкии и Москвы.
- Вы довольно долго жили и работали за границей. Наше телевидение, на ваш взгляд, приблизилось к зарубежному?
- Мы почему-то подвержены странному национальному комплексу считать себя какими-то недоучками или недоразвитыми. Из чего складывается качество жизни, что человеку нужно? Ему нужно жилье, образование, медицина, общественный транспорт. Так вот общественный транспорт у нас зачастую работает лучше, чем в Европе, образование, общественная медицина намного лучше, даже мобильная связь, появившаяся недавно, в Москве по качеству раз в пять лучше, чем в США. Я могу привести еще немало примеров, которые касаются, скажем, обыкновенного городского быта. И телевидение у нас вполне адекватно возможностям и, дай Бог, потребностям страны. Еще недавно проблема нашего новостного вещания, в отличие не от всего Запада, а, скажем, от стран северо-западной европейской телевизионной культуры, была в том, что зрителям, чтобы представить себе объективную картину происходящего, надо было посмотреть два-три выпуска новостей на разных каналах, ибо у каждого из них был свой политический крен. Сейчас РТР действительно становится тем каналом, который пытается быть наиболее объективным, наиболее стереоскопичным на всем телевизионном пространстве. По крайней мере, я здесь работаю с таким настроением.
- В конце декабря прошлого года вы провели первую "прямую линию" с президентом России. Что это дало вам в смысле профессиональном?
- В эфире состоялся беспрецедентный опрос общественного мнения. Было вполне предсказуемо, что большая часть вопросов будет касаться социально-экономических проблем: зарплат, пенсий, жилья и т.д. Но одновременно проявились и другие тенденции, которые телевидению надо бы учесть. Выяснилось, например, что Афганистан и Чечня, которым на ТВ отводится огромное количество эфирного времени, людей не очень-то интересовали: среди вопросов таких был примерно один процент.
- На телевидении принято считать, что если стал ведущим программы, значит, достиг пика карьеры. Как вы к этому относитесь?
- Очень спокойно. Дело в том, что я никогда не ставил себе сверхзадачу быть ведущим. В определенный момент мне это предложили, я дал согласие - только и всего. У меня вообще-то хватает и других интересов. Не знаю, как долго продлится моя работа на этом месте, но сейчас мне хочется делать ее качественно.
- А какие интересы есть у вас помимо работы?
- Я принадлежу к тем людям, которые могут сидеть дома и себе в удовольствие читать, скажем, скучнейшую книгу по проблемам разрядки или ядерного разоружения - ничего более интересного для меня в жизни нет. В свое время я даже свою бабушку пугал тем, что увлекался "Историей советской дипломатии".
- Тогда почему бы вам не взяться за какую-нибудь программу, посвященную международным событиям? Тем более что такой передачи на РТР сейчас нет.
- Ту "Международную панораму", которую мы ностальгически вспоминаем как необыкновенно глубокую и интересную программу, где зачастую были чудесные журналистские работы и великолепные ведущие, уже невозможно вернуть. Она потому и производила такое впечатление, что была единственным окном в мир. А сейчас все все знают, как говорится, "все в руках доллары держали". Теперь и технологии другие используются. В 60-е годы, например, репортажи из Вьетнама в Америке смотрели с двухдневным опозданием. Теперь же нет ничего такого, чего невозможно было бы увидеть в прямом эфире, к тому же есть и Интернет. Судя по опыту западного телевидения, могу сказать, что такого рода программы, как та, бывшая наша "Международная панорама", у них тоже вымерли. Есть программы о внешней политике и дипломатии, о каких-то политических коллизиях. Примером тому является "Дипломатическая лицензия", выходящая на Си-эн-эн.
- Как вы отнеслись к тому, что в 2001-м вас назвали "главным телевизионным открытием года"?
- Приятно, конечно, что уж тут отнекиваться. Но знаете, вспорхнуть-то можно, главное - удержаться на высоте.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников