09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КЛЕОПАТРА И СЕМЬ ЕЕ МУЖЕЙ

Сиснёв Виссарион
Опубликовано 01:01 28 Февраля 2002г.
Ошеломляюще красивой она оставалась и в зрелом возрасте. Мне повезло близко ее видеть, когда ей было около сорока, - на премьере советско-американского фильма "Синяя птица" в вашингтонском центре исполнительского искусства имени Кеннеди. На большом приеме по этому случаю было много эффектных женщин, но глаза мужчин приковала Элизабет Тейлор, которая в тот вечер была, что называется, в ударе...

Знающие люди объясняли это тем, что у нее только что начался новый роман - с тогдашним иранским послом, двоюродным братом шаха, который внешностью мог посоперничать с Грегори Пеком. Он весь вечер не отходил от Элизабет, а потом увез ее куда-то в своем кадиллаке.
Не помню уже, как она была одета, но что запечатлелось в памяти - это огромные яркие сапфиры в ее ушах и такая же диадема на шее. Они оттеняли удивительные глаза, цвет которых всегда затруднялись определить одним словом: не просто синие, а какие-то сиренево-синие. Одним словом, истинно "звезда звезд", как ее называли. Странно было при этом слушать рассказ Олега Попова, тоже снявшегося в той ленте, о том, как скромно, по-товарищески вела она себя на съемках, как стояла на равных в очереди в убогом буфете "Ленфильма", как ни разу не позволила себе покапризничать, а на съемочную площадку являлась минута в минуту.
Однако все это правда, потому что такая же репутация у Элизабет Тейлор и здесь, в Америке. Любимица - это не преувеличение, а факт. Когда она участвует в сборе благотворительных средств, успех гарантирован. Крупный бизнесмен Марвин Сильвермэн, вместе с которым она в 1985 году (после смерти от СПИДа ее друга киноактера Рока Хадсона) основала фонд по борьбе с этой "чумой ХХ века", рассказывал: "Люди слушают ее, как никого другого. Это нечто феноменальное! Я просто делаю шаг назад и наблюдаю, больше от меня ничего не требуется".
Одной красотой такого отношения не завоюешь, Лиз (как ее предпочитают называть американцы) стала тоже легендарной. Между прочим, сама она однажды сказала, что завещала сделать на своей могиле такую надпись: "Здесь лежит Элизабет, которая ненавидела, когда ее называли Лиз"... Помогает она не только через свои фонды, но и просто отдельным конкретным людям, нередко значительными суммами. Молва об этом разносится, и к ней обращаются все новые просители. У нее несколько секретарей, которые работают не с письмами поклонников, а с теми, кто надеется на ее поддержку в той или иной форме. Она, имея троих собственных детей, усыновила двух сирот, вырастила, дала образование, помогла устроиться в жизни. Они носят ее имя.
Лиз, как говорится, - "женщина самостоятельная". Один ее биограф написал, что Тейлор - одна из немногих голливудских аборигенш, которой не нужно было спать с продюсерами и режиссерами, чтобы пробиться к вершинам. Она всегда имела возможность выбирать мужчин по своему вкусу, а успех, слава, деньги пришли сами собой. С тех пор, как, родившись в Лондоне, Лиз шестилетней попала в Голливуд и тамошние искатели юных талантов "открыли" ее, она прожила такую бурную, полную взлетов и падений жизнь, что она сама - готовый киносценарий.
Все фильмы, в которых она снялась, не пересчитать. Нет ни одного крупного актера, кто не был ее партнером на съемках (а частенько - и не только на съемках). Елизабет всегда была жизнелюбивой. Но не очень любила то, что она называет "свидания". Она предпочитала выходить замуж, благо что желающих всегда имелось в избытке. Если считать дважды заключавшийся и расторгавшийся брак с английским актером Ричардом Бэртоном, Лиз побывала в узаконенных брачных узах восемь раз. Впервые - в 18 лет от роду, когда ее покорил сын миллиардера - владельца гостиничной империи плейбой Конрад Хилтон. Этот союз удержался девять месяцев.
Затем наступила очередь английского актера Майкла Уилдинга - на пять лет, за которые появились два сына - Крис и Майкл. На следующий день после развода с ним Элизабет расписалась с продюсером Майком Тоддом. Ровно через год он разбился за штурвалом собственного "Боинга". Лиз должна была лететь с ним вместе, но из-за беременности плохо себя почувствовала, и это стало одним из случаев, когда судьба ее пощадила. Дочь Лайза отца никогда не видела.
Следующее замужество было, пожалуй, единственным случаем, когда американцы осудили своего кумира и долго ее не прощали. Она "увела" мужа своей ближайшей подруги Дебби Рейнольдс - тоже очень популярной киноартистки по жанру мюзикла, - эстрадного певца Эдди Фишера, который был лучшим другом Тодда. Ради Фишера Лиз даже приняла иудаизм. Но, выйдя в 1964 году за Ричарда Бэртона, вернулась в христианскую веру...
Некоторые "тейлороведы" считают, что судьба начала мстить Лиз за предательство подруги. В 1963 году, снимаясь с Бэртоном в "Клеопатре" (где и начался их роман), она заболела чем-то таким, что привело к клинической смерти. И дальнейшая ее жизнь стала сплошной цепью всевозможных заболеваний и сложных хирургических операций. А также периодических циклов лечения в клиниках для наркоманов и алкоголиков - Элизабет грешила и тем, и другим. Говорят, к питью ее пристрастил валлиец Бэртон, который дня не мог прожить без бутылки и тем укоротил себе жизнь.
Его Лиз, видимо, по-настоящему любила. Расставшись с ним после десятилетия штормовой совместной жизни, она через год опять к нему вернулась, но на сей раз ее терпения хватило всего на несколько месяцев. От Бэртона у нее остались изумительные драгоценности - человек неимоверно тщеславный, он, выходец из низов, хотел перещеголять "всех этих миллионеров" и дарил ей уникальные вещи. Она - обладательница знаменитого 33-каратного "бриллианта Круппа" и несравненной жемчужины "Ла Перегрина". Один из подаренных перстней она принесла в жертву следующему супругу - вирджинскому политику Джону Уорнеру: у нее в тот момент туговато было с наличными, а он баллотировался в сенаторы, и его выборный фонд оставался тощим. Уорнер добился избрания не в последнюю очередь благодаря магнетизму своей жены, и получил при этом титул "Мистер Тейлор".
Почти четыре года Лиз не снималась, вела пресную жизнь подруги политического деятеля, растолстела, но потом взбрыкнула и умчалась в родные голливудские края. Привела себя в порядок и опять вернулась в привычную колею, занимаясь, правда, не столько кино, сколько личной и светской жизнью и, как всегда, благотворительностью.
Но к середине 80-х ее опять "понесло по кочкам": депрессия, с утра до вечера "кровавые Мэри", то есть водка пополам с томатным соком, и, наконец, наркотики. Она попадает в клинику имени Бетти Форд (жены бывшего президента, страдавшей от запоев, но вылечившейся и гордившейся этим, в честь чего и основала лечебницу в Лос-Анджелесе) и там сходится с другим пациентом - водителем грузовика Лэрри Фортенски, лет на 15 моложе ее. Позже ее спросили на телевизионном ток-шоу, чем объяснить эту связь с человеком совершенно иного социального и интеллектуального статуса? Элизабет просто сказала: "Лэрри помог мне тогда выжить". Они четыре года жили вместе, потом еще четыре в законном браке, но в конце концов он все-таки загулял.
Фортенски требовал, согласно калифорнийскому закону, "свою долю" ее капиталов, тем не менее расстались они по-хорошему. Сколько миллионов отстегнула она своему спасителю, осталось их тайной. А вскоре на Лиз обрушилась тяжелейшая мозговая болезнь, потребовавшая внутричерепной операции.
Однако в ней оказались еще сильны "жизненные квасцы", как это определял Джек Лондон. Лиз встречает семидесятилетие в лучшей за многие годы форме. В день трагедии 11 сентября она находилась в Нью-Йорке и была одной из первых, кто бросился к дымящимся руинам Всемирного торгового центра, надеясь быть чем-то полезной. Она говорит, что "черный вторник" придал ей новую энергию в деле помощи нуждающимся людям.
В Америке в принципе не принято награждать в связи с такими юбилеями, но ходят упорные слухи, что ей могут пожаловать одну из двух высших наград страны - одну дает президент, другую - конгресс. Но наград ей и так девать некуда: три обычных "Оскара", один - почетный, за достижения всей жизни, масса иностранных орденов, в том числе пожалованный королевой Елизаветой II орден Британской империи. Так что, по словам близких к ней людей, самой главной наградой для себя она считает то, что при ее бурной, полной всяческих прегрешений, "переборов" биографии Бог дал ей счастье дожить до этих лет в твердом уме и здравой памяти и даже (не без помощи мастеров пластических чудес) сохранить остатки былой красоты.
В ближайших ее планах - быть 16 марта почетной матроной на свадьбе Лайзы Миннелли в Нью-Йорке. А как она сама насчет этого? - задают ей вопрос репортеры. Ответ: "Я не выйду замуж ни за кого, кто живет на Земле или на любой другой планете, никогда, никогда, никогда!" Видимо, не зря говорили, что уход Лэрри Фортенски здорово ударил по ней, хотя она и заявляла храбро, что "все хорошо в меру".
Но... Лиз есть Лиз. Она не скрывает, что и сейчас за ней по пятам ходят два ухажера - голливудские актеры Джефф Голдблум и вечно юный Джордж Гамильтон. Чем кончится их соперничество - покажет будущее. Элизабет ведь и прежде не раз давала обет безбрачия...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников