09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВОЖДЬ КРАСНОКОЖИХ С ПОЛТАВСКИМ АКЦЕНТОМ

Алимамедова Лариса
Опубликовано 01:01 28 Февраля 2002г.
История жизни человека, о котором мы пообещали рассказать нашим читателям ("Труд", 14.02.2002), поистине уникальна: судьба подарила ему две совершенно разные жизни. Одна в тихом украинском городе Полтаве, откуда он в 1941-м ушел на войну и заслужил звание Героя Советского Союза, другая - на севере Канады, где он попал в резервацию индейцев племени ирокезов и стал... их вождем.

Об этой удивительной ситуации мы узнали благодаря телепрограмме "Жди меня", уже много лет помогающей встретиться потерявшим друг друга людям. На этот раз с просьбой отыскать своего пропавшего на войне родного дядю - военного летчика Ивана Даценко - обратилась жительница Полтавы Ольга Васильевна Рубан.
Первым пролил свет на эту, как оказалось впоследствии, загадочную историю живущий в городе Кирове Александр Семин. Ее, в свою очередь, рассказал ему тридцать лет назад много путешествовавший по свету народный артист СССР Махмуд Эсамбаев. Не дожидаясь результатов развернутого программой поиска, мы решили встретиться с "первоисточником" и своими ушами послушать его рассказ.
По нашей просьбе журналистка газеты "Вятская правда" Ольга Гилязева побывала в гостях у кировчанина Александра Арсентьевича Семина. Первым делом хозяин раскрыл альбом и показал фотографию: он под руку со знаменитым танцором, одетым в индейский национальный наряд, в котором он исполнял танец макумба, привезенный им из той самой резервации индейцев в Канаде. И вот что рассказал об этом Семин:
- Впервые о необычном индейском вожде я услышал, когда Махмуд Эсамбаев приехал в 1972 году к нам на гастроли. Поскольку я был тогда заместителем директора Кировской филармонии, мы не раз встречались с ним, подолгу разговаривали. Он многое повидал в разных странах и хранил в памяти немало удивительных историй. Та, которую он мне однажды рассказал, показалась просто фантастической: в далекой канадской деревне, в резервации индейцев живет и к тому же является вождем племени наш советский человек. Попробую пересказать все так, как я от него услышал.
...В 1967 году в Канаде проходила выставка "Экспо-67". В составе нашей делегации поехал туда и Махмуд. По его желанию в культурную программу была включена поездка в резервацию северных индейцев. Когда они приехали, там уже собралось почти все племя, насчитывающее что-то около 200 человек. Все ждали выхода вождя. И вот наконец он появился - высокий, стройный, могучий в ярком индейском одеянии. Рядом шла его супруга - маленькая хрупкая индеанка. Махмуд сказал по-русски: "Здравствуйте". И вдруг, к своему удивлению, услышал в ответ певучее: "Здоровеньки булы!" "Вы знаете украинский?" - спросил Эсамбаев, пораженный. "Еще как знаю, - ответил вождь и с какой-то грустью добавил: - Та я ж с Полтавщины". Еще больше удивился Махмуд, когда, войдя в вигвам вождя, услышал: "Жинка, а ну неси галушки!" А уж когда жена и трое его детей заговорили по-украински, гость был окончательно сражен. Они посидели, выпили немножко, и погрустневший вождь тихонько запел: "Распрягайте, хлопцы, коней, та лягайте спочивать", Песню подхватил высокий женский голос - запела индеанка, жена вождя...
Рассказывая все это Семину, Эсамбаев не назвал имени "индейско-украинского" вождя - сказал только, что в Канаду он приехал в качестве эмигранта, а затем волею случая попал в деревню, где жили индейцы, и их вождь выбрал его как самого сильного и смелого воина мужем для своей дочери. Так он, полтавчанин, стал "по наследству" вождем племени индейцев.
Однако, как выяснилось позже, Эсамбаев знал истинную причину, по которой украинский парень, бежав из своей страны, попал на другой континент, но молчал об этом и тогда, и в последующие годы, понимая, что КГБ достанет и на краю света. И только много позже упомянул однажды в интервью, что познакомился в Канаде с вождем индейцев, оказавшимся нашим соотечественником Иваном Даценко. Эта-то вырезка из газеты, хранившаяся в семейном альбоме в Полтаве, и побудила его племянницу через столько лет обратиться в передачу "Жди меня".
Нетрудно, сопоставив этот факт с тем, что рассказал Александр Арсентьевич Семин, сделать вывод: Махмуд Эсамбаев рассказал именно об этом человеке - об Иване Ивановиче Даценко.
Кстати, Семин припомнил еще, что на прощание вождь сказал Эсамбаеву с грустью: "Кинув бы все, та пишов бы до дому, на Полтавщину, через моря и океаны плыв бы, на коленях бы полз, да нельзя мне... Жизнь прошла..." И попросил Махмуда прислать ему открытку с видами "ридной Украины", что тот и сделал. И не только отослал, но и ответ получил, в котором было столько ностальгической грусти, что, по признанию Махмуда, они с женой прослезились над этим письмом. Значит, все знал Эсамбаев, только опасался предавать огласке услышанное "из первых уст" - ведь Ивану Ивановичу Даценко было что скрывать от вездесущего КГБ...
...Он был военным летчиком-истребителем, Героем Советского Союза. К моменту, когда жизнь его круто повернулась, на его счету было уже, как утверждают его однополчане, 213 боевых вылетов. Но однажды, в 1944 году, в ночном бою под Львовом его самолет был сбит. Он успел выпрыгнуть из объятой пламенем машины, но попал в плен. Ему удалось бежать и даже добраться до своих, но "свои" встретили его как предателя и отправили в концлагерь. По дороге ему опять удалось бежать. С той поры след его затерялся почти на шестьдесят лет. И вот теперь удивительная история эта начинает постепенно проясняться.
Неугомонные "искатели" разыскали не только однополчан летчика-истребителя Ивана Даценко и тех, кто, как и Махмуд Эсамбаев, побывал в той самой резервации индейцев, но и "дотянулись" до самой этой резервации, связались с женщиной из этого племени, чье христианское имя Дейл, а индейское - Вассандил, что в переводе на русский означает "Хранительница ночи". На посланной ей фотографии Ивана Даценко она опознала вождя племени, чье индейское имя переводится на русский как "Пронизывающий огонь", "Я хорошо его помню, -рассказала она по-английски с экрана, - хотя была тогда еще девочкой. Он часто играл с нами. Один сын его умер, но были у него еще дети, а потом и внуки". Жив ли он и, если да, то где сейчас, она не знает, однако пообещала посодействовать в налаживании связи с внуками вождя.
Немало интересного рассказали и те, кто в разное время в течение полугода ездил в составе советских делегаций на выставку "Экспо-67" в Канаду и кому, как и Эсамбаеву, довелось побывать в индейской деревне. Одного удивило то, что, разговаривая с дочерью по-английски, вождь то и дело вплетал в свою речь русские и украинские слова, однако поговорить с ним и выяснить причину этого странного "диалекта" ему за короткое время пребывания так и не удалось. Другая сидела рядом с ним на концерте, который индейцы устроили в честь гостей. К ней подошла подруга и спросила что-то, естественно, по-русски. Обе они оторопели, услышав вдруг от индейского вождя: "Та я теж говорю по-русски". Потом он спросил: "А як вас зовут?" - "Анна Ивановна" - "А я Иван Иванович". Так они познакомились, но потом ее позвали, и разговор прервался. А Нине Федоровне Чугуновой удалось даже сфотографироваться на память с вождем, облаченным в красочное одеяние - с перьями, бусами, блестками и прочими украшениями. На ее взгляд, ему было тогда лет 50, но он сохранил горделивую молодую осанку и, несмотря на свой экзотический наряд, офицерскую выправку и стать.
Важные детали припомнили однополчане Ивана Даценко. Так, например, Герой Советского Союза Николай Александрович Гундин хорошо знал этого высокого, стройного и красивого летчика (именно таким - "видным" - запомнили Даценко и другие однополчане). По его мнению, Иван был смелым и решительным, как он выразился, "даже чрезмерно решительным", что, пожалуй, объясняет многое в необычной судьбе этого человека, в частности два его побега - из фашистского плена и из "своего лагеря". Вспоминая то одно, то другое, однополчане пришли к выводу: он вполне мог "исполнить роль" вождя индейцев - и по своему характеру, и по внешним данным.
Многое прояснилось из рассказов собравшихся в студии людей, так или иначе причастных к судьбе своего соотечественника - индейского вождя с истинно русским именем Иван Иванович. Но главное слово, поставившее точку на данном этапе поиска, произнес эксперт Сергей Никитин. Сравнив с помощью компьютера судебной экспертизы две фотографии - молодого военного летчика Ивана Даценко и немолодого уже индейского вождя и установив полное совпадение (с учетом разницы в возрасте) носа, линий рта, бровей, подбородка, эксперт пришел к однозначному выводу: военный летчик Иван Даценко и вождь индейского племени ирокезов "Пронизывающий огонь" - одно и то же лицо.
Казавшаяся почти фантастической история обрела реальные черты. И хотя остается пока "белым пятном" тот отрезок жизненного пути нашего летчика, который привел к такой разительной перемене в его судьбе, - верится, что тайна этой удивительной жизни будет разгадана до конца.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников