04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ТОЛЬКО НОКАУТОМ

Долгополов Николай
Опубликовано 01:01 28 Февраля 2002г.
Иных побед за нами не признавали. Но ведь такие гении спорта, как Ягудин и Плющенко, уверенным дуэтом сломившие сопротивление соперников в одиночном мужском катании, рождаются раз в столетие.

Крамольная мысль, но преимущество Алексея Ягудина после падения Евгения Плющенко было настолько очевидным, что турнир фигуристов в каком-то смысле даже потерял интерес. Все стало понятно и предсказуемо. А ведь мы как раз и ценим спорт за неожиданности.
Стоило дать малейший повод для сомнения, как в борьбу вмешивались чужие арбитры. Не удавалось выбить из колеи таким образом, и ставили палки в колеса международные федерации, увы, благословляемые МОК с потерявшим верную ориентацию президентом Жаком Рогге. "Серебро" Ирины Слуцкой и танцевальной пары Ирина Лобачева - Илья Авербух - явная "заслуга" судей, которые боялись обвинений со стороны дрогнувшего начальства из Международного союза конькобежцев и североамериканской прессы. Лучше уж кинуть этих вечно побеждающих русских на вторые места, чуть покривить душой, чем попасть под мощный огонь истинных хозяев Олимпиады.
Приблизительно то же самое происходило и в лыжах. Любой спорный момент оспаривался не в нашу пользу. А уж о допинг-контроле, замучившем преимущественно неугодных, столько написано и переписано.
Все же, на мой взгляд, главная ошибка была допущена нашим спортивным руководством уже в первые дни этих Игр. Дали возможность канадской паре обменять их законное "серебро" на чужое "золото", согласились со странным решением МОК, и спортивное движение под названием "ату русских, ату!" резво набрало обороты. Сопротивлявшемуся президенту Федерации фигурного катания Валентину Писееву не хватило поддержки нашего высшего спортивного руководства.
Но все же среднее выступление национальной сборной России закономерно. Из всех зимних видов спорта мы взяли медали лишь в четырех - фигурном катании, лыжах, биатлоне, "забронзовевшем" хоккее. И, положа руку на сердце, давайте признаем, что, борясь за первенство лишь здесь, рассчитывать в неофициальном командном зачете на место выше четвертого было верхом необузданного оптимизма.
Пришла пора выработать общую стратегию развития российского спорта и решить для себя и болельщиков, чего мы хотим, на что претендуем и сколько вкладываем, чтобы громадье планов превратилось в ощутимую реальность. При этом ни в коем случае нельзя упускать из виду, что здоровье нации нам еще более дорого, чем самые драгоценные медали.
Эта Олимпиада, так неудачно для нас с первого дня сложившаяся, уже после своего окончания принесла немало неприятного российской делегации в чисто личном, житейском плане. Приехали, как того и требовали организаторы, в аэропорт Солт-Лейка за шесть часов до вылета. Отстояли мучительнейшую очередь, промаялись несколько часов в ожидании чартера. Наконец влезли в родной самолет, запустили моторы... И лайнер вновь вернулся на место. Жуткое напряжение последних дней сказалось. Тренер мужской сборной лыжников Грушин вдруг почувствовал дурноту. Мужественный, интеллигентный и исключительно волевой, он старался преодолеть боль, но она не отпускала. Пришлось вызвать "скорую". Американцы поставили диагноз - прободная язва. В таком состоянии перенести 11-часовой беспосадочный перелет было невозможно. И Грушина поместили в местный госпиталь. Остался с ним и врач нашей команды.
Через два часа мы все-таки взлетели. Однако злоключения не закончились. Невезение буквально преследовало, не отпускало. После нелегкого перелета наступила процедура получения багажа. Мы стояли у ленты шереметьевского транспортера вместе с фигуристкой Машей Бутырской. Всегда дружелюбная и улыбчивая, была она неразговорчива и расстроена: так, как судили на соревнованиях чемпионку Европы этого года, судить просто неприлично. Полчаса двигаются чемоданы и спортивное оборудование нашей сборной по черной ленте, еще тридцать минут. А густая толпа не рассеивается, нависает. Маша волнуется: с главным рабочим инструментом - коньками - по соображениям все той же безопасности ее на борт не пустили, и как раз коньки-то пропали. Но буквально через несколько дней отъезд в Японию, на мировое первенство. Лента под охи ждущих багажа внезапно остановилась. Потом минут пять подумала и "выплюнула" еще две вещички - Машины конечки и мой чемодан. А остальное, где еще около трех сотен мест спортсменов, тренеров и журналистов? Они почему-то задержались в Солт-Лейке. Короче, ждать искомое придется до 2 марта.
Ну что сказать, кроме одного, - сплошное невезение.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников