04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-8...-10°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВЛАДИМИР СОЛОВЬЕВ: "МЕНЯ НЕ ВОЛНУЮТ ПРОБЛЕМЫ ТРУДОУСТРОЙСТВА ТОП-МОДЕЛЕЙ"

- Владимир, часто приходилось слышать, что содержание и даже сама верстка вашей программы "К

- Владимир, часто приходилось слышать, что содержание и даже сама верстка вашей программы "К барьеру" проходит согласование в Кремле. Насколько это соответствует действительности?
- Конечно, у нас же все говорят только правду. Правда, что мою программу перед выходом в эфир просматривает лично Сурков. А кремлевская администрация занимается тем, что направляет мне героев. А вся "Единая Россия" звонит на передачу "К барьеру", чтобы обеспечить правильный исход голосования... Мне все это просто смешно слушать, ведь программа идет в прямом эфире! Помню, к нам собирался Николай Злобин, работающий в Вашингтоне в журнале "Демократизация". Накануне он спрашивает, можно ли ему привести с собой Сатарова, Хакамаду, молодого Рыжкова, я ему отвечаю, что пусть зовет, кого хочет. Вечером он мне звонит в истерике и кричит в трубку: компания ему сказала, что это все вранье и провокация с целью их дискредитировать, ведь они запрещены Кремлем. Сатаров заявил, что Соловьева ненавидит, его непременно обманут и на программу он не придет. Хотя до этого у меня в программе были и Лимонов, и Рыжков, и другие оппозиционеры. Но с какого-то момента некоторым персонам стало выгодно показывать, что на телевидение их не пускают. Потому что если пускают, часто оказывается, что сказать им нечего. Передача "К барьеру" уже достаточно долго выходит в прямом эфире на Дальнем Востоке, но об этом не знают люди, которые пишут о телевидении, и те, которые считают, что в России все подвох. А кто голосует, мы вообще не знаем, потому что голосование и подсчет проводит независимая от нас компания.
- Как-то в это все не очень верится, ведь считается, что Путин выстроил телевидение под себя и достаточно жестко его контролирует.
- Это не так. Однажды при мне Путин возмутился: "Какой кошмар на вашем телевидении, смотреть нечего!" Я спрашиваю: "Уважаемый Владимир Владимирович, у государства есть два телеканала - Первый и "Россия". Покажите всей стране, как надо работать. Пусть власть сделает ТВ, которое нужно людям. Ведь в чем, казалось бы, проблема?! Талантливые кадры есть. Ну покажите нам, как надо!.." А он на это ответил потрясающе: "Да что ты, они там вообще нас не слушают. Иногда смотрю новости на Первом и думаю: а это они откуда взяли? Звоню в МИД Лаврову: "В чем дело, что это сейчас со ссылкой на вас сказали?" А он: "Да я и сам понять ничего не могу".
- Недавно вышла ваша книга, посвященная президенту. Надо думать, она с ним согласовывалась?
- В августе прошлого года, когда работа над книгой была в самом разгаре, в составе агитбригады журналистов я прилетел в Сочи, где сообщил Владимиру Владимировичу, что пишу про него книгу, и спросил, нужно ли показать текст до того, как он будет напечатан? Путин сказал: "Напечатаешь - тогда почитаю". Я предупредил, что будет довольно жестко, а он отвечает: пускай жестко. Книга появилась как результат моего наблюдения за кремлевской жизнью, за изменением политического пространства в Кремле. Мне хотелось понять, почему можно было в 1999 году предъявить народу человека, практически неизвестного широкому кругу, и народ его так страшно полюбил. Поэтому кроме различных кремлевских деятелей героем книги является и народ, который любит по-своему, ненавидит по-своему. Также здесь есть и политические портреты практически всех значимых персонажей, в том числе тех людей, которые не на слуху у широкой аудитории, но они реально определяют политическую жизнь в стране. Мне важно было успеть, пока Путин президент, потому что я очень жестко пишу о многих людях в его команде, уверен, что они будут на меня страшно обижены, но считаю, что людей надо критиковать, пока они во власти и могут тебе ответить.
- Ответ Путина на вас каким-то образом повлиял?
- Нет, я был почти уверен, что он так и ответит, мне было интересно проверить, насколько я чувствую и понимаю его. Я не случайно в книге одну из глав назвал "Продавец счастья", ведь все выходящие от Путина находятся в состоянии абсолютного счастья, но это не значит, что что-то для них обязательно изменится в лучшую сторону. Путин никогда не говорит "нет", он всегда отвечает: интересно, попробуем, но это не значит, что потом для посетителя все будет хорошо.
- Так вам удалось понять, за что у нас так любят Путина?
- Мне кажется, за то, что он попадает во все болевые точки народа, он очень народен как типаж, и это как раз то, за что его ненавидит часть либеральной интеллигенции. А еще за то, что его жена никогда не была так заметна, как в свое время Раиса Максимовна, или за то, что его дочери ведут себя совсем иначе, чем дочери некоторых его коллег, и за некую скромность, за такую человеческую нормальность, отсутствие излишнего фанатизма.
- Главная интрига последних месяцев связана с фигурой Дмитрия Медведева, который появился для многих так же внезапно, как когда-то сам Путин.
- Мне кажется, что та конфигурация, которая имеется сейчас, далеко не окончательная, многое еще может измениться. В настоящее время происходит интенсивная подковерная борьба различных кремлевских кланов, наблюдать за жизнью которых куда интереснее, чем за парламентской или любой другой формой политической жизни в стране. Там происходит много любопытного, и можно сделать достаточно точное предположение о том, что происходить это будет до мая месяца. Многие наивно считают, что все самое важное произойдет 2 марта. Это, конечно, не так. Самый интересный период будет длиться с марта по май, до инаугурации, когда начнется переезд в разнообразные кабинеты. Лично мне кажется, что заявление Путина о том, что он согласится быть премьер-министром, если Медведев станет президентом, подразумевает не только помощь Дмитрию Анатольевичу в приобретении доверия российских граждан. Для этого Путину достаточно было сказать: вот это мой преемник. Главное - успокоить часть друзей Путина, что с ними не произойдет ничего внезапного, ведь очевидно, что Медведев представляет определенное направление в кремлевской администрации, а представители других направлений совсем недовольны таким выбором Путина. И то, что Путин не только остается во власти до марта, но и соглашается на должность премьер-министра, поможет успокоить тех людей, которые много лет находятся рядом с ним. Если угодно, он это делает не для себя, а для их спокойствия, гарантируя им безопасность на период перехода власти.
- То есть это временный этап?
- Да, я не думаю, что Путин будет премьером в течение долгого времени. Идеальным вариантом для Путина было бы стать секретарем "Единой России". Эта должность при сложившейся конфигурации политических сил дает возможность влиять как на президента, так и на премьер-министра и реально управлять ситуацией в стране. И возможностей тут гораздо больше, чем у премьер-министра. Я думаю, что Путин станет премьером, но высока и вероятность того, что к осени он уступит это кресло, например, Сергею Борисовичу Иванову, это было бы разумно. Но опять же надо понимать, что политика в России - это некий соляной раствор, а кристаллизация происходит в самый последний момент, зачастую благодаря различным случайным факторам, и тогда вырастает новая и неожиданная конфигурация. Хороший президент - не тот, кто делает самый сильный ход в этой ситуации, а тот, кто совершает наименее слабый. Часто решения, которые принимает Путин, не выглядят как самые сильные, они кажутся внезапными, но по своей природе никогда внезапными не являются.
- Как вам кажется, если Медведев станет президентом, каковы будут его приоритеты?
- Я думаю, что Медведев еще сам не знает, каким он будет. Я часто цитирую гениальное высказывание Шевчука: "Когда человек занимает такую должность, с ним надо заново знакомиться". У Сергея Борисовича Иванова есть другое блестящее выражение: "Ходят слухи, что я ястреб, но это совсем не так". Так же, как совсем не верны слухи о том, что Медведев либерал. Он, бесспорно, хорошо образован, как и вся когорта, пришедшая вместе с Путиным, но я думаю, что Медведев - человек очень жесткий, и предположение, что некий кружок или Путин смогут управлять Медведевым, - большое заблуждение. Вообще у кремлевского кресла есть сакральный смысл: как только человек в него на три секундочки присел, он уже совсем по-другому начинает слушать людей вокруг себя. Тем более очевидно, что у Медведева появится новое окружение, которое будет его убеждать в том, что "да, конечно, авторитет Путина и его команды для нас велик, но есть и другие интересы".
- Владимир, а имеете ли вы представление о том, как к вашим программам, книгам относятся в медийном сообществе?
- Я работаю на радио и телевидении и с большим уважением отношусь к деятельности своих коллег, но рассматриваю их только на телевизионном экране. Я не член профсоюза, не состою ни в академии, ни в Союзе журналистов и привык к себе относиться как к Владимиру Соловьеву, а не как к члену медийного сообщества. Да, честно говоря, и не особенно большая это честь, потому что значительная часть этого самого сообщества замарала себя тем, что с середины 90-х занималась откровенным вымогательством, угрожая сливом компромата и требуя деньги только за то, что не будет ничего писать о том или ином субъекте.
- Впрочем, кроме ТВ у вас имеются и другие способы заработка...
- Вообще-то я больше бизнесмен, чем телеведущий. Когда-то был ученым. Окончил Московский институт стали и сплавов с красным дипломом, преподавал в Англии и Штатах. Причем преподавал американцам экономику! Когда еще только начина лись реформы Егора Гайдара (его помню с детства - совсем маленьким), я приезжал в Россию, мы встречались с Гайдаром, и меня звали в правительство. Даже показывали: вот здесь будет располагаться особняк вашего министерства, вот такую мы купим тебе машину. Я сказал: "Спасибо, до свидания!" Занимался бизнесом несколько лет - у меня были заводы в Ирландии, на Филиппинах и в России. А потом вдруг стало так скучно! Продал свои предприятия, надежно вложил средства. Тележурналистикой занимаюсь как хобби. А она, как ни странно, еще и деньги неплохие приносит.
- Активная работа оставляет вам время для личной жизни? Как и где вы предпочитаете отдыхать?
- Прежде всего много играю в футбол и занимаюсь спортивными единоборствами. Еще я очень много читаю. Но самый лучший отдых - время, проведенное с семьей. Когда дети уже спят, а жена еще нет, наступают самые светлые и очень яркие моменты моей жизни.
- Сразу вспоминаются ваши слова в одном из интервью, когда вы назвали любимую супругу "интеллектуальным парт-нером".
- Это соответствует действительности. Мне совершенно неинтересно общаться с куском мяса, затянутым в кожу. Глупые люди неинтересны. И уж тем более глупые женщины. Но при этом умная женщина должна либо быть красивой, либо уметь преподнести себя таковой.
- Адвокат Астахов работал над своей новой книгой за границей, а вам где лучше пишется?
- Я даже видел, как Паша на пляже в Монако писал свою книгу. Мне хорошо пишется где угодно, главное, чтобы меня никто не отвлекал и не дергал. Когда я свободен, мне совершенно не важно, где я нахожусь. Разные книги я пишу по-разному, художественную литературу - на компьютере, публицистику мне удобнее частично прописывать, а частично наговаривать. Я начинаю рассказывать и по глазам человека понимаю, воспринимает он это или нет. Если дать себе волю, то можно настолько оторваться, что я сам перестану понимать, куда меня занесло. Поэтому я объясняю, а потом этот материал обрабатываю и сдаю в издательство. Иногда возникает проблема - такая, что хочется найти корректора и укусить. Например, в последней книге моего "Гарри Кимовича Каспарова" исправили на "Гарри Акимовича".
- Ваша книга вышла тиражом всего 100 тысяч экземпляров, хотя тиражи Оксаны Робски, Сергея Минаева, к примеру, переваливают и за миллион. Вам не обидно?
- Нет, я понимаю, что я не гламурный писатель, не пишу на животрепещущие темы "Прады" и "Дольче Габбаны", меня не волнуют проблемы трудоустройства топ-моделей, жизнь на Рублевке и в Куршевеле. Поэтому я не рассчитываю на миллионные тиражи.
НАШЕ ДОСЬЕ
Владимир Соловьев родился в 1963 году. С отличием окончил Московский институт стали и сплавов. Преподавал экономику в университете штата Алабама (США). Ведущий программы "Соловьиные трели" на радиостанции "Серебряный дождь". Телеведущий ток-шоу на НТВ "К барьеру" и "Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым". Автор книг "Русская рулетка", "Евангелие от Соловьева", "Соловьев против Соловьева", "Мы и Они. Краткий курс выживания в России" и "Путин. Путеводитель для неравнодушных". Играет в футбол за команду правительства России, обладатель черного пояса по карате.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников