Черное небо Красноярска

Так выглядит небо над Красноярском в безветренную погоду. Фото из открытых источников

Зачем его жители пригласили в гости Грету Тунберг


Крупнейший город Восточной Сибири (1095286 жителей) пригласил к себе Грету Тунберг — 16-летнюю девушку из Швеции, которой аплодировали участники климатического саммита ООН, а она корила мировых лидеров: «Вы украли мои мечты и мое детство своими пустыми словами... Люди страдают, люди умирают, целые экосистемы рушатся. Мы находимся на пороге массовой гибели, и все, о чем вы можете говорить, — это деньги и сказки о вечном экономическом росте. Как вы смеете?!»

Красноярцы позвали к себе Грету после очередного введения в городе (на четыре дня!) режима «черного неба» из-за ухудшения экологической ситуации, когда над городом натурально висел серо-черный туман и нечем было дышать. А городская администрация успокаивала население планов громадьем — «от замены старых котельных до новых подходов к озеленению».

Хотя весь город, весь край и вся страна давным-давно знают истинную причину «черного неба» — Красноярский алюминиевый завод (КрАЗ), функционирующий более пяти десятилетий. Этот убийца всего живого — гордость «Русала», империи российского алюминиевого барона Олега Дерипаски, поставляющего на мировой рынок почти 4 млн тонн первичного алюминия — самого дешевого в мире (о цене мы еще поговорим).

Городу Красноярску от этой «гордости» достается 60 тысяч тонн грязнейших выбросов в атмосферу — по четыре пуда на каждого жителя, включая грудных младенцев. А поскольку сам город находится в естественной котловине, не продуваемой никакими ветрами, спасением от убийцы-КрАЗа может быть только полное прекращение здесь выплавки «крылатого металла».

Красноярцы зовут к себе Грету Тунберг в горькой надежде, что эта девушка, которую называют лидером следующего поколения, что-то такое скажет и местному начальству, и нашему правительству, что эти толстокожие сразу проснутся и примут меры...

Наивно? Ведь защиты требует не только Красноярск. Местные СМИ рассказали об экологическом эксперименте, проведенном в Минусинске обыкновенной домохозяйкой. Она надела на трубу бытового пылесоса медицинскую защитную маску, выставила трубу в окно и на пару минут включила аппарат. Маска почернела. В деревне Кайбалы Алтайского района близ Абакана аналогичная проверка дала более оптимистичный результат — марля, в которую укутали трубу пылесоса, приобрела лишь серый оттенок. Но в Абакане нет алюминиевых заводов. А в Красноярске есть! И в Братске. А в Саяногорске их два — Саяногорский и Хакасский. И в Иркутске есть. И в Богучанске... Спрашивается, зачем?

Вот цифры. «Русал» производит более 4 млн тонн алюминия — второе место после Китая. Но для производства 1 тонны «крылатого металла» требуется 2 тонны глинозема, который получают из 4-5 тонн бокситов. А их в России крайне мало: обеспеченность алюминиевого производства сырьем не превышает 40% (да и то, что есть, — неважного качества). То есть основную долю сырья покупаем и завозим из-за рубежа: с Украины и из Казахстана, а больше из Гвинеи, Гайаны, Австралии. В огромных количествах: от 500 тысяч тонн ежегодно.

А выплавленный алюминий «Русал» продает за рубеж — почти все 4 млн тонн: низкосортного, необработанного, самого дешевого. По которому империя Дерипаски и лидирует на мировом рынке. По другим видам продукции из «крылатого металла» с более высокой добавленной стоимостью Россия не входит даже в первую десятку. То есть сырье привозим из-за рубежа, готовую продукцию вывозим за рубеж почти по себестоимости. Что оставляем себе? Отходы — отравленные воздух, воду, почву — первооснову жизни на Земле.

Кстати, о воде — ей тоже приходится «работать на Дерипаску», обеспечивая низкую себестоимость продукции «Русала». Ибо 27-30% себестоимости алюминия — это электроэнергия. Самые дешевые киловатты на алюминиевые заводы поставляют сибирские ГЭС: Красноярская — КрАЗу, Саяно-Шушенская — Саяногорскому и Хакасскому, Братская — Братскому, Усть-Илимская — Братскому и Иркутскому, Богучанская — Богучанскому. Эти «равнинные» гидростанции напрочь погубили когда-то великолепный сибирский климат. Писатель Валентин Распутин незадолго до кончины с горечью констатировал: «Красавицу Ангару три ГЭС изуродовали, острова ушли на дно, воду пить нельзя, рыбу есть нельзя...»

Не забудем и катастрофу на Саяно-Шушенской ГЭС, где погибли 75 человек. Если учесть, что станция изначально сооружалась исключительно на потребу алюминщикам, то погибшие гидроэнергетики тоже жертвы «алюминиевого божка». А еще эта «чертова дюжина» (еще недавно в «Русал» входили 13 алюминиевых заводов, а в таблице Менделеева алюминий занимает 13-е место) сильно умножила профессиональную заболеваемость местного населения. В алюминиевой промышленности это флюороз, хронический токсико-пылевой бронхит, пневмокониозы (в том числе алюминоз), вибрационная болезнь, нейросенсорная тугоухость, профессиональный рак и другие напасти.

В целом по Красноярскому краю ситуация тоже страшненькая — например, по онкологии. В 2018-м было выявлено 13?478 случаев против 13?013 в 2017-м. Выросло количество злокачественных заболеваний и среди детей. Скажете, такова цена индустриализации? Да! И началось это не вчера: первый алюминиевый завод в России появился в 1932 году — Волховский под Ленинградом. Но всего на пять лет позже на Таймыре вырос никелевый завод, вскоре ставший крупнейшим в стране. Через несколько лет к нему добавился медеплавильный. И шесть десятков лет сооруженный на костях заключенных город Норильск был рекордсменом по отравлению природы советского Заполярья, а заодно заводского персонала вместе с детьми.

Но за последние 15 лет компания «Норникель», продолжая наращивать выпуск цветных и редкоземельных металлов, последовательно снижает вредные выбросы в атмосферу, закрывая безнадежно устаревшие заводы и модернизируя остающиеся. Цена — 3,5 млрд долларов. Цель: к 2023 году сократить выбросы на 75%, к 2025 году — на 90%, к 2030 году восстановить экологическое равновесие в регионах своего присутствия. Для России это беспрецедентная программа, да и в мире таких проектов немного. То есть можно работать и по-другому!

Но ничего подобного нет в алюминиевой отрасли. На официальном сайте «Русала» высшим экологическим достижением считается внедрение на заводах с 2016 года электролизера нового поколения РА-550. Тем временем в Китае запускают электролизер 640 кА. Специалисты говорят: планировать использование РА-550 для модернизации существующих предприятий — значит закладывать технологическое отставание от Китая еще на этапе планирования. И не закладывают — работают на том, что есть. И небо все чернее.

Красноярск продолжают называть «зоной экологического бедствия». Еще недавно в требовавшей переселения деревне Коркино за забором от КрАЗа у коров отваливались рога, копыта стирались в кровавую пыль, стекла в домах, точно пройденные грубой наждачкой, трескались сами по себе — фтор разъедал. Разводить огороды, косить траву, пить из колодцев коркинцам запрещали. Парней из Коркино в армию не брали, на погост увозили 30-летних. В конце концов деревню переселили, завод остался. И до сих пор стоит, хотя и «отодвинутый» подальше от жилых кварталов...

Но продолжим сравнение двух гигантов цветмета — Норильского и Красноярского по другому показателю: зачем они нужны стране? Заполярный «Норникель» входит в десятку крупнейших налогоплательщиков России — уже польза. А еще компания в партнерстве с ведущими мировыми фирмами реализует программу востребованности своей продукции в мире и в самой России: платины и палладия — для производства 25-40 млн автокатализаторов, что, в свою очередь, снизит выбросы загрязняющих веществ в атмосферу примерно на 170-270 млн тонн (в течение всего срока эксплуатации автомобиля). А высококачественного никеля — для изготовления 3,5-5,5 млн аккумуляторных блоков для электромобилей, что позволит снизить глобальные выбросы парниковых газов на 50-100 млн тонн (в течение всего срока эксплуатации автомобиля).

«Русал» и в этом плане «идет другим путем», обеспечивая через правительственные коридоры и кабинеты «рынок сбыта» своей продукции. Например, по ходатайству господина Дерипаски в стране недавно отменили действовавший с 1991 года запрет на использование алюминиевой проводки в жилых домах. И если последние 15 лет считалось, что она не отвечает противопожарным правилам, то теперь Минэнерго выпустило специальный приказ о том, что сечение алюминиевой проводки должно быть в среднем на 60% больше, чем медной, а сплав алюминия должен содержать 0,4-0,5% железа и 0,15% меди. Именно такие сплавы марки 8030 и 8176 UC Rusal производит на своих заводах в Кандалакше и Иркутске.

Поскольку в России ежегодно вводится около 80 млн кв. метров недвижимости, для которой потребуется около 20 тысяч тонн алюминия при стоимости металла 2 тысячи долларов за тонну, годовая выручка Дерипаски составит около 400 млн долларов. Но ведущий специалист компании «Холдинг Кабельный Альянс» Андрей Боев прогнозирует, что «возрастут проблемы в контактах (автоматические выключатели, реле): они остаются медными, а подводящие кабели переводятся на алюминиевую жилу. Со временем соединение ослабевает, возрастает переходное сопротивление, и контакт начинает греться».

А еще в прошлом году в России на 30-40 евро подорожали велосипеды — из-за введенного Минпромторгом в России утилизационного сбора на велосипеды и велосипедные рамы (естественно, алюминиевые) в 10%. Решение было принято на совещании у вице-премьера Дмитрия Козака, обсуждавшего «меры поддержки алюминиевой промышленности». А «Почта России» получила разрешение на торговлю пивом (в алюминиевых банках!) в 3,2 тысячи отделениях по всей стране. Оцените поддержку на баночном уровне!

Зато Турция, закупая в России сверхдешевый первичный алюминий и доводя на своих заводах до нужной кондиции, запустила у себя в провинции Бурса производство алюминиевых моторов. «Проект дорогой, но он принесет нашей экономике огромную пользу», — уверен глава Министерства промышленности и технологий Мустафа Варанка. После выхода на полную мощность ежегодные доходы в бюджет составят более 2 млрд долларов. А минувшим летом турецкая вагоностроительная компания Tuvasas запустила производство алюминиевых кузовов для скоростных железнодорожных электропоездов, метрополитена и трамваев. Там тоже будут зарабатывать миллиарды долларов на российском «крылатом металле», грязь от которого осталась в Сибири.

P.S. Тем временем на складе готовой продукции Красноярского алюминиевого завода сияют 15-килограммовые алюминиевые чушки. Ох, треснуть бы одной из них кого надо. Вся надежда на Грету — ей за это ничего не будет...

 



Что лучше: провести парад Победы без зрителей, как в Волгограде, или отменить его, как в Якутске?