Небесный полиглот

Четыре мгновения из жизни Олега Смирнова. На фото внизу Смирнов с министром гражданской авиации СССР Борисом Бугаевым. Вверху – в кругу знаменитых летчиков и летчиц. Фото из личного архива.

Из своих 80 лет заслуженный летчик Олег Смирнов почти два года провел в небе


80-летний юбилей отметил на днях заслуженный летчик, глава Общественного совета по гражданской авиации Ространснадзора Олег Смирнов. Еще десятиклассником он впервые сел за штурвал планера, а к завершению своей летной карьеры имел за плечами 15 тысяч часов налета. То есть в общей сложности Олег Михайлович более полутора лет провел в небе, оставаясь действующим пилотом даже в ранге заместителя министра гражданской авиации СССР. А еще Смирнов успел окончить летное училище, университет, две академии и выучить четыре языка. А попутно снял одного министра обороны...

О том случае с министром расскажу отдельно. В апреле 2010 года, когда в смоленском аэропорту потерпел катастрофу самолет с польским президентом и его свитой, Олег Смирнов как ведущий авиационный эксперт встретился с иностранными журналистами. Вопросы у них были каверзные, с подвохом, в сетях вовсю гуляли конспирологические версии. Но хладнокровные и аргументированные ответы Смирнова убедили даже недоброжелателей, что спорить тут не о чем: виноват, увы, военный экипаж, допустивший грубейшие ошибки при заходе на посадку в сложных метео-условиях. «Мне на другой день из Варшавы позвонили польские коллеги и сообщили, что я обезглавил военное ведомство: министр обороны Польши подал в отставку после моего интервью по Би-би-си».

Олега Михайловича Смирнова знают телезрители, которые смотрят не только ток-шоу. Он постоянный участник телепередач, посвященных гражданской авиации, имеет безукоризненную репутацию в экспертном сообществе. Открытость и обаяние, непредвзятость, управленческий и жизненный опыт, информированность и высочайший профессионализм — это все про него, про Смирнова.

Авиация стала его судьбой со школы. Он поступил в аэроклуб, приписав себе пару лет, и уже в 16 совершил первый полет на планере. Потом было военное авиа-училище, где Олег уже летал на МиГ-15. Впереди была военная карьера. Но погоны пришлось снять после хрущевского указа о сокращении вооруженных сил. Зато в его родной Караганде очень требовались летчики гражданской авиации.

«Представьте: меня, окончившего с отличием военное училище и успевшего повоевать в небе, два месяца переучивали на «кукурузник», — вспоминает Смирнов. — Но теперь, оглядываясь назад, я не в обиде. Именно Ан-2 преподал мне главные уроки пилотского ремесла, научил полагаться не на технику, а на собственные знания, ощущения и опыт. Всего этого сегодня многим летчикам очень не хватает!»

В Карагандинском авиаотряде он стал первым в его истории пилотом первого класса. Документ получал в Москве, из рук недавно утвержденного в должности министра ГА Бориса Бугаева. За свою большую профессиональную жизнь Смирнову пришлось освоить добрую дюжину летательных аппаратов — от истребителя МиГ-15 и «кукурузника» Ан-2 до пассажирских лайнеров Як-40, Ан-24 и Ту-154. 15 тысяч часов безаварийного налета. А общий летный стаж — 40 лет! Занимал руководящие должности в управлениях гражданской авиации Казахстана, Латвии, Эстонии, в 43 года сел в кресло заместителя министра гражданской авиации огромной авиационной державы. Откуда ушел в отставку в 1991 году, когда прежней страны не стало. Ушел по собственному желанию.

Вот еще о многом говорящий штрих. В союзных республиках, куда Олег Смирнов получал назначения, он непременно учил местный язык. Вспоминают, как однажды в Таллине, где на варягов традиционно смотрят косо, отчет для Совмина о работе местной гражданской авиации он сделал на эстонском языке. Чем сорвал аплодисменты и снискал уважение — и не только республиканского начальства, но и коллег-авиаторов и обычных жителей республики.

...После страшного землетрясения в Спитаке он вместе с премьером Николаем Рыжковым улетел в Армению организовывать воздушный мост по обеспечению помощи. Подземные толчки продолжались, гости из Москвы укладывались спать на полу под столами. За несколько дней под руководством Олега Смирнова была восстановлена взлетная полоса в Ленинакане, обеспечившая полеты грузовиков Ил-76 с жизненно необходимыми грузами. Действовать порой приходилось нестандартно. Когда в полном тумане заходил на посадку самолет с четой Михаила и Раисы Горбачевых, Олег Смирнов занял место за пультом диспетчера. Следовало отправить самолет на запасной аэродром, но за штурвалом был опытнейший командир правительственного отряда, старый товарищ Смирнова Алексей Майоров. Ему Смирнов доверял как себе, потому разрешил посадку. Взял на себя серьезнейшую ответственность. Те кадры главы государства в разрушенном городе облетели весь мир.

Командировка в разрушенную стихией Армению снится по сей день. «Вместе с Горбачевыми мы приехали на место трагедии: огромный холм из блоков и битого кирпича, где спасатели вели раскопки. Не забуду слезы Раисы Максимовны, когда из-под завалов послышались стоны. Отвернулся, вытирая глаза, и генсек...»

В своей собственной летной биографии Смирнов как летчик и командир авиа-отрядов не знал катастроф, чем гордится. Может, потому так тяжело переживает, когда происходит очередное ЧП в гражданской авиации.

«Почему падают самолеты? — переспрашивает он меня. — Боюсь, ничего сенсационного не скажу. По большей части виноват все тот же пресловутый человеческий фактор. За которым всегда чей-то неоправданный риск, элементарные нарушения из-за некачественного обучения, а то и просто игнорирование летных правил. А еще, увы, неэффективность органов регулирования, которые не готовят своевременно соответствующие федеральные авиационные правила, не контролируют их выполнение...»

На мой вопрос, не аукаются ли ему такие принципиальные оценки и комментарии, зачастую не совпадающие с руководящим мнением, Смирнов отвечает просто: «Я из детей войны. А те, кто прошел суровую школу жизни, предпочитают правду всяким уловкам. Мое правило такое: говори и действуй, как должен, а жизнь покажет, кто был прав...»

Так он и живет.



Житель Приморья с тремя детьми ради спасения от коронавируса ушел жить в лес. А вы на что готовы, чтобы уберечься от заразы?