07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОЧТИ НАСТОЯЩИЙ ПОЛКОВНИК

Корец Марина
Опубликовано 01:01 28 Марта 2002г.
Разве могла представить Алла Пугачева, что ее песенка о настоящем полковнике станет некой инструкцией для отчисленного из военного училища курсанта? А вожделенный мундир с фальшивым удостоверением ветерана афганской войны - безотказной отмычкой высоких кабинетов, женских сердец и их кошельков. У нашего "полковника" было как минимум двадцать жен...

Ирина Аркадьевна познакомилась с Валерием Добродеем на пришкольной спортивной площадке. Спеша по утрам на работу, она не могла не заметить высокого, поджарого мужчину в дорогом спортивном костюме, легко подтягивающегося на турнике. На курточке, аккуратно переброшенной через бревно, лежал обычно томик стихов Гумилева или какой-нибудь исторический роман.
- Кто это? - спросила Ирина коллегу, с которой незнакомец поздоровался, подойдя однажды к площадке во время урока физкультуры.
- Полковник в отставке, - ответила та, - между прочим, рядом с тобой живет, в соседнем доме.
Возвращаясь домой, Ирина опять столкнулась с Валерием Романовичем.
- Вы спешите?- окликнул он ее. - Давайте кузнечиков послушаем.
Она села рядом на скамеечку, и он спросил:
- Вы замужем?
- Нет, - ответила Ирина.
- Я тоже холост, - вздохнул мужчина. - Вдовец. Десять лет назад жену похоронил. Только недавно в себя стал приходить, когда детей на ноги поставил: сын мой в Греции работает в посольстве, а дочь Анжелика аспирантуру заканчивает.
- Замечательно, - восхитилась Ирина Аркадьевна, - а у меня обыкновенные сорванцы, один студент, другой школьник.
- Знаешь что, приходи ко мне в гости, кофе попить, романсы послушать, придешь? - доверительно переходя на "ты", предложил полковник.
- Приду, - сказала она неожиданно для самой себя.
Однокомнатная квартирка полковника произвела на Ирину сильное впечатление: под самый потолок - стеллажи с книгами, и все классика да исторические романы. Над диваном - планшетка с двумя орденами Красного Знамени, везде чисто, все на своих местах. И сам Валерий Романович - образец воспитанности: речь правильная, аристократическая бородка, одет с иголочки (в шкафу - десяток костюмов), на руках - маникюр. И вечер получился изумительный: под аккомпанемент дорогого старинного аккордеона Валерий исполнял романсы.
- Я влюбилась! - сообщила Ирина подругам. - О таком полковнике мечтает каждая.
Разница в возрасте ее не смутила (вдовцу перевалило за шестьдесят), а видимую прижимистость и приступы дурного настроения она списала на издержки трудной жизни. Да и разве могли эти мелкие недостатки смазать такие достоинства: герой афганской войны, преданный муж-однолюб, десять лет сражавшийся за жизнь тяжелобольной жены, оказался еще и духовным лицом: окончив заочно какие-то неведомые ей курсы, он получил чин иеромонаха Иоанна.
Подруги за Ирину искренне порадовались: в наше время, полное алкашей и безработных, - такой подарок! С тех пор как ее муж, работавший на фирме телохранителем, пропал без вести, Ирина целиком посвятила себя детям. А в 45 при кажущейся молодости старость не за горами.
Смотрины жениха были назначены на день рождения Ирины, она пригласила двух самых близких подруг и нескольких коллег из школы. Все с нетерпением ожидали, что подарит полковник имениннице. И тот не ударил лицом в грязь. Презент был и оригинален, и выразителен: комнатный цветок в глиняном горшке и... спортивная граната для метания. Причем горшок Валерий Романович попросил вернуть, тот, дескать, принадлежит дочери Анжелике, а он в таких вопросах щепетилен. Цветок Ирина пересадила, а гранату отдала коллеге, который занимался с мальчишками.
Надо сказать пристальные подруги быстро разглядели раздвоение "формы и содержания" у ирининого полковника. Она же (и это понятно) не желала снять розовые очки и, несмотря ни на что, ревниво оберегала придуманный образ благородного героя. К Восьмому марта учительница получила новый подарок - секундомер.
Перед невидимым образом дочери Добродея Ирина Аркадьевна чуть ли не благоговела. Исчезая из дома то на вечер, то на сутки, полковник всегда объяснял это тем, что он гостил у дочери, и живописал, какие уважаемые люди к ним вхожи.
- Когда мы узнаем друг друга получше, я тебя с ней познакомлю, - загадочно обещал Валерий Романович.
Сказать, что гром грянул средь ясного неба, - значит погрешить против истины. Женщина практичная, трезвомыслящая, даже не обладая особой проницательностью, раскусила бы артиста в два счета, сообразив, что манера не реагировать на телефонные звонки, не открывать никому дверь и не здороваться с соседями - это не странность контуженого вояки, а осторожность мошенника, которому есть чего опасаться. Но в том-то и дело, что Валерий Романович подбирал себе жертв наивно-романтического склада, готовых все прощать. Вот и наша учительница физкультуры верила престарелому Ромео (а может, очень уж хотелось верить). Когда он приревновал ее к коллеге Петру Петровичу (тому, что отдала подаренную гранату), простила и обидные слова, и пощечину. Сыновей, сразу невзлюбивших жениха, выстраивала при нем по струнке. А Добродей нет-нет да и подкреплял свою значительность каким-нибудь поступком. Взял, к примеру, и подошел на майских праздниках к заместителю главы администрации, и тот при всех, на площади, пожал "ветерану Афгана" руку. А когда по глупости старший сын Ирины попал в милицию, позвонил начальнику в областное управление и уладил конфликт. Правда, потребовал за это с Ирины тысячу долларов, которые якобы сам заплатил в милиции, но она все равно была ему благодарна...
И все-таки со временеи даже ангельское терпение невесты стало не выдерживать скверного характера полковника. Узнав о намерении "молодой" разойтись хотя бы на время по разным квартирам, он в ярости повалил ее на пол и резким ударом повредил ей коленный сустав. Скорее всего, членовредительство продолжилось бы и дальше, не прибеги на крики о помощи сосед. Тогда-то, в ожидании "скорой", и набрала Ирина телефон Анжелики.
- Этот разговор смешно вспоминать, - говорит мне изящная блондинка, опираясь на палочку. - Я прорыдала ей в трубку - вы гордитесь своим отцом, а он меня унизил, оскорбил, сломал ногу!
- Горжусь?- засмеялась в ответ Анжелика. - Да это первый в мире негодяй. Мама до сих пор вспоминает о нем с ужасом.
- Какая мама?- опешила Ирина. - Разве она жива?
- Ну почему все его женщины звонят мне после того, как он их изобьет или ограбит? - вздохнула Анжелика. - Запишите телефон своей предшественницы, Светлана вам много чего расскажет.
В больнице, где Ирина пролежала на вытяжке два месяца, ее навещала "сестра по несчастью". Оказалось, что с "настоящим полковником" она судится уже больше года, но вернуть свое имущество: японский телевизор, музыкальный центр и книги, а также пять тысяч долларов, которые она выручила за собственную квартиру, перебираясь к возлюбленному, - не может до сих пор. Добродей все отрицает, а обличительную диктофонную запись их разговоров суд не признает законной. Но в борьбе со "Злодеем" (так женщины переиначили его фамилию) она докопалась до интересных фактов. Валерий Романович был официально женат шесть раз, а гражданским браком жил раз четырнадцать, так что Ирина оказалась юбилейной, двадцатой, невестой. Из военного училища его через год отчислили "по служебному несоответствию", однако в военном билете почему-то каждые пять-шесть лет появлялось новое офицерское звание. Но больше всего учительниц потрясла ксерокопия трудовой книжки Добродея, пестрящая таким разнообразием географии и рабочих мест, что дух захватывает: "помощник машиниста паровоза ( Жданов), слесарь-ремонтник, иструктор-методист хлебозавода, зам. директора по культурно-воспитательной работе ПТУ (Северодвинск Архангельской области), ученик гуммировщика, зав. клубом (Жданов), сцепщик вагонов, преподаватель экономического техникума (Киев), инструктор физкультуры, инженер отдела научной информации НИИ экологии (Донецк), мастер монтажного участка, военрук ПТУ, школьный учитель физкультуры и семь последних лет - опять военрук в разных учебных заведениях Донецка.
Что же касается знакомства с высокопоставленными чиновниками, Светлана и здесь провела разведку: после землетрясения в Спитаке Добродей попросился добровольцем на ликвидацию последствий и пробыл в Армении целых... шестнадцать дней. Тем не менее за это время он заполучил благодарность за то, что сумел организовать в разрушенном городе отличную полевую кухню. Вернувшись в Донецк "по состоянию здоровья", он пошел в исполком, где работал человек с армянской фамилией, и с пафосом заявил, что вынужден жить в общежитии, в нечеловеческих условиях, хотя самоотверженно помогал в беде армянскому народу. Национально-патриотические дрожжи взошли стремительней, чем Добродей надеялся: ему вне очереди дали квартиру в новом доме. Теперь требовалось ее обставить, и он стал искать одинокую женщину, которая перевезет ему свое имущество. Так на крючок попалась Светлана Ивановна, тоже мечтающая о каком-никаком полковнике...
Ирина Аркадьевна оказалась везучее новой подруги: суд признал Добродея виновным в нанесении ей телесных повреждений, но освободил "инвалида труда" от ответственности в связи с амнистией. Зато гражданский суд, куда Ирина незамедлительно отнесла документы, постановил возместить ей моральный и материальный ущерб. На заседания красавец мужчина являлся тихим, благообразным старичком: длинный плащ сменила потертая курточка, золоченые очки - старые окуляры, перевязанные, кажется, ниточкой, плечи согнуты, в руке - клюка.
- Оговариваете человека, матушка, - укорила Ирину в перерыве секретарша. А вечером того же дня ей позвонила подруга: скорее выгляни в окно!
На залитой весенним солнцем спортивной площадке сидел полковник с блондинкой неопределенного, но "ничего еще" возраста. Очередная искательница надежной опоры и радостей семейной любви млела и глядела на "вдовца" с обожанием.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников