05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

А МЫ, БРАТ, ИЗ МОРСКОЙ ПЕХОТЫ

Мамедова Майя
Опубликовано 01:01 28 Апреля 2000г.
Екатерина Демина (Михайлова) - единственная за всю историю Российского флота женщина, воевавшая в морской пехоте. 9 мая вместе с другими ветеранами Великой Отечественной войны примет участие в параде на Красной площади и Герой Советского Союза Екатерина Илларионовна Демина.

Когда 20 июня 1941 года пятнадцатилетняя Катюша Михайлова уезжала из Ленинграда на летние каникулы к брату в Брест, то даже не подозревала, что расстается с родным городом на долгие военные годы.
- 22 июня наш поезд под Кобрином попал под бомбежку. Тех, кто не погиб, немецкие летчики расстреливали на бреющем полете, а потом появились мотоциклисты: столько народу они перебили! - вспоминает Екатерина Илларионовна. - Оставшиеся в живых решили идти на Смоленск: в город попали на четвертые сутки. Слышу по радио, что комсомольцы уходят добровольцами на фронт. Нашла военкомат и прямо с порога говорю военному: "Дядь, а дядь, пошлите меня на фронт". Он поглядел на меня и говорит: "Откуда ты такая племянница взялась, что-то я тебя и не припомню". А когда узнал, что мне только 15 лет, и вовсе прогнал. Думаю, ну ладно, приду вечером, может, другой военком будет, скажу, что мне 17. Дождалась вечера, прихожу в военкомат и прямо с порога кричу: "Хочу на фронт, мне уже 17 лет!" А военком, оказывается, тот, что и утром был. Он и говорит мне: "Ты что-то быстро растешь. Кругом - марш!".
Уже позже, когда Екатерина Михайлова воевала в батальоне морской пехоты, моряки-десантники, зная ее упрямый, егозистый характер, говорили : "Катюша, если утонешь, мы тебя против течения будем искать". Первое боевое крещение она получила под Ельней, когда только за сутки погибло более 10 тысяч ее боевых товарищей. А впереди были бои за Гжатск и серьезное ранение.
- Почти три месяца пролежала в госпитале, хотели ампутировать ногу, но я не далась. В конце декабря 1941 года направили в Баку, в реабилитационный госпиталь. Получила увольнительную в город, а он весь мандаринами пропах! Стоили они 5 копеек, а у меня было три рубля - целое состояние. Накупила мандаринов, иду-иду по городу и вышла на военкомат...
- Снова попали в морскую пехоту?
- Нет, вначале была санинструктором на кораблях, которые доставляли раненых в Красноводск. В 42-м получила звание главстаршины и знак "Отличник Военно-Морского Флота". Через год, когда фашистов под Сталинградом разгромили, наши корабли поставили в ремонт. Случайно узнала, что формируется батальон из добровольцев-моряков, идут туда в основном курсанты высших военно-морских училищ. И я подумала: зачем ждать, пока отремонтируют корабли? Надо идти к морякам! А как? Решила писать самому Сталину. Письмо начала такими словами: "Дорогой Иосиф Виссарионович, дорогой отец! Я воевала под Ельней, Сталинградом, под Гжатском, была ранена, целый год проплавала на кораблях, доставляя раненых в госпитали, меня не укачивает. Сейчас в Баку формируется батальон из добровольцев-моряков, пошлите меня туда. Ваше доверие оправдаю..." Через 28 дней пришло предписание: "Направить главстаршину Екатерину Михайлову в распоряжение 369-го особого батальона морской пехоты". Зачислили меня в роту разведчиков. Так что довелось и "языка" доставать, и в разведке боем участвовать. Первое время бойцы надо мной потешались: "С нашей Катюшей никакой фриц не страшен, как увидит ее, так сразу капут ему!" Рост у меня полтора метра, размер ноги - 34, но форму выдали такую, что приходилось подтягивать ее до подбородка бинтами, да сапоги были 41-го размера. С бронекатеров выбросят в море десантом, сапожищи как набухнут и - на дно. Представляете, атака, я бегу босиком да еще штаны придерживаю. Но недолго мне довелось "пугать" фашистов таким образом: мне-таки заказали и сапоги, и форму.
После боев за Темрюк и Керчь батальон был передан в распоряжение Дунайской флотилии, а коммунист Михайлова, награжденная к тому времени медалью "За отвагу" и орденом Отечественной войны II степени, зачислена в штурмовую группу войск, направлявшуюся на форсирование Днестровского лимана. В боях за Белгород-Днестровский она была представлена к званию Героя Советского Союза. Но Золотую Звезду Катюше не дали: видно, кто-то "наверху" не смог поверить, что семнадцатилетняя санинструктор не только спасала раненых, но и участвовала во взятии плацдарма. Одна, да еще раненная в руку, влетела во вражеский дзот с криком: "Полундра! Руки вверх!" - и пленила четырнадцать немецких офицеров. Поэтому "взамен" вручили орден Красного Знамени. Потом были бои за крепость Илок.
- Штурм начался в один из декабрьских дней 1944 года. Крепость считалась важным плацдармом, поэтому немцы особенно ее обороняли. Мы высадились на затопленный островок, чтобы отвлечь внимание противника от основного удара наших войск с суши. Боевыми порядками, по грудь в ледяной воде двинулись в глубь берега. Идти трудно: дунайские плавни все поросли камышом, всюду - полузатопленные деревья. Наше появление в этом районе для немцев оказалось полной неожиданностью. В конце концов крепость Илок фашисты сдали, но и наши потери были большие. Раненых в ледяной воде столько, что я не успевала оказывать всем помощь: привязывала обессилевших к стволам деревьев, чтобы не утонули. А свою рану почувствовала, когда уже подошли наши и я потеряла сознание. Отправили в госпиталь, наградили вторым орденом Красного Знамени, а в Золотой Звезде опять отказали.
- Не обидно было?
- А кто в войну об этом думал? Да и вниманием меня не обходили: два ордена Красной Звезды, два - Отечественной войны, орден Ленина... Вся грудь в боевых наградах. А вот Золотую Звезду вручили уже после войны. И еще - за спасение раненых - награждена Международной медалью имени Флоренс Найтингейл. Такие медали в СССР имели всего 40 медицинских сестер.
- Вы прошли с боями Кавказ, Крым, Приднестровье, Румынию, Болгарию, Югославию, Венгрию, Чехословакию, Австрию... Скажите, чего вы тогда больше всего боялись?
- Плена.
- Я видела ваши фотографии военных лет: на них необыкновенно красивая девушка. Наверняка не обошлось без "военно-полевого" романа?
- Десантники у нас были один к одному - красавцы, но меня как женщину не воспринимали. С первых дней стала им сестричкой, и так - до конца войны. Только 9 мая 1945 года моряки нашей разведроты пришли ко мне и говорят: "Катюша, выбери из нас того, кто тебе больше по сердцу, каждый сочтет за честь быть твоим мужем". Но никого из них так и не смогла назвать суженым. Мы такое вместе пережили, что, казалось, навсегда породнились...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников