11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЗА НЕВЕСТОЙ - В ЕГОРЬЕВСК

Качаева Иоланта
Опубликовано 01:01 28 Мая 2003г.

Деревеньки, в которых живут подмосковные староверы, поражают своей ухоженностью. Аккуратные

Деревеньки, в которых живут подмосковные староверы, поражают своей ухоженностью. Аккуратные домики с кружевными ставенками, дворики в цветах. На улице ни одного пьяного мужика: злоупотреблять спиртным, а тем более курить - грех. Егорьевские старообрядцы словно не сегодняшние: лица светлые, добрые. Старики чистенькие, ухоженные, с окладистыми белыми бородами и глазами-лучиками. Рубашка навыпуск и пояском подвязана - это тоже защита от темных сил. Женщины под стать мужьям, только вот поясок-оберег под одеждой прячут. Замужние обязательно покрывают голову платком. Староверы называют себя истинными православными, хоть и крестятся двумя перстами.
Предки егорьевских (а если на старый манер - гуслицких) старообрядцев бежали из Москвы за сто верст от церковных реформ и смертных казней. Веру свою они никогда не предавали, но и лишний раз не афишировали, принимая любые правила игры. "На все воля Божья", - любили повторять староверы и при царе-батюшке, и при коммунистах. Теперь вот так же говорят при демократах.
Гуслицкие староверы считаются людьми суровыми, с крутым нравом и неуживчивым характером. Именно таких, самых непримиримых новгородцев, восставших против присоединения к Москве, ссылали в здешние места еще при Иване III. Хотя насчет неуживчивости историки, видно, все же немного приврали, иначе вряд ли бы здешние старообрядцы стали известнейшими на всю Россию фабрикантами и купцами. Морозовы, Зимины, Балашовы, Рахмановы, Хлудовы, Солдатенковы, фарфоровый король Кузнецов - все они были выходцами из гуслицких деревень, большинство которых и поныне старообрядческие.
Пробраться к современным староверам удалось только на "уазике": дорога пугает колдобинами, сюда не ходят рейсовые автобусы. Поэтому в город деревенские жители, как и много веков назад, отправляются пешком. Семью Якушиных - Людмилу и Константина мы застали в огороде, сажали картофель. Пригласили к себе. На пороге здесь принято говорить - "мир вашему дому". Хозяева ответят: "с миром примем". В избе - крахмально-белая чистота. Иконы в красном углу, немного мебели. Телевизор смотрят, только чтобы узнать новости. Никаких фильмов и уж тем более концертов, шоу.
Гостям - все, что есть в холодильнике. Картошку, различные соленья со своего огорода. Помогаю хозяйке накрыть на стол. И узнаю: для того, чтобы аккуратно вынимать соленые помидоры из баночки, существует гениальное изобретение - скрученная в форме половника проволока. Перед едой обязательно молятся.
- Настоящих старообрядческих семей, в которых из поколение в поколение чтили бы все традиции, осталось немного, - говорит Людмила. - Мы из таких. С соседями живем дружно, стараемся помогать друг другу. А если уж и повздорим - всяко бывает, то до заката солнца непременно помиримся. Зачем грех на душу брать? Скажешь: "Прости Христа ради", а сосед тебе в ответ: "Бог простит". И больше не держим зла друг на друга...
В последние годы повадились к егорьевским старообрядцам иностранцы. Из Америки едут, Румынии, Канады... Говорят, в гости, на самом деле - за невестами. Тоже староверы, только общины у них гораздо меньше российских, и там уже давно все родственники. Ходят по храмам, к девушкам присматриваются. После службы знакомятся.
- Вот недавно у нас случай был. Приехал парень из Румынии. Поселили его в хорошей семье, - рассказывает староста старообрядческого храма святого великомученика Георгия Победоносца Андрей Моржаков. - Он учил иконы реставрировать, а у нас девушка на выданье была. Пожили в одном доме, присмотрелись, а потом и полюбили друг друга. В Румынию уехали вместе...
- Ко мне два парня сватались, - вспоминает Людмила. - Но я выбрала Костю. Он тогда в отпуск из армии приехал. Служил в Германии. Отпуск короткий, решили сразу обвенчаться.
Соседи Якушиных - Зоя и Василий Куликовы. Им обоим уже под 80, но супруги продолжают вести большое хозяйство. Вырастили детей, внуков, уже и правнук появился. В деревне живут одни. В прошлом году пришлось им свою корову-кормилицу зарезать - уже сил нет сено заготавливать.
Василий Павлович Куликов жене помогает во всем. Вот только два осколка - в ноге и голове - с Великой Отечественной дают о себе знать.
- На войну меня забрали в 43-м, - говорит Василий Павлович. - Воевал на 2-м Белорусском фронте пулеметчиком, командовал отделением. Когда страшно было, мы с ребятами молитвы читали. Победу встречал в Германии. Демобилизовался только в 50-м. Вернулся домой. В церкви увидел Зою, после службы познакомился. И вскоре мы обвенчались украдкой. Раньше это было наказуемо. Помню, моя бабушка увидела, как с церкви снимали колокола. У нее был шок, она онемела и до самой смерти не могла говорить. Прадед мой отсидел за веру 10 лет. Впрочем, тогда многих сажали только за то, что веришь в Бога... В школу с крестиками не пускали, заставляли снимать их. Мы, конечно, не безгрешные, но стараемся жить праведно.
Жизнь староверов идет по уставу. Алкоголь, табак, азартные игры под запретом. После священника первый человек в общине - начетчик. Лицо он не духовное, вроде политрука в армии. И по душам поговорит, и дело как решить посоветует. С настоящими начетчиками - людьми образованными - в последнее время, правда, напряженка.
- Вот Иван Федорович Медведев - из настоящих, - уважительно говорят староверы. - Ему уже давно за 80, и живет он отдельно от людей, в лесах, как схимник. Только к нему не доберетесь, дорога опасна. Но поверьте на слово: это мудрейший человек...
- В XIX веке у старообрядцев было немало начетчиц-женщин. Они переписывали старинные книги, украшая страницы особым гуслицким орнаментом, аналога которому нет нигде в мире, - рассказывает Андрей Марков, начальник отдела туризма и охраны памятников администрации Егорьевского района. - А вообще Гуслицы - уникальный район. Здесь задолго до революции население поголовно было грамотным, в том числе и женщины. Почти по всем из более чем 50 гуслицким селениям были разбросаны "самородные" старообрядческие школы, возникновение которых относилось к глубокой старине. В этих школах преподавали древнее духовное пение, славянскую азбуку, церковное чтение и другие предметы, знание которых было необходимо для передачи традиций староверов.
Содержать старцев всегда было почетной повинностью: неделю инока кормила одна семья, следующую - другая. И никакая власть ничего с этим не могла поделать: все друг друга покрывали.
Гуслицкие староверы во все времена считались зажиточными, потому что вкалывали не покладая рук. В газете "Правда" за 1917 год даже любопытная заметка на сей счет была: журналисты гадали, к какому же классу их причислить. Вроде крестьяне - с утра до ночи в поле пашут, а вроде и рабочие - на ткацкой фабрике трудятся, да еще заказы на дом берут. В коллективизацию определение нашлось: кулаки.
Земля бедная, только хмель богемский рос на ней вольготно. Не уберешь вовремя - сиди всю зиму без денег. Привлекали староверы на работу посторонних, за что и были потом многие семьи разорены. А ведь знатный был хмель!.. До сих пор, увидев подвыпившего человека, здесь говорят: "Гусляк в голову ударил".
Даже в самые черные годы староверы и нововеры отлично ладили. Первые помогали последним материально, те, в свою очередь, никогда на них не стучали. Во всех отчетах Гуслицы было местом православным, и лишь когда сюда приезжали проверяющие из Москвы, сановному гневу не было конца: "Да здесь же одни раскольники!" Староверы доставали кошельки, и снова все было шито-крыто. Сейчас в Егорьевске реставрируется храм святого великомученика Георгия Победоносца.
- Это один из самых больших старообрядческих храмов России. После революции здесь были и дом физкультурника, и дворец пионеров, - рассказывает настоятель отец Василий. - Вот купола установили, вовсю идет ремонт внутри церкви. Нам очень помогают администрация района, бизнесмены. Ведь приход в основном состоит из бабушек и дедушек, а откуда у них деньги? Они, правда, очень много старинных красивых икон в храм приносят.
Гуслицкие иконы славились по всей Руси. Самые знатные иконописцы жили в деревне Гора. Последний из них умер в середине 90-х, так и не успев никому рассказать про свой особый гуслицкий секрет. Иконы эти передавали из поколения в поколение. Ими крестили, ими благословляли, ими отпевали. В Егорьевском музее есть уникальные экземпляры, их во всем мире - по пальцам перечесть.
Вот и повадились ворюги в егорьевские деревеньки. То и дело к одиноким старикам заходят молодые парни и забирают все "доски". "Мы-то думали, что несчастья закончились, - сокрушаются староверы. - Да видно, ошиблись".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников