24 января 2017г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
0
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 59.22   € 63.62
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОЛЕГ ПОПЦОВ: МОЖНО НАЛИВАТЬ, НО НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО ПИТЬ

Михайлов Николай
Опубликовано 01:01 28 Мая 2004г.
Все его звания и регалии перечислить непросто. Он избирался секретарем Союза писателей РСФСР и Московской писательской организации. В апреле 2000 года был удостоен Национальной премии имени Петра Великого и звания "Лучший менеджер России в сфере СМИ". Лауреат премий Ленинского комсомола и "Золотое перо России", кавалер двух орденов. Действительный член Российской академии естественных наук. Автор 12 книг.

- Олег Максимович, юбилей - это не только праздник, но и подведение неких итогов. Кстати, некоторые результаты последнего десятилетия жизни нашей страны были подведены в вашей недавней телеработе "Заплыв слепых". Что для вас означает этот фильм?
- Мы живем в удивительной стране. Правильнее будет сказать, что время смуты (а 90-е годы были таковыми, да и нынешний затянувшийся переходный период не освободился от неопределенности и блуждания) - так вот, смутное время меняет психологию человека. Он становится крайне подозрительным. Любому событию придумывает невероятные обоснования. Тропу в этом всеобщем помешательстве проложили журналисты. И знаете почему? Потому что вторую сред у информации (среду слухов, молвы, наветов, проще говоря, вымысла) они сделали первой.
Никаких итогов я, естественно, не подводил. Возникла идея у меня и режиссера Игоря Шадхана сделать документальный сериал по двум моим книгам: "Хроника времен царя Бориса" и "Тревожные сны царской свиты". И мы начали его воплощать. Безумная занятость не позволяла погрузиться в замысел полностью. Юлиан Семенов однажды сказал замечательные слова: "Писатель пишет не тогда, когда у него есть время, а тогда, когда его у него нет". Так и мы. Начали съемки летом и вдруг спохватились - выборы на носу. Надо часть сериала успеть сделать к этому событию. Одна из главных идей фильма заключается в следующем: прошлое, которое мы забываем, никогда не прощает этого, оно мстит и лишает нас здравого видения будущего.
- Вы являетесь одновременно писателем и топ-телеменеджером. Как эти две ипостаси уживаются и не мешают ли одна другой?
- Очень мешают. Но если ты - творческий человек и творчество - твоя суть, ты стараешься проявлять его всегда, чтобы компенсировать отнятое у тебя право отдать всего себя письменному столу. Ты придумываешь проекты, задумываешь телевизионные программы, создаешь журналы и, если возникает свободный зазор времени, пишешь сценарии или концепции. Ты все время должен что-то созидать. Это твоя среда обитания.
- Как, на ваш взгляд, изменилось место и роль писателя в современной жизни по сравнению с тем, что было раньше? Есть ли ощущение, что литература на что-то влияет и что-то способна изменить?
- Я профессиональный писатель, как, впрочем, и профессиональный журналист. И мне очень трудно отвечать на этот вопрос. Не в силу его сложности, а в силу драматизма ситуации, которую переживает нынче литература. Она как бы есть и ее как бы нет. Одно очевидно - литература утратила не только авангардную роль, но и практически свое влияние на умы нации. А если это еще где-то есть, то как остаточное явление. 90-е годы, годы наших реформ, расправились не только с наукой, образованием, медициной, но и литературой. Это безумие, но это факт. Причем делалось это осознанно.
Год или полтора назад Римма Казакова как руководитель одного из писательских союзов была приглашена в Кремль. И одно ответственное лицо сравнительно молодых лет, которому выпала нелегкая доля разбираться в писательском конфликте, неожиданно, глядя задумчиво в окно, спросило: "А зачем нам вообще писатели?"
А вот цитата из недалекого прошлого. Егор Гайдар: "Да, с интеллигенцией мы просчитались". И еще. Где-то года два назад я проводил пресс-конференцию по поводу выхода в свет моей книги. Встреча получилась довольно живой и острой. Заговорили о судьбе интеллигенции в России. Что с ней происходит? Почему не слышен ее голос, как это было раньше? Я, разумеется, отвечал. Вопросы ставились все острее. И вдруг корреспондент какой-то газеты, слушавший эту бурную полемику, задал свой вопрос: "Как вы считаете, журналисты - это интеллигенция?" В зале стало неожиданно тихо. И тогда я сказал: "Я думаю, что своим вопросом молодой коллега поставил точку в нашей дискуссии о судьбах русской интеллигенции". Если власть (Министерство образования) самозабвенно исключает (я чуть было не сказал уничтожает) из процесса просвещения курс истории и литературы, то мы не должны удивляться тому, что происходит и с литературой, и с театром, и с интеллигенцией.
- Каким вам видится "герой нашего времени"?
- Героя любого времени создает жизнь. Какова жизнь, таков и герой. Можно сказать проще - новое время рождает новых героев. Вопрос в другом - можно создавать одно время, а можно создавать другое. Я уже сбился со счета, какой кризис мы переживаем: экономический, структурный, технологический. И это все правда. Но это преодолимые беды. Самая тяжелая болезнь, которая поразила современное общество, - это сокрушительный кризис морали. Мы превратились в народ с больной нравственностью. У нас меняются параметры - выигрывает не тот, кто добр, а тот, кто силен. Если насилие становится нормой жизни, и форма этого насилия может быть самой разной, а смерть человека, да что человека, десятков людей - обыденной информацией, едва ли не такой же, как прогноз погоды, мы должны быть готовы к тому, что все это эхом отзовется, и мы получим иное мировоззрение и иное мироощущение общества. Успешен тот, кто при больших деньгах. Народ сопротивляется этому, а мы прессуем, прессуем и прессуем...
Исторически в российском обществе считалось неприличным быть избыточно богатым. Потому как бедность в России всегда была величиной всеохватной. Революция изменила приоритеты, употребив формулу равенства. Другой вопрос - было ли равенство или не было его, но отношение к богатым и тем более сверхбогатым, осталось, мягко говоря, настороженным. И культ денег, который мы сегодня навязываем обществу как непременную данность капитализма, уже сыграл с нами злую шутку - рушится мораль.
Сострадание, доброта, бескорыстие, честность - обветшалые атрибуты, мешающие коммерческому успеху. Вот вам герой нашего времени. Борис Березовский как-то нервно отреагировал, когда его спросили о совести: "Понятие совести не материально, а я занимаюсь бизнесом". Обратите внимание на одну закономерность. Реформы длятся уже 14 лет, а если к ним прибавить перестройку - то почти 20. Выросло новое поколение управленцев. Тем, кому в 1985 году было 20, - теперь 40 лет. Они выросли в среде разрушения. В этом был внутренний конфликт Бориса Николаевича Ельцина. Строитель по профессии, и, как говорили его коллеги, классный строитель, с первых дней своего пребывания в общероссийской власти разрушал и хоронил. И младореформаторы были опричниками этого процесса. До основания, а затем мы наш, мы новый "капиталистический" мир построим, кто был ничем, тот станет всем. Это об олигархах. И в этой инерции разрушения Путин пытается искать людей, предрасположенных к реформаторству, помноженному на патриотизм. Но урожай на этой ниве невелик.
- Не грустно ли жить в обществе, где доброта и любовь ценятся меньше, чем успех и богатство?
- Да, в таком обществе не только грустно, но и опасно жить. Демократия, которая не в состоянии себя защитить, - лучший довод для тех, кто упорно утверждает, что демократия России противопоказана. Как-то Сергей Юрский, давая оценку происходящим событиям, сказал: "Нет, не мое время". И он прав. Время, сделавшее интеллигенцию ненужной, никогда не будет перспективным. По крайней мере в России.
- Наверное, вам не раз приходилось сталкиваться с тем, что творческие люди в быту и жизни далеко не всегда обладают высокими человеческими качествами. И как вы переживаете очередную подлость, предательство?
- Творческие люди, как правило, эгоцентричны. Это своеобразная модель самозащиты, желание оградить свой мир от какого-либо вмешательства. Яркой натуре можно простить многое. Я всегда говорю - всякая прима по своей житейской сути стерва. Но именно на ее спектаклях аншлаг. Так что терпите. Бог дает что-то одно. Поверьте мне, что основную массу подлостей совершают люди малоодаренные. Деньги сотворили античудо - талант уходит, растворяется индивидуальность. Талант не может быть массовым. Он всегда явление штучное. А всякий дефицит рождает новые - не всегда конструктивные - идеи. Поэтому мы создаем "Фабрику звезд", мы создаем звездный ширпотреб.
- Легко ли вы прощаете, и есть что-то, что простить вы не смогли бы никогда?
- Я не люблю в людях три качества - трусость, глупость и алчность. Предательство - это уже следствие. Ну а очередную подлость я переживаю как очередную. У меня есть сад. Так вот, очень важно знать точно деревья, которые могут плодоносить. И не удивляться опавшим плодам.
- Чтобы мужчина мог выстроить карьеру, добиться в жизни успеха, ему необходима женщина, которая берегла бы его тыл, обустраивала его быт. Какое значение для вас имеют семья и семейная жизнь? Ваша прекрасная половина, кто она?
- Если нет тыла, вы никогда не сможете двинуться в наступление. Моя жена - художник. Уточню - хороший художник. Она свидетель всех моих удач и неудач. Она - первый слушатель и критик моих произведений. У нее профессиональный вкус.
- Интересно, а умеете ли вы хоть чуть-чуть готовить? Есть ли у вас коронное блюдо?
- Готовить я умею, и, рискну сказать, неплохо. Но жена "развратила" меня. Кухня "от и до" в ее руках. Она это делает отлично. В ином случае на корабле произошел бы бунт.
- Каков Олег Попцов в быту: требователен или неприхотлив, изменчив или постоянен?
- В быту я очень разный. Нервотрепка на работе меняет нас. И очень плохо, что эти боли мы приносим в дом. Увы, увы, увы.
- А чем занимаетесь в свой отпуск (если, конечно, такое понятие вам знакомо)? Согласны ли с древними, считавшими "In vino veritas", и если хоть отчасти да, то какие спиртные напитки предпочитаете?
- В отпуске я пытаюсь писать. И вообще не умею отдыхать - так говорят моя жена и мои коллеги. Они правы. Трудоголики в этом смысле - невыносимые люди. Что касается любимых напитков, то я не из тех, для кого питие не определяет сознание. Бокал хорошего красного вина украшает стол, а также ситуации и общество, в которых оказываешься. Можно наливать, но не обязательно всегда пить. А что касается прочих увлечений... С грустью отмечаю, что книг в последнее время стал читать недопустимо мало. Стыдно, конечно. Но факт есть факт. Люблю театр, музыку. Обожаю прогулки по лесу. Неплохо собираю грибы.
Беседу вел


Loading...



На Камчатке автоледи не уступила дорогу «скорой», и это предположительно стоило жизни пациенту.