09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КАНИСТРА ИЗОБИЛИЯ

Шубин Борис
Опубликовано 01:01 28 Июня 2000г.
Жулик работал просто, но наверняка. Разъезжал по городам и весям на дорогом автомобиле, зато солярку и бензин предлагал дешевые и в большом количестве. А потом он привозил покупателя к офису оренбургской фирмы - крупнейшего торговца нефтепродуктами, брал деньги и, что называется, делал ноги. Немало тертых хозяйственников, местных и приезжих, "прокололось" на подобной истории. И дело тут не только в элементарной жадности: взять побольше за меньшие деньги. Мошеннику верили потому, что такие сделки в этих краях - обычное дело. Благодаря дешевизне здешнего топлива Оренбуржье в последние годы превратилось в "горюче-смазочный Клондайк". Бензин отсюда растекается направо и налево, просачиваясь сквозь любые ограничения на его вывоз.

МАТЬ ПОЛКА
Местных производителей "горючки", как ни странно, все это даже радует. В других регионах, ликуют они, цены на топливо под влиянием спроса скачут, а у нас они "на привязи"...
Прямо скажем, люди, которые до прихода нового руководства возглавляли оренбургскую нефтяную компанию ОНАКО, бизнесмены довольно странные. Например, фирму свою они просили не путать с коммерческой. Ведь последней, дескать, не нужен рост нефтедобычи, нет дела до экологии. "У них (т.е. у коммерсантов) цель одна - заработать сиюминутную прибыль". А у ОНАКО была другая. Какая же?
Компании от роду шесть лет. Уже на втором году она приобрела нынешний вид: интегрированный (от разведки до переработки) по форме и сугубо местной по существу. И дело не только в том, что весь технологический цикл ОНАКО осуществляет в Оренбургской области. Доход тоже почти полностью остается в пределах региона, но компания-то - общероссийская.
Еще в конце 1995 года почти 15 процентов акций ОНАКО было продано на специализированном аукционе. Тогда их приобрели три десятка физических и семь юридических лиц. Таким образом, в федеральной собственности по сей день остается 85 процентов ее акций. Именно поэтому ОНАКО неизменно фигурирует среди фирм, которые государство намерено передать в частные руки. И с таким же постоянством бывшие руководители ОНАКО всякий раз отвергали эту идею. Почему?
Их главный довод "против" один: ОНАКО - это самое дорогое, что есть у оренбуржцев. Она питает благотворительные фонды, больницы, новорожденных, храмы и другие богоугодные заведения, опекает военных, имея даже собственный подшефный полк. Эта нефтяная компания одаривает журналистов и театральных деятелей премиями, строит для нуждающихся жилье (в том числе для губернатора, правда, уже бывшего), сооружает водозаборы, поддерживает спортсменов. Благодаря ей в области есть команда под названием "Баскетболнефтепродукт"! А еще есть детский экспериментальный футбольный клуб.
Благотворительность, конечно, хорошо. Но за счет чего покрываются подобные расходы? Оренбургским нефтяникам на целых десять лет - в качестве эксперимента - отсрочили выплату громадного налогового долга, установили минимальную плату за пользование недрами, а ставку акциза назначили в пять с половиной раз меньше средней по отрасли. Между тем ОНАКО и в ту пору жилось не хуже, чем другим компаниям: запасами сырья она обеспечена, по крайней мере, лет на 50, а по качеству ее нефть - одна из лучших в России.
БЛАЖЕН МУЖ, ИЖЕ СИДИТ К ЦИСТЕРНЕ БЛИЖЕ...
"Эксперимент" с недоплатой налогов должен был завершиться лишь к 2001 году, но у центральной власти хватило решимости отменить его раньше. Правда, контроля над ОНАКО у федерального правительства попрежнему нет, как нет его и у областной администрации. Региональное начальство, впрочем, довольствуется тем, что компанию, как бездонную бочку с ГСМ, используют местные агрохозяйства.
Если в 1999 году поставки селу в кредит и по фиксированным ценам потянули на 500 миллионов рублей, то ныне итоговая сумма будет, по крайней мере, не меньше. Хотя и за прошлогоднее топливо с компанией еще не рассчитались сполна даже зачетом. Труженики полей не спешат возвращать долги: глядишь, и спишут как в прошлые годы. Нынешний президент ОНАКО Азат Шамсауров (он занимает этот пост примерно месяц) признал, что "на сегодняшний день долг сельхозпредприятий области составляет около 60 миллионов рублей". И пообещал цены на ГСМ привести в соответствие с рыночными требованиями.
Но верится в это с трудом. Ведь ОНАКО стараниями прежних руководителей превратилась почти в колхоз. Кроме шуток, но ОНАКО в эти дни готовится к очередной битве... за урожай. Например, новый автосервисный комплекс компании, едва открывшись, уже выращивает свиней. А теперь он еще и гордо рапортует: "На 150 га посеяли пшеницу - будет у комплекса и своя мука". До нефти ли тут?
Натуральное хозяйство ОНАКО растет и ширится. Всего у нее уже ни много ни мало почти 84 тысячи га сельхозугодий, из чего около 26 тысяч занято зерновыми культурами. На остальных же пасутся стада (свыше 16 тысяч голов) крупнорогатого скота, помимо которых у нефтяной компании есть еще и несколько тысяч свиней. Какая польза нефтяникам от всей этой прорвы, еле сводящей концы с концами? Такая, видимо, что как раз концы-то с ее помощью прятать легче, да и льготные ГСМ можно поставлять, выходит, самим себе...
Дело это тем более благодарное, что прошлой осенью в страду, например, цены на топливо в Оренбуржье были заморожены (хотя они и так здесь одни из самых низких в стране). В результате горючее в ту пору вывозилось из области всеми правдами и неправдами. Разница состояла лишь в том, что кто-то прихватывал его в канистре, отстояв очередь на АЗС, а кто-то, будучи ближе к распределению, преспокойно и без очередей снаряжал в соседний регион цистерну.
Неудивительно, что в такой ситуации даже "Оренбургнефти" не всегда хватает топлива для всех ее транспортных подразделений. Мало того, нефтеперерабатывающий завод ОНАКО до недавних пор лишь множил (согласно балансовым отчетам) свои долги, демонстрируя, что выпуск бензина и прочего горючего - безнадежно убыточное дело. Странно только, что сама компания тем временем продолжала наращивать сбытовую сеть: два с лишним десятка нефтебаз (в том числе и в других регионах) и почти полторы сотни заправочных станций. И это притом, что треть продукции НПЗ стабильно экспортируется.
С перерабатывающим подразделением ОНАКО, точнее, с входящим в него, помимо НПЗ, заводом синтетического спирта, связана еще одна интересная история. Если в целом промышленность области сейчас переживает относительный подъем, то общую картину портит спад в пищепроме. Причем происходит он лишь из-за падения производства как раз ликеро-водочных изделий. И как рассказывают, например, в Орске, где и расположен завод синтетического спирта, чуть ли не вся здешняя водка, особенно с московскими этикетками - низкопробная подделка. Оно и понятно: по слухам, исходное сырье для нее берут здесь же. Вкус, конечно (химия все же!), - на любителя, зато выгода просто фантастическая.
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ НАУКА С КЕРОСИНОВОЙ ПОПРАВКОЙ
Нефтемаслозавод ОНАКО - один из крупнейших в России. Он выпускает в основном смазки, в том числе уникальные, и антикоррозийные покрытия. И при этом неизменно балансирует на грани банкротства. На модернизацию завода в прошлом году, например, ОНАКО не дала ни копейки. Загружен он меньше, чем на одну шестую мощностей, а денежная составляющая в его расчетах не превышает треть (в этом году ее мечтают довести хотя бы до половины).
Но ведь и сама ОНАКО за деньги отдает не более половины своей продукции. Хитросплетения зачетов невыгодны компании в целом, зато, видимо, что-то дают тем, кто непосредственно их организует. Воистину, как многозначительно заметил однажды один из "рулевых" ОНАКО Рэм Храмов, "приходится выбирать золотую середину, чтобы и придерживаться экономической науки, но и дать поправку на нашу действительность".
Вот в оренбургской нефтяной компании и лезут из кожи вон, дабы представить самое себя бескорыстным благодетелем всей области. Кивают, в частности, на "социалку" (больше пяти сотен объектов), на которые, мол, приходится тратить сотни миллионов рублей ежегодно. Между тем еще в конце позапрошлого года проверка Счетной палатой России предприятий топливно-энергетического комплекса Оренбуржья выявила столько нарушений, что убытки государства затмили благодеяния нефтяников. Сотни миллионов рублей были "зажаты" на одних только акцизах, а уж случаев (и способов) ухода от налогов вскрылось больше, чем достаточно.
А средств на развитие ОНАКО хронически не хватает. Годами, например, идут разговоры о прокладке крайне необходимых трубопроводов от нефтяных месторождений к НПЗ. Давно просрочен пуск столь же нужного газоперерабатывающего производства. Зато ОНАКО исхитряется содержать целый медиа-холдинг (где есть даже радио и телевидение) и вынашивает проекты... добычи мрамора.
Никаких дивидендов от компании государство не получает. Единственное, чего удалось добиться федеральной власти, - это выбить два года назад для своего представителя пост председателя совета директоров компании. Тогда же, кстати, истек и срок закрепления 85-процентного пакета акций в федеральной собственности. Но приватизировать ОНАКО в 1998 году не удалось - сработало думское "прикрытие". Вторая попытка в прошлом году тоже закончилась ничем. Теперь на очереди третья. Вчера Минимущество внесло в правительство проект распоряжения о продаже 85 процентов акций ОНАКО. Правительство свой выбор сделало.
Иногда своим работникам ОНАКО оплачивает стоматологические услуги, до сих пор государству компания просто заговаривала зубы. Выходит, недаром здешней поговоркой стало изречение все того же Рэма Храмова: нефть добывается для того, чтобы служить людям. В справедливости высказывания никто не сомневается. Дело за малым: включить в число этих людей всех россиян. Впрочем, в последнее время у ОНАКО появилась надежда. С приходом нового президента в компании начались перемены. Будем надеяться, что богатый опыт и квалификация Азата Шамсаурова, помогут ему превратить ОНАКО в нормальную вертикально-интегрированную нефтяную компанию. Без свиней и коров.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников