05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

В РАСЧЕТЕ

Прохоров Тимур
Опубликовано 01:01 28 Июня 2001г.
Последнее время некоторые печатные издания стали ареной для эмоциональных выступлений некоего г-на Алекса Секлера, именующего себя президентом группы компаний "Лираль". В своих открытых письмах Секлер апеллировал к президенту России Владимиру Путину, к председателю Высшего арбитражного суда (ВАС) Вениамину Яковлеву.

Причиной этих отчаянных поступков явился давно вышедший из хозяйственных рамок спор между компанией "Лираль", принадлежащего А. Секлеру ОАО "Реалбаза N 1" и старейшим российским производителем резинотехнических изделий - заводом "РТИ-Каучук". В 1994 году на волне всплеска интереса к инвестиционным проектам в целом и к иностранным инвесторам в частности было совместно учреждено ОАО "Каучук-Пласт". Производство обещало стать перспективным и прибыльным, а А. Секлер создавал о себе впечатление как о крупном солидном инвесторе.
А поскольку он считал себя иностранным инвестором, то требовал, чтобы все споры по договорам, связанным с созданием нового предприятия, рассматривал исключительно британский суд. Чаще всего даже не уточнялся, какой конкретно суд. Главное - чтобы в Лондоне и по британским законам. Как выяснилось в дальнейшем, это был далеко задуманный ход...
Исполнительный директор "РТИ-Каучук" А. Андреев заявил на пресс-конференции в Москве, что в то время, как "РТИ-Каучук" выполнял все свои обязательства по созданию нового предприятия (внес в уставный капитал производственные площади, перечислил денежные средства - 7 млн. долл. США на закупку оборудования), А. Секлер не спешил с выполнением своих. Более того, даже оборудование, оплаченное "РТИ-Каучук" и которое А. Секлер взялся закупать за границей, по словам нынешнего руководства завода, так называемый инвестор поставлял со значительной задержкой и не в комплекте. Оплаченная лаборатория так и не появилась на заводе.
Правда, г-н Секлер передавал в уставный капитал создаваемого предприятия и свое оборудование. Но, во-первых, как оказалось, купленное в основном на деньги "РТИ-Каучук". Во-вторых, передавалось оно исключительно на бумаге по актам приемки-передачи. Физически оборудование оставалось на складах принадлежащей А. Секлеру "Реалбазы N 1". Часть его потом оказалась на ОАО "НПО "Пластик", а часть вообще в Германии. Кроме того, А. Секлер наполнял уставный капитал неким "ноу-хау", которого никто не видел.
Когда физически и виртуально уставный капитал "Каучук-Пласта" в основном был сформирован, предприятие должно было заработать и встал вопрос о монтаже оборудования, г-н Секлер расхотел участвовать в деле, которое сам и инициировал. Поэтому А. Секлер договаривается с тогдашним директором "РТИ-Каучук" В. Чоповым о подписании так называемого "договора развода". По этому обычному хозяйственному договору без собрания акционеров договорились разделить имущество действующего открытого акционерного общества. При этом А. Секлеру полагалась значительная часть имущества, ежегодная рента в 175 тыс. ДМ. А в случае чего - пожалуйте судиться в Лондон!
Поскольку договор был юридически ничтожным и признан решением Хамовнического межмуниципального суда г. Москвы недействительным по всем пунктам (впрочем, еще не вступившим в законную силу), он и не исполнялся. На прошедшем после подписания договора собрании акционеров ни один из них и не вспомнил о данном договоре. Подписавшие договор Чопов и Секлер разъехались: первый - в Америку на постоянное место жительства, а второй - в любимый им Лондон. Там Секлер обратился в Лондонский суд международного арбитража (ЛСМА). И тот, не вдаваясь глубоко в суть российского законодательства и правомочности требований, начал выдавать решения, и все - окончательные... Насчитал в пользу Секлера около 15 млн. долл., в том числе примерно 10 млн. долл. как за упущенную г-ном Секлером выгоду (вообще-то он заявил 15 млн. долл. только по упущенной выгоде, но даже лондонскому щедрому суду это показалось перебором).
Согласно нормам международного права (и в первую очередь нормам Нью-Йоркской конвенции 1958 г. о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений) решение, вынесенное международным арбитражем, может быть исполнено лишь после его признания в стране, на территории которой испрашивается исполнение. Решение признается, а его исполнение разрешается государственным судом соответствующей страны. Если - и это очень существенный момент, о котором старается умолчать А. Секлер, - не будут выявлены процессуальные нарушения, при которых признание и исполнение решения невозможны.
Выигравшие в Лондоне дело истцы обратились в Арбитражный суд г. Москвы с ходатайством о признании решения ЛСМА и разрешении его принудительного исполнения. Противоположная сторона совершенно резонно возразила против признания решения. Дело в том, что ЛСМА присудил истцам возмещение ущерба в виде стоимости оборудования по совершенно отдельному договору хранения, заключенному еще в 1996 году, за год до реорганизации РТИ, а не по договору о разделе долей. В договоре хранения не было арбитражной оговорки, согласно которой стороны могли бы передать спор на рассмотрение Лондонского арбитража. Такая оговорка была только в договоре о реорганизации. Лондонский же арбитраж, рассмотрев и удовлетворив иск, совершил то, что в терминах международного частного права называется выходом за пределы арбитражной оговорки. А это, согласно статье V Нью-Йоркской конвенции 1958 года, - основание для отказа в признании и приведении в исполнение решения.
Суд первой инстанции - Арбитражный суд г. Москвы не обратил на это обстоятельство внимания. Точно так же поступил и суд апелляционной инстанции. И лишь в порядке надзора в президиуме Высшего арбитражного суда РФ был принесен протест, который был удовлетворен. Дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Вот она - критическая точка расхождения между действительностью и утверждениями Секлера!
На пересмотр было направлено дело о признании и исполнении лондонского решения в России, а не первоначальное дело, рассмотренное в ЛСМА. Секлер же, понимая, что теперь у него есть шанс проиграть дело, заявил, что президиум Высшего арбитражного суда пересмотрел уже рассмотренное Лондонским арбитражем дело по существу, что не соответствует действительности.
Заинтересованному читателю для того, чтобы понять, как все происходило, необходимо всего лишь обратиться к опубликованным в сети Интернет по адресу: http:kauchuk.dtn.ru документам. Обратиться к полным версиям без сокращений и неясностей и без своеобразных комментариев Секлера.
Смешны ссылки на "мнение специалистов в области международного права" и "ведущих российских юристов", на которые так напирает иностранный "инвестор". Им, скорее всего, был задан вопрос: "Может ли российский суд пересмотреть решение иностранного международного арбитража по существу?" В общем случае - нет. Хотя, с другой стороны, пример той же Франции показывает, что тамошние суды, решая вопрос о признании решений иностранного арбитража, рассматривают и существо вопроса. А иначе как, не рассматривая вопрос по существу, не определив соответствие договора российскому праву, можно определить: соответствует ли решение иностранного суда юридическим основам страны, где должно исполняться решение? А ведь если не соответствует, то это даже по Нью-Йоркской конвенции (ст. 5. п. 2б) является основанием для отказа в исполнении решения. Но в том-то и дело, что Высший арбитражный суд и не рассматривал еще дело по существу. Он нашел другие принципиальные ошибки ЛСМА и поручил суду первой инстанции всесторонне изучить вопрос. А об этом в вопросах явно умолчали, не показав "специалистам" ни протеста, ни постановления суда.
Руководство и работники "РТИ-Каучук" считают, что человек, громко именуемый себя "иностранным инвестором", пытается манипулировать общественным мнением, пользуясь обычной подменой понятий. Как говорится, рассчитано на простаков...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников