08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПРИГОВО ПРИВЕДЕН В ИСПОЛНЕНИЕ

Гусейнов Рафаэль
Опубликовано 01:01 28 Июня 2001г.
12 июня на рассвете в специальном блоке тюрьмы штата Индиана был умервщлен самый зловещий и знаменитый американский преступник новейшей истории Тимоти Маквей. В результате теракта, организованного и исполненного Маквеем, смерть под развалинами административного здания в Оклахома-сити нашли 168 американцев. Сам Тимоти, которому исполнилось 33 года, хладнокровно спланированное убийство объяснил местью за преследование властями религиозной секты "Ветвь Давидова"...Впрочем, судебные власти США не особенно утруждали себя поисками идеологических корней преступления, отправив убийцу на смерть посредством инъекции.

Почти в те же самые дни российское общественное мнение было взбудоражено заявлением командующего Северо-Кавказским военным округом генерала Трошева. Герой России, уроженец Грозного призвал к публичным казням террористов и выплате крупного вознаграждения за их головы. Представители официальной власти (от МИДа до помощника президента С. Ястржембского) осудили заявление генерала, Генштаб, очевидно, сделал ему внушение. За кадром осталось одно: почему генерал, отличавшийся до этого сдержанностью, разразился радикально-воинственной риторикой. Если вспомнить, что ранее обсуждал эту тему министр юстиции Чайка, за расстрел на месте преступления высказался Гантамиров, а знаменитый писатель Солженицын открыто призвал ввести смертную казнь за терроризм, то выстраивается логика подготовки общественного мнения к возможному ужесточению наказаний. И пусть никто не заблуждается насчет единодушного осуждения московской либеральной тусовкой заявления генерала. Российский обыватель - так сложилось исторически - всегда был снисходителен к ворам и жуликам, но не к убийцам. И сегодня, как и 70 лет назад, любое социологическое исследование покажет, что подавляющая часть населения согласна видеть не лучших своих сограждан болтающимися в намыленной петле...
И в этом смысле Россия не одинока. К своего рода массовым развлечениям в силу их обыденности можно отнести исполнение смертной казни в ряде арабских государств. Достаточно просто отправляют на эшафот в Латинской Америке, Африке, Иране, Ираке.
В Китайской Народной Республике смертная казнь служит средством мощного воспитательного воздействия на трудящихся. Совсем недавно китайский суд подтвердил смертный приговор, вынесенный человеку, взломавшему компьютерную систему госбанка с целью кражи денег. Здесь есть и своя специфика. Учитывая огромное количество населения, публичные казни нередко устраиваются на стадионах. Приговоренных везут на открытых военных грузовиках через весь город и ставят на поле стадиона с повязкой на глазах на колени. Солдат одиночным выстрелом из автомата в сердце заканчивает жизнь преступника. Военный врач находит место выхода пули, и труп уносят.
В постсоветском пространстве дважды демонстрировались последние минуты смертников. В Чечне по приговору шариатского суда по обвинению в прелюбодеянии были публично казнены мужчина и женщина. Чуть раньше телевидение Казахстана показало видеокадры расстрела в камере опасного преступника. (В последнем случае ходили смутные слухи, что все это было инсценировкой, направленной на устрашение преступников).
Администрация США, как известно, активно радеет за права человека во всем мире. Здесь жестко критикуют Россию за военные операции в Чечне, за процессы по обвинению иностранных шпионов, режим содержания в тюрьмах. За последнее, кстати, критикуют вполне справедливо. И при этом судебные власти различных штатов нередко выносят смертные приговоры, которые рутинно утверждают верховные инстанции. Кстати, рекордным по числу исполненных приговоров был штат Техас во времена недавнего губернаторства Джорджа Буша-младшего - нынешнего хозяина Белого дома.
Американцы не были бы американцами, если бы не устроили из узаконенной процедуры умерщвления человека своеобразное шоу.
Маквей пожелал, чтобы его отход увидели все желающие. Судебные власти одобрили это предложение, сократив, правда, число желающих. В результате на рассвете (так сказать, за утренним чаем) семьи погибших при теракте, журналисты и чиновники получили возможность понаблюдать по специальному каналу, как Тимоти отправился в ад, где, как он сам изящно выразился, "много интересных людей".
Общественное мнение, естественно, разделилось. Одни ходили с плакатами и зажженными свечами, протестуя против жестокости наказания. Другие, окружавшие тюрьму, и тоже с плакатами, утверждали, что за 168 убиенных душ одной души преступника - мало. Те, кто "за", и те, кто "против", охотно позировали перед телекамерами и давали интервью...
В России до гражданской войны жизнь простого человека стоила мало. Разбойников, воров и убийц четвертовали, клеймили, им вырывали языки и уши. В армии за малейшие провинности пропускали через палочный строй. Те, кто не погибал под палками, оставались инвалидами. Тех, кто благороднее званием, влекли на плаху под топор палача либо на виселицу. Иногда все это заменялось расстрелом. Декабристов так торопились повесить, что Сергей Муравьев-Апостол дважды срывался из петли. Он воскликнул перед смертью: "Бедная Россия! Даже повесить, как полагается, не могут!.."
После кровопролитной гражданской войны человеческая жизнь продолжала терять цену. Геноцид собственного народа был возведен в государственную политику. В 1937-1938 годах, когда террор достиг своей вершины, подвалы Лубянки грохотали ночами от выстрелов, пепел из крематориев пополнял общую могилу невостребованных прахов.
В начале 70-х годов в квартире около Киевского вокзала, окруженный детьми и любящими внуками, скончался один из самых бестрепетных палачей нашего времени. Латыш по национальности, он был одним из двух, как мне рассказывали информированные "источники", офицеров НКВД, кому было доверено приводить в исполнение самые ответственные приговоры. Мои попытки встретиться с ним наталкивались на вежливый, но твердый отказ. И все же нашелся человек, который рассказал мне подробности исполнения приговоров. Сам он служил в хозчасти НКВД и, не присутствуя при расстрелах, тем не менее в силу служебных обязанностей знал о многом.
Через страшный подвал, который находился в здании напротив бронзового Феликса Дзержинского, там, где позже поставили памятник первопечатнику Ивану Федорову, прошли все политические и государственные деятели - от Тухачевского до Вознесенского. Палачам под расписку выдавали длинный, под горло кожаный фартук и несколько хорошо смазанных маслом револьверов системы "наган". Это оружие не подводило, но хватало его десятка на два выстрелов. После приходилось ждать, пока ствол остынет. Согласно распорядку палачам каждую рабочую ночь полагалось также по бутылке спирта для снятия нервного напряжения и много одеколона, которым тщательно умывались после завершения работы. Мой собеседник утверждал, что человеческая кровь имеет тошнотворно острый специфический запах, который приходилось забивать с помощью одеколона.
Когда после ареста хозяина опечатывали кабинет Ежова - одного из самых жестоких наркомов, в сейфе нашли три конверта с фамилиями Бухарина, Рыкова и Зиновьева. В каждом из конвертов в клочке бумаги находилась пуля, которую извлекли из тела жертвы.
Впрочем, большая часть палачей со временем следовала за жертвами. Последний сталинский порученец по особо кровавым делам Лаврентий Берия был расстрелян через час после вынесения приговора в подвале штаба Московского округа ПВО лично генералом Батицким. (Сейчас, правда, гуляют и другие версии).
В хрущевско-брежневском СССР расстреливали много и бестолково. Смертную казнь то вводили, то отменяли - на уровень преступности это не влияло. Один раз нашумевший процесс над валютчиком Рокотовым совпал с периодом, когда смертная казнь была отменена. Никите Хрущеву так хотелось наказать негодяя, раскрутившего валютные операции с большей прибыльностью, чем Госбанк, что Президиум Верховного Совета СССР специально для одного человека приостановил действие закона.
Известны случаи, когда, скажем, в 1960-х годах, пока искали кровавого белорусского маньяка Матусевича, были казнены два невинных человека...
Отставной милицейский генерал рассказывал автору этих строк, как протекали последние часы смертников в советских тюрьмах.
После получения документа из Верховного Совета о том, что прошение о помиловании отклонено, заключенного (предварительно померив ему температуру - если выше 37 градусов, то процедура отменялась) приглашали в специальное помещение. В присутствии начальника тюрьмы, окружного прокурора и врача ему зачитывали указ, после чего он попадал в руки специально подготовленных людей в масках. (В Бутырках этих людей с мрачным юмором называли "веселые ребята"). Осужденному затыкали рот кляпом и сопровождали, если надо, силой, в специальное помещение, где офицер МВД пускал ему пулю в затылок. Все это происходило без всяких там последних речей, прощальных писем и пасторских напутствий. Считалось, что советский зэк не нуждается в посредниках по дороге к праотцам.
Рассказывают, что один из новых начальников Бутырской тюрьмы, увидев впервые эту процедуру, лишился чувств. Самое поразительное, что долгие годы вплоть до отмены в России смертной казни существовала специальная статья расходов для тех, кто "провожал" в последний путь смертников. За государственно-тюремный счет для этих людей накрывался, так сказать, "поминальный стол". Без каких-либо разносолов, но с водкой.
В Москве долгое время главной расстрельной базой была Бутырская тюрьма, а в последние годы, перед тем как Борис Ельцин приостановил смертную казнь, эту процедуру выполняли в Зеленоградской тюрьме.
Тела расстрелянных родственникам не выдавались, только личные вещи. Приговоренных сжигали в крематориях, в других случаях хоронили вне кладбищ.
В одном из крупных городов на Кавказе, как мне рассказывали, отец расстрелянного преступника за большие деньги выкупил тайну места захоронения сына. Отца привезли глубокой ночью на заброшенную городскую свалку и при свете фонарей быстро раскопали неглубоко засыпанную яму с двумя трупами. В одном он узнал сына. Оба трупа были в холщовых мешках на голове, с простреленными затылками и вырванными золотыми коронками зубов...
Офицеров, выполнявших функцию исполнителей приговора, долго проверяли, обращая особое внимание на психологическую готовность, состояние нервной системы. О том, чем они занимаются, знали всего несколько человек из высшего руководства. В так называемые спецкомандировки они выезжали под чужими фамилиями и сразу после процедуры их отвозили прямо в аэропорт или на вокзал.
Перед тем как офицер шел к своему "клиенту", он внимательно прочитывал обвинительное заключение и приговор. Это было необходимо, как пояснил мой собеседник, чтобы офицер не мучился угрызениями совести, а знал, какого опасного преступника уничтожает.
Сколько лет существует институт смертной казни - столько лет вокруг него идут ожесточенные споры. В разных государствах разные движущие силы инициируют эти споры.
В благополучных США, переживающих экономический подъем, публичная казнь Маквея - скорее символ могущества государства, сумевшего быстро найти и обезвредить преступника. Американцы продемонстрировали то, что Владимир Ленин называл "неотвратимостью наказания".
В России неосторожное высказывание Трошева можно расценить как жест отчаяния. Боевой генерал на самом деле привык воевать и делает это хорошо. Но вот производить зачистки, допрашивать подозреваемых и охранять жилые здания в Москве и Каспийске армия не очень умеет, да это и не входит в ее задачу.
Но генералу, вероятно, почетче надо бы представлять, что для молодого чеченца, который ничего не видел в жизни, кроме войны, погибнуть с оружием в руках - высшая доблесть. Не боятся смерти ирландские террористы, палестинские партизаны, афганские моджахеды. Не испугался смертного часа, как видно, и американец Маквей...
Правомочность смертной казни - проблема скорее моральная, нежели юридическая. Это как некое убийственное оружие, которое стреляет в обе стороны.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников