02 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЖЕНЕВСКИЙ РАУНД - ПО НУЛЯМ

Алексеев Владимир
Опубликовано 01:01 28 Июня 2002г.
Очередной раунд переговоров в Женеве между Россией и Всемирной торговой организацией (ВТО) относительно вступления нашей страны в эту международную организацию завершился безрезультатно. "Мы не готовы к вступлению ценой разорения некоторых отраслей российской экономики", - заявил глава российской делегации, зам. министра экономического развития и торговли Максим Медведков. Он считает, что Россия будет готова открыть свой рынок финансовых услуг и телекоммуникаций только через 10 лет после вступления в ВТО.

Чтобы как-то разрядить неудобную ситуацию, глава ВТО Майк Мур выразил уверенность, что Россия все-таки будет принята в организацию к концу будущего года. Хотя чуть раньше он уверенно заявлял, что ожидает оформления членства нашей страны в этой организации к следующему раунду глобальных переговоров уже в сентябре 2003 года в мексиканском городе Канкун. Оказалось, что в этой организации далеко не все горят желанием видеть нас в своих рядах к этому сроку. Главным противником нашего членства в ВТО на сей раз выступила объединенная Европа. Представители ЕС возражают против некоторых предложений России, особенно нашего желания ограничить права собственности иностранных компаний в секторе телекоммуникаций, банковских, страховых и брокерских услуг. Целый ряд стран выступает против нашей двойной ценовой политики в области энергии.
Итоги переговоров в Женеве эксперты оценивают как откровенное разочарование. Впрочем, мало кто из специалистов и полагал, что торги вокруг условий вхождения в организацию будут легкими. Тем более что с самого начала переговорного процесса наша страна посчитала оскорбительным для себя сценарий приема в организацию, по которому в начале этого года в ВТО вступил Китай. (Хотя, с другой стороны, Россия осталась единственным крупным государством, не вступившим в организацию).
При всем этом надо помнить, что десятилетняя история нашего вступления в ВТО нынче считается на политическом уровне вопросом, безусловно, решенным. Не случайно Владимир Путин в ходе пресс-конференции в понедельник еще раз отметил, что "оставаться вне рамок этой организации опасно и глупо".
Другое дело, что экономические последствия ответственного шага в полной мере не просчитаны. В Белом доме при всем желании ускорить процесс не могут же поднимать тарифы РАО ЕЭС до европейского уровня или бесконтрольно допускать иностранцев на банковский и телекоммуникационный рынки. Если мы уступим требованиям ВТО и откроем банковский рынок для иностранного капитала, то наша банковская система будет загублена на корню, потому что после четырех кризисов подряд она не в состоянии конкурировать на равных. Эксперты Ассоциации российских банков определяют суммарный капитал наших банков на уровне 10 млрд. долларов, тогда как любой крупный западный банк имеет капиталов в несколько раз больше. На этом фоне нетрудно спрогнозировать наступление ситуации, которая имела место в 1998 году, когда массовый отток иностранного капитала обвалил российский рынок и предопределил опасную глубину финансового кризиса. Эти тревоги подкрепляются практикой дискриминации России со стороны международных финансовых институтов, - когда они охотно дают гарантии на поставку потребительских товаров, но отказываются это делать в случаях с поставками высокотехнологичного оборудования нам. Сбербанк в полной мере ощутил это на себе при оформлении крупного экспортно-импортного контракта с участием Магнитогорского металлургического комбината, финансирование которого планировалось провести в рамках Программы ЕБРР.
А говорить просто о выживании российского агропрома в случае немедленного вступления в ВТО на равных условиях с ведущими странами мира вообще несерьезно. Хотя бы потому, что во всех этих странах экспортом продовольствия занимаются крупные государственные компании, экспортную стратегию разрабатывает государство. В России эти вопросы решают сами сельхозпроизводители. Никто не защищает наших экспортеров не только на мировых рынках сельхозпродукции, но и у себя дома. В то же время Евросоюз уже трижды повышал пошлины на зерно, - закрывая таким образом свой рынок от возможного экспорта российского зерна.
Вступление в ВТО без гарантий выживания таких отраслей экономики, как автомобилестроение, авиапром, страховой и телекоммуникационный бизнес, для России не может быть разумным и своевременным. Впрочем, наши партнеры по переговорному процессу не настаивают на безусловном выполнении всех требований ВТО. Глава представительства Еврокомиссии в России Ричард Райт заметил, что "не существует никаких стандартных условий вступления в ВТО, так как они являются предметом переговоров, Россия сама должна добиться условий своего вступления". Наша страна сейчас ведет переговоры с 67 странами, которые иногда требуют от нас и уступок, не входящих в перечень ВТО. К чести наших переговорщиков, они категорически возражают против постановки условий, находящихся вне рамок организации.
В этой связи драматизировать ситуацию из-за отсутствия прогресса на женевских переговорах было бы преждевременно. Комментируя итоги встречи, Максим Медведков отметил, что "мы готовы вступить в ВТО, но не к тому, чтобы платить за это чрезвычайно высокую цену... Не думаю, что это отвечает и интересам стран - участниц ВТО".
Любопытно, что сходную позицию занимают функционеры ЕС. Во всяком случае, исполнительный секретарь Европейской экономической комиссии ООН Бригита Шмегнерова заявила, что нашей стране не стоит торопиться на переговорах по вступлению в ВТО. Она подчеркнула, что "России важно, чтобы ее экономика постепенно становилась открытой для конкуренции". Тем более что на переговорах в Швейцарии их участники усомнились в возможности нашего вступления в организацию осенью 2003 года. Правда, остается еще шанс все исправить на следующей встрече переговорщиков здесь же, в Женеве, в сентябре - октябре этого года. Остается дождаться осени.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников