07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЗА ЗДОРОВЬЕ СЕВЕРЯН

Еще недавно мы желали своим родным и близким "сибирского здоровья". Сегодня такое пожелание выглядит, пожалуй, не вполне корректно. Нынешние сибиряки, особенно те, кто живет на Крайнем Севере, в большинстве своем не могут похвастаться крепким здоровьем. По статистике, уровень заболеваемости в северных регионах выше, чем в среднероссийской полосе.Можно ли исправить ситуацию? Об этом наша беседа с создателем уникальной системы промышленной профилактической медицины (ППМ) газодобывающей индустрии Крайнего Севера, заслуженным врачом России, доктором медицинских наук, начальником медицинской службы ООО "Надымгазпром" Татьяной ШИШКИНОЙ.

- Татьяна Николаевна, почему же ослаб сибиряк?
- Давайте договоримся: речь идет не столько о сибиряках, сколько о тех, кто приехал осваивать эти суровые края. Мы все тут люди пришлые, поэтому находимся в затяжном периоде адаптации. Даже для наших детей и внуков, рожденных здесь, Крайний Север не является генетически родным местом. "Настоящий" северянин появится на свет только в одиннадцатом поколении.
- Между тем уже четвертый десяток лет покорители газовых недр живут в ямальской тундре и уезжать не спешат.
- Так уж распорядилась матушка-природа, что ценные ресурсы, в том числе и энергетические (газ, нефть), оказались сосредоточенными в сложнейших климатических зонах. Промышленное освоение "северов", начавшееся более 30 лет назад, потребовало больших человеческих ресурсов. Северная романтика особенно привлекала молодых, физически крепких людей, способных преодолевать любые трудности. Конечно, преодолевали, совершали подвиги, но платили своим здоровьем. Государственная политика в то время была больше нацелена на развитие промышленного потенциала региона, вопросы же медицинской профилактики - важнейшей составляющей социальной политики - отодвигались на второй план.
- А когда северяне заговорили о профилактической промышленной медицине?
- К этому мы шли более 20 лет. А внедрять программу стали только с 1995 года.
- Что мешало сделать это раньше?
- Отсутствие опыта, необходимых знаний. Мы начинали с нуля.
- С каких пор вы обеспокоились здоровьем северян?
- На Ямале я живу уже 28 лет. Приехала сюда из Москвы после ординатуры как врач-кардиолог. С первых лет начала изучать влияние Севера на состояние здоровья человека. Север требует очень серьезной отдачи. Поэтому возникла цель - построить систему, нацеленную не на лечение, а на сохранение здоровья покорителей Севера.
- Кто вас поддерживал в начинаниях?
- Мне повезло с единомышленниками. Идея начала осуществляться, когда в "Надымгазпром" пришел молодой генеральный директор Леонид Чугунов. Его установка: здоровье - категория экономическая.
Впервые в истории отечественной газовой отрасли на предприятии ООО "Надымгазпром" в 1995 году появилась служба медико-санитарного обеспечения. Из центрального офиса Газпрома в Москве посыпались вопросы: что это такое? Поликлиника? Больница? Санаторий?

- Действительно, интересно узнать...
- Наша система не содержит ни поликлиник, ни стационаров. Но она имеет два важнейших компонента: промышленную профилактическую медицину, которая занимается медсансопровождением производства с учетом экстремального климатического фактора, и муниципальную медицину, с ней мы работаем в рамках закона об обязательном медицинском страховании. Благодаря тому, что взяли на себя только то, что не вошло в базовую программу Медстраха, наша модель оказалась не столь дорогостоящей, хотя и предусматривает создание материальной базы и использование современных медицинских технологий.
- Сколько все же она стоит?
- Всего полпроцента от основных фондов предприятия и один процент от текущих расходов. Срок ее окупаемости - полтора-два года, после этого профилактическая медицина начинает работать на прибыль предприятия: в "Надымгазпроме" экономический эффект от внедрения ППМ за два года составил 100 миллиардов рублей.
- Что представляют собой медицинская профилактика и реабилитация?
- Прежде всего это комплексы методик, учитывающие особенности проживания на Крайнем Севере. Для наших мест, например, характерна ультрафиолетовая недостаточность - мы предлагаем людям ультрафиолетовое облучение, в наших широтах распространены гиповитаминозы - у нас есть витаминотерапия, ну и так далее.
Большой популярностью у газовиков пользуются рекреационные оздоровительные комплексы, которые действуют на основных месторождениях "Надымгазпрома": Медвежьем, Ямсовейском, Юбилейном. Сейчас монтируем очередной комплекс на Харасавэе.
- Вы предлагаете много методик оздоровления, можно в них и запутаться.
- Мы даем человеку выбор, и каждый получает то, что ему ближе: ледяные ванные или кабины сухой термотерапии, спелеоклиматическое оздоровление (соляные пещеры) или солярий.
Вообще мы исходим из принципа, что здоровье -не только отсутствие болезни. Прежде всего это социальное здоровье, - когда ты удовлетворен жизнью, психическое здоровье, - когда видишь перед собой цель и пути ее реализации.
- Профилактическая промышленная медицина - это ваше изобретение или в мире она существует?
- Наша модель в своем роде уникальна. А вот сама концепция не нова: отношение к охране здоровья работающих мы позаимствовали в том числе и у западных компаний. Они раньше нас просчитали, что лучше вложить в профилактику здоровья доллар или марку, и получить четырехкратную отдачу, чем тратить средства на лечение больного сотрудника.
- Медико-профилактическое оборудование, которое вы используете, приобретается за рубежом?
- Отечественная промышленность пока ничего не может нам предложить. Мы делаем лучшие в мире ракеты, создаем уникальные технологические системы, а вот, к примеру, джакузи, которые удобно монтировать и демонтировать, не производим. В России невозможно купить кабины сухой и влажной терапии, а солярии, которые предлагают наши производители, имеют такой ультрафиолетовый диапазон, который совершенно не пригоден для Севера.
- В стратегических планах Газпрома - комплексное освоение полуострова Ямал, сложнейшей по географическим, геологическим, климатическим условиям территории. Принимает ли медицина участие в подготовке к выходу на Ямал?
- Конечно, мы там работаем. На Харасавэйском месторождении создаются рекреационный оздоровительный комплекс, соляная пещера. На Бованенково такого комплекса еще нет, но ведь его недолго смонтировать, причем без больших капитальных затрат.
- Татьяна Николаевна, а какой контингент с точки зрения врачей должен работать на Ямале?
- Там будут работать только вахтовые бригады. У нас есть внутрирегиональные и межрегиональные вахты. Они принципиально отличаются как по организации труда, так и по состоянию здоровья людей. После многолетних исследований мы пришли к выводу, что заболеваемость ниже у людей из межрегиональных вахт. Они тяжелее переносят первый адаптационный этап, зато быстрее восстанавливаются после вахты, уезжая в генетически родные места. У тех, кто постоянно живет на Крайнем Севере, с этим сложнее. Вместе с тем "свои" вахтовики, когда приходят на смену, сразу включаются в работу, а работоспособность межрегиональщиков в первые семь-десять дней ниже. Поэтому на первой неделе вахты им необходимо обеспечить "охранительный период".
В целом же я считаю, что социальная и промышленная политика освоения северных регионов должна начинаться с человека, с профилактики и реабилитации его здоровья.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников