Ирина Вилкова: Любопытство всегда сильнее страха

По словам Ирины, сериал в интернете свободен от цензуры, явной и подковерной. Фото: kinopoisk.ru
Нина Катаева
Опубликовано 19:30 28 Июля 2018г.

Актриса рассказала корреспонденту «Труда» о съемках веб-сериала «Неправильные», который создается в жанре антиутопии и в котором она сыграет главную роль


В Москве начались съемки веб-сериала «Неправильные». В жанре антиутопии его снимает известный режиссер Владимир Мирзоев. Перед зрителем предстает место, где «почти все плохо» — город будущего, отстоящего от нас не так уж и далеко, лет на 50-100 вперед. Его жители наказаны за свои грехи тем, что не способны размножаться естественным путем, детей им приносят таинственные аисты. Но есть среди них не такие, как все, кто готов ценой неимоверных усилий поддерживать в себе огонь настоящих чувств. Чего это будет стоить «изгоям-сталкерам», узнаем осенью, когда фильм появится в соцсети «МирТесен», насчитывающей 18 млн подписчиков. А пока мы расспросим об этом проекте исполнительницу главной роли, актрису и драматурга Ирину Вилкову.

Зрителю Ирина Вилкова, ученица основателя Театра.doc Михаила Угарова, много лет проработавшая у него в коллективе, известна по таким фильмам и сериалам, как «Остров», «Полицейский с Рублевки в Бескудниково», «Ее звали Муму», «Этюды о свободе» и другие. Мы встретились с актрисой в Центре творческих индустрий «Фабрика», неподалеку от станции метро «Электрозаводская», где идут съемки «Неправильных».

— Ирина, в чем отличие веб-сериала от привычного телевизионного формата?

— Сериал в интернете более удобен для просмотра из-за отсутствия рекламы. К тому же он свободен от цензуры, явной и подковерной. Здесь можно говорить на любые темы. Съемки в «Неправильных» для меня уже третья встреча с этим жанром. В нынешнем году я закончила снимать свой мини-сериал «Бар «На грудь», с сентября по декабрь его можно будет посмотреть в интернете. Это кино о наболевшем — кто и почему пьет в Петербурге, любимом моем городе. Наш «Бар» едет в этом году и на первый в России международный фестиваль веб-сериалов в Нижний Новгород. А еще весной на телеканале «Дождь» были показаны «Этюды о свободе» Владимира Мирзоева, у меня там роль в новелле «Рай».

— Давайте вернемся к «Неправильным»...

— Здесь речь идет о людях без гендерных различий, они не способны распознавать женское и мужское начало, даже первичные половые признаки ими утеряны. Большинству это безразлично, потому что детей им приносят, как в старых добрых сказках, аисты. Но жизнь не сказка. Муж моей героини Надежды, медсестры из роддома, через который и происходит «доставка» младенцев, остался биологически дееспособным мужчиной, и он не знает, как с этим справиться в бесполом окружении. Неожиданно для себя медсестра обнаруживает, что любит мужа и хочет стать обычной женщиной, но само понятие «любовь» в обществе утрачено. Муж Надежды для всех изгой, неправильный. А я воспринимаю его как Сталкера, мне кажется, здесь есть прямая аллюзия с известным фильмом. Ну и, конечно же, с романом Джорджа Оруэлла «1984».

— Говорят, в школе Разбежкиной — Угарова, где вы постигали азы профессии, учеников буквально с первого дня выталкивают с видеокамерами на улицу — чтобы наблюдали и снимали жизнь. Это сильно меняет сознание?

— Абсолютно. Ведь большинство драматургов, режиссеров, актеров — эгоцентрики, мы замкнуты на собственных переживаниях, которые, по большому счету, интересны прежде всего нам самим. А педагоги сделали из нас пристальных наблюдателей. Только наблюдая за реальностью, можно сказать что-то действительно стоящее о ней.

Когда говоришь не о себе, а о людях, возникает уже другой уровень общения со зрителем и его доверия к тому, что происходит на сцене или в кадре. Именно этим взглядом на мир отличаются «новодрамовцы», к которым я себя отношу — вместе с Михаилом Угаровым и Еленой Греминой, Василием Сигаревым и Максимом Курочкиным. Их творчество привлекает прежде всего своей честностью. Чем честнее автор, тем он смелее и подлиннее.

— Ваши героини в фильмах и сериалах часто оказываются в обстоятельствах, когда им приходится выживать. Каким жизненным материалом обычно вдохновляетесь?

— Мила из «Острова», которой действительно приходится жестко бороться за жизнь, как и я, — девушка из провинции. Оттуда же героиня «Ее звали Муму», вылетевшая из РГГУ и пустившаяся во все тяжкие. Эти персонажи для меня как на ладони, ничего не надо придумывать. Нужно просто увидеть человека и быть максимально открытым к тем обстоятельствам, в которых он оказывается. Сопереживать и рассказывать, не стесняясь своих чувств. Сейчас вообще-то чувства выносить наружу немодно, даже как-то неловко. А я как раз настаиваю, что без проживания реальной жизни, без сопереживания ничего толком сыграть невозможно. Как говорила великая актриса Ермолова, «невозможно воспитать актера, не воспитав в нем человека».

— Правда ли, что в Новокузнецке вы уже с 11 лет играли на сцене театра?

— Да, мама отдала меня в драмкружок при Новокузнецком драмтеатре, где учили музыке и танцам, и меня стали приглашать в разные спектакли. У меня было много ролей, помню Мари в «Щелкунчике» и Аню в «Вишневом саде». А в семье у нас к театру никто не был близок, просто у меня очень талантливые родители, брат и бабушки с дедушками. Дома всегда было много музыкальных инструментов: пианино, баян, гитара, балалайка, флейта, маленькая арфа.

— Когда вы точно решили стать актрисой?

— Года в три. Становилась на стул, пела, читала стихи. Став постарше, передразнивала эстрадных певцов. Вместе с друзьями мы сделали дачный театр. Потом в моей жизни появился настоящий театр, в котором я провела отрочество и который люблю до сих пор. Я очень благодарна ему. Особенно Светлане Бондаревской, которая рассказывала нам про МХАТ и Древнюю Грецию. Никогда не забуду, как она читала вслух пьесу Чехова «Чайка»... Это было волшебное время...

— У вас постоянно появляются новые проекты — пишете стихи, читаете их под музыку. Продолжается поиск себя?

— Стихи пишу лет с пяти. Болезнь такая. Как научилась писать, так и пишу, и не знаю, что с этим сделать.

— Еще, как я знаю, вы увлекаетесь спортом.

— Очень, и это впрямую связано с профессией. В прошлом году мне предложили сняться в фильме про бокс, и с тех пор он стал неотъемлемой частью моей жизни. Я активно тренируюсь: 40-минутные пробежки по утрам, три раза в неделю занятия на стадионе с тренером. Это все вошло в плоть и кровь, и если приходится пропустить занятие, то настроение портится, появляется чувство вины. Еще советую каждому попробовать из йоги технику медитации, которая называется випассана. Я всегда начиняю с нее день, это своего рода гигиена мысли, ставшая столь же необходимой для меня, как чистка зубов или душ по утрам. Конечно, если есть возможность, лучше выезжать на природу, в горы, смотреть на море, но если не получается, то можно и просто дома.

— Насколько я поняла, вам близка Индия.

— Каждый раз, когда я случайно чувствую запах каких-то ароматических палочек или пряностей, мне ужасно хочется туда вернуться. Особенно в северные и центральные регионы. Очень притягивают штат Керала и страна Непал. Там непросто, свои особенности, плюсы и недостатки, но мое любопытство всегда одерживает верх над страхом. Еще я очень люблю Горный Алтай, это с детства для меня «место силы». Я туда ездила к бабушке, ходила в походы. И каждый раз, когда туда возвращаюсь, чувствую, что набираю энергию...




Как вы считаете, нужно ли повыгонять Кокорина с Мамаевым их из клубов?