04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОСОБАЯ ТЕРРИТОРИЯ

Байгаров Сергей
Опубликовано 01:01 28 Августа 2001г.
- Мы долго стартовали, чтобы выйти на правый берег Оби, - говорит генеральный директор ОАО "Юганскнефтегаз" (основное добывающее подразделение НК ЮКОС) Тагирзян Гильманов. - Теперь, когда мы освоили самую экологически чистую на сегодняшний день технологию бурения, внедрили строительство трубопроводов под дном рек и еще много чего нового для России, Приобское месторождение становится для нас основным промыслом. Если в 1996 здесь добыли чуть больше 800 тысяч тонн нефти, то в нынешнем году ее будет уже больше шести с половиной миллионов.

Приобье уникально не только по своим экономическим параметрам, - это еще и часть огромного в тысячи квадратных километров болота. Чуть ли не каждый год для его изучения приезжают ученые из многих стран. Их интерес понятен: район существенно влияет на глобальный климат. Кроме того, здесь нерестятся осетровые и другие ценные породы рыб.
Извечные проблемы развития производства и охраны окружающей среды на российском Севере стоят наиболее остро. Здесь и природа наиболее ранима, она долго не прощает человеку небрежного к ней отношения, да и добыча нефти и газа - производство непростое. Что значит углеводородное сырье для нас, объяснять не надо - на нем держится вся страна. Значит, будем увеличивать добычу и нефти, и газа.
Как совместить, казалось бы, взаимоисключающие процессы? Да и возможно ли такое? Решением этого ребуса на практике занимаются в компании "ЮКОС", которая занимает первое место в России по приросту добычи нефти.
... Когда я первый раз подлетал на вертолете к одному из нефтяных кустов на Приобском месторождении, не мог оторваться от необычной картины: огромное количество воды (она здесь держится до середины августа), выступающая почему-то в виде длинных зеленых полумесяцев суша и вдруг - огромный, наверное, больше двух футбольных полей прямоугольник из белого песка, отороченного по периметру черным торфом. На площадке разместились буровая, жилье и бытовые помещения для нефтяников, которые работают здесь по вахтовому методу неделю. И ни капли пролитой нефти, ни грамма шлама. Никаких промасленных телогреек и кувалд с матерком, все одеты в фирменные темно-зеленые комбинезоны, а куст управляется с помощью компьютеров. Что-то очень похожее на "потемкинскую деревню". Но побывал на второй, третьей площадке - та же картина. Без преувеличения чистота здесь просто бросается в глаза. Только потом узнал: "Юганскнефтегаз" заставляет подрядчиков, которые завозят породу для отсыпки новых площадок, мыть баржи!
- Куст представляет собой как бы нефтяную платформу, - поясняет Тагирзян Гильманов. - Такая технология обходится нам примерно в два с половиной раза дороже, чем стандартная в Западной Сибири. Тем не менее строительство новых площадок идет только так. Иначе нельзя. Ни по закону (несколько лет назад губернатор Ханты-Мансийского автономного округа присвоил месторождению статус "Территории особого порядка недропользования"), ни по совести. На этой земле мы не только работаем, но и живем.
Кустовая площадка - это не только песок и защитный вал по всему периметру, но и полиэтиленовая пленка, а также два слоя особого вещества - дарнита под всей площадью рукотворного острова. Шлам из скважины немедленно увозится в специальные хранилища "на суше". В ближайшие недели (заграничное оборудование уже закуплено) из него будут готовить экологически безопасные наполнители для строительства дорог.
Нефть поступает в трубопроводы, которые проложены не по дну Оби, как это практиковалось раньше, с безжалостной размывкой берегов, а под ее руслом. То есть сначала бурятся горизонтальные тоннели, а уже потом в них укладываются трубы, причем каждый сварной стык укрепляется еще и муфтой. Даже при аварии нефть не сможет попасть на открытый грунт или в воду. На сегодняшний день из тринадцати запланированных на этот год подводных переходов протяженностью 6647 километров проложили девять. Технология очень сложная и затратная, примерно в три раза дороже, чем обычная.
Средства на все это, а также рекультивацию земель, закупку необходимого оборудования и препаратов для специализированного предприятия "Сервисэкология" идут немалые. Так, "ЮКОС" не поскупился выделить средства на покупку в Финляндии трех уникальных катеров-нефтесборщиков. Таких плавсредств пока нет ни в одной другой российской компании. В нынешнем году только "Юганскнефтегаз" потратит на природоохранные мероприятия больше 981 миллиона рублей, в следующем - 1180 миллионов рублей. А в прошлом году на экологию было выделено 322 миллиона целковых.
Затраты немалые, они ложатся на себестоимость и без того тяжелой во всех отношениях российской нефти. По-другому нельзя: нефтепромысел, несмотря на все достижения, остается экологически опасным производством. Разливы нефти случаются, что там греха таить, чаще, чем хотелось бы. Основные фонды в нефтянке обновляются в настоящее время очень быстро, но этот процесс требует времени. До сих пор причинами аварий являются в основном состарившиеся трубопроводы. Но обиднее всего, когда ЧП вызывает откровенное разгильдяйство.
25 июля в три часа пополудни тракторист мощного "Катерпиллера" из строительной компании "Приобсктрубопроводстрой", работавший на прокладке трассы для газопровода, не поставив обязательных ограждений, задел вспомогательную дренажную задвижку на совершенно новеньком 700-миллиметровом нефтепроводе. Из поврежденного участка ударила струя нефти под давлением шесть атмосфер. Местная телерадиокомпания "ЮГРА" поспешила сообщить о "самой крупной в здешних местах за последние десять лет аварии. Разлив нефти зафиксирован на трех с половиной тысячах квадратных метров. Нефтяники пытаются замести следы".
Следы нефтяники заметали весьма своеобразно. На следующий день Тагирзян Гильманов сообщил об аварии на встрече с журналистами, а также проинформировал о ней руководство округа, ФСБ, прокуратуру и другие организации. Но самое интересное, что к аварии нефтяники никакого отношения не имели. Виновник - строительная компания. Зато самое непосредственное отношение нефтяники имели к устранению последствий аварии.
- Вот здесь и был разлив нефти, - говорит заместитель начальника промышленной безопасности, охраны труда и окружающей среды ОАО "Юганскнефтегаз" Александр Мясников.
Просека. По одному ее краю проходит нефтепровод, по другому - будет проложен газопровод, который, кстати, "погасит" факелы, эти печальные приметы советских, а теперь и российских нефтепромыслов. Следов аварии не видно, только по краям трассы остались обваловка и много свежего грунта. Засыпали? Но накануне прошел сильный ливень, если внизу осталась нефть, она бы обязательно всплыла. В 20-30 метрах трасса пересекает протоку Алексинскую. По всем законам физики нефть по уклону должна попасть в воду. Действительно, кое-где попадаются радужные пятна. Однако это не мешает рыбаку методично работать спиннингом.
- Ни о каких тысячах тонн нефти речи не идет. Всего вытекло 248 тонн. Из этого количества 0,91 тонны ушло в водоем, - продолжает Александр Мясников.
Четыре железнодорожные цистерны - тоже немало. Быстрая ликвидация аварии - результат организованной и профессиональной работы нефтяников. Уже в момент аварии на осмотр задвижек приехал работник "Юганскнефтегаза". Он тут же поднял аварийные силы. Выиграны минуты. Он же (фамилия этого нефтяника Павленко) организовал работы по локализации аварии: с помощью экскаватора строителей поднята обваловка, чтобы предотвратить выход нефти в протоку, вырыт котлован кубов на тридцать для ее сбора. Примерно через час остановили трубопровод. Но, не ожидая этого, аварийные службы уже заводили на него заплатку. Через сорок минут после аварии все было готово. Чуть позже привезли и выставили в протоке заградительные боны. К месту ЧП уже везли на трейлере один из финских катеров-нефтесборщиков (они базируются в потенциально опасных местах).
На ликвидации последствий аварии ежедневно работало не менее пятидесяти человек, 32 единицы строительной техники (самосвалы, бульдозеры, экскаватор, насосные агрегаты). Из вырытой траншеи нефть откачивалась в трубопровод, вывозилась она и автоцистернами. Только после этого завезли грунт и засыпали пустой котлован и место разлива. Протоку обработали биопрепаратом, с помощью шагающего (или плавающего) трактора, изготовленного по спецзаказу в Белоруссии, взрыхлили почву для насыщения ее кислородом. Теперь бактерии, которые "поедают" нефть, должны очень хорошо развиваться. Повторная обработка водоема пройдет 11-12 сентября.
Есть у аварии и другая, чисто экономическая сторона.
- Наши затраты составили примерно миллион пятьсот тысяч рублей. Мы недодали шесть тысяч восемьсот тонн нефти, - сокрушается Тагирзян Гильманов. - Потеряно время, затрачены дополнительные финансовые и людские ресурсы. И это в год, который мы объявили годом себестоимости! Обязательно будем говорить о своих претензиях с подрядчиком.
Как бы то ни было, но авария осталась позади. Нефтяники "замели следы" на совесть, ущерб природе нанесен минимальный. Сработали те усилия и колоссальные средства, которые затрачивают в компании на природоохранные предприятия. В этом смысле ОАО "Юганскнефтегаз" можно поставить "отлично", хотя радости от такой "пятерки" что-то не возникает. Пока мы не устраним "аварии" в собственных головах, подобные случаи будут продолжаться. Причем не только в нефтянке.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников