08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СОМНЕНИЙ БОЛЬШЕ, ЧЕМ НАДЕЖД

Пикаев Александр
Опубликовано 01:01 28 Августа 2001г.
В июле - августе российско-американские контакты на высоком уровне приобрели небывалую интенсивность. Не проходит и недели, чтобы делегации обеих стран не направлялись в Москву или Вашингтон. За последние три недели в столице России побывали четверо ведущих членов американского кабинета - больше, чем за весь предыдущий год.

Представители республиканской администрации не жалеют хвалебных эпитетов в адрес российского руководства и успехов российских реформ. Наконец-то через десять лет после окончания "холодной войны" президент США заявил, что Россия - не враг. А многие другие влиятельные деятели вдруг заговорили, что перед Москвой вовсе не закрыты двери западных институтов, и хотя и не завтра, но она вполне может рассчитывать даже на членство в НАТО.
Действительно ли отношения между Соединенными Штатами и Россией получили второе дыхание и могут улучшиться едва ли не до уровня союзнических? К сожалению, сомнений пока больше, чем надежд.
Высокопоставленные вашингтонские эмиссары приезжают в Россию с пустыми руками. В США пока не завершен процесс анализа политики в области ядерного оружия и противоракетных программ. По-видимому, из-за внутренних разногласий он сильно затягивается и вряд ли будет завершен до октября.
Вашингтон явно не в состоянии ответить на вопрос, до каких уровней он готов сократить свои стратегические ядерные силы - до полутора тысяч развернутых боезарядов и даже ниже, как предлагает Россия, или только до двух, на чем настаивают американские военные. Еще более важно то, что неясен сам метод - будут ли сокращаемые вооружения физически уничтожаться, либо понижение уровней будет вестись путем так называемой разгрузки, то есть отстыковки лишних боезарядов от ракет и бомбардировщиков и снятия чрезмерного количества ракет с подводных лодок-ракетоносцев с последующим складированием их где-либо неподалеку? В случае необходимости эти "разгруженные" боезаряды и ракеты могут быть в короткие сроки возвращены обратно на носители. Иными словами, нет ответа на ключевой вопрос - согласятся ли Соединенные Штаты на сокращения реальные, а не виртуальные?
Еще больше неопределенностей в области противоракетных технологий. Пока что наиболее перспективные из них находятся на стадии разработок и лабораторных экспериментов. Пока все эти работы можно вести в рамках Договора по ПРО, не запрещающего, а ограничивающего стратегические системы ПРО и практически вообще не имеющего отношения к ракетам достратегической дальности. А именно такими ракетами могут в первую очередь вооружиться вызывающие опасения режимы стран "третьего мира".
Даже нашумевшая система ПРО на Аляске вполне может быть развернута в рамках Договора по ПРО, если количество перехватчиков не будет превышать 15 единиц. В этом случае с точки зрения Договора этот район можно считать разрешенным противоракетным полигоном. Так зачем же отбрасывать этот документ, как об этом заявляет Вашингтон, "в течение месяцев, а не лет"? Не лучше ли отложить все эти сомнительные решения и выиграть время для проведения серьезного диалога после того, как американская сторона наконец сама определится, чего она хочет?
Так что же можно обсуждать на проходящих консультациях, если США пока не в состоянии выработать свою позицию? Не являются ли эти консультации не более чем пропагандистским трюком, призванным успокоить контролируемый демократами сенат и западноевропейских союзников, обеспокоенных кавалерийскими наскоками новой администрации на целый ряд важнейших международных соглашений? И может ли сложиться иное впечатление, если вместо серьезного разговора по существу приезжающие в Москву американские чиновники высокого ранга ограничиваются чтением проповедей о пользе ПРО, а российская военная делегация вынуждена выслушивать в Вашингтоне многочасовые лекции об американских противоракетных программах?
Видимо, предлагая консультации, многие в Соединенных Штатах рассчитывали на беспроигрышный вариант. Их неудачный исход позволил бы обвинить Москву в неуступчивости, и, возложив ответственность за провал диалога на российскую сторону, Вашингтону было бы легче выйти в одностороннем порядке из Договора по ПРО. В то же время консультации предоставили возможность склонять Россию к односторонним уступкам. Ведь согласие Москвы с планами республиканской администрации по ПРО существенно облегчило бы борьбу как с критиками внутри Соединенных Штатов, так и на международной арене, где по данному вопросу Вашингтон оказался в явном меньшинстве. Не говоря уже о том, что такое согласие образовало бы трещину в российско-китайских отношениях, столь беспокоящих заокеанскую державу. Не этим ли объясняется вся развернутая в последние месяцы кампания славословий и поощрительных похлопываний по плечу?
Впрочем, американцев можно понять. Зачем вести серьезный диалог с Москвой, требующий определенных ответных уступок? С точки зрения многих в США, Россия слаба как никогда, весь ее ВВП меньше одного лишь американского военного бюджета. Страна ежегодно производит только шесть новых межконтинентальных баллистических ракет (МБР). Если такие темпы сохранятся, то после вывода из боевого состава существующих стратегических систем по мере их устаревания российские средства ядерного сдерживания опустятся до таких уровней, что их сможет перехватить даже весьма несовершенная система ПРО, которую Соединенные Штаты смогут к тому времени развернуть. И нужно ли каким-то образом корректировать американские ядерные планы, если ядерные силы России в любом случае сократятся до невиданно низких потолков? Какой смысл цепляться за действующие соглашения и связанные с ними неудобства, если от них можно отказаться без сколько-нибудь серьезного ущерба для себя?
Тем не менее согласие России на консультации по стратегическим наступательным вооружениям и противоракетной обороне (СНВ-ПРО) было единственно возможным шагом. В их отсутствие сторонникам раннего выхода из Договора по ПРО в США было бы еще легче обвинять в неуступчивости Москву и проводить свою линию. Кроме того, заинтересованность Вашингтона в согласии России предоставляет ей некоторые козыри, позволяющие добиться ответных шагов со стороны США. Наконец, почему бы не поймать американцев за руку и в ходе начавшегося интенсивного двустороннего диалога не попытаться объяснить, что "холодная война" окончательно уйдет в историю не столько вместе с Договором по ПРО, сколько вместе с расширяющейся в направлении границ России НАТО, поправкой Джэксона - Вэника, запрещающей поставку Москве высоких технологий, и западными рынками, закрытыми для российских товаров? А если этого объяснить не удастся, то хотя бы сохранится возможность показать, что времена односторонних уступок со стороны России действительно прошли.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников