05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СТАЛИНГРАД, 23 АВГУСТА

Реформатский Игорь
Опубликовано 01:01 28 Августа 2002г.

Наша 84-я стрелковая дивизия, воевавшая в то время на Северо-Западном фронте в районе Старой

Наша 84-я стрелковая дивизия, воевавшая в то время на Северо-Западном фронте в районе Старой Руссы, 10 августа 1942 года была срочно выведена в резерв Ставки Верховного Главнокомандования и через 5 дней, погрузившись в эшелоны на станции Крестцы, отправилась в путь. Мне, москвичу, было приказано до Москвы следовать с первым эшелоном, там помочь в поисках различных нужных военных управлений, учреждений и складов, где надлежало получить необходимое снаряжение, вооружение, боеприпасы и прочее, а также маршевые роты для пополнения частей, сильно поредевших за время боев в лесах и болотах Приильменья. Из Москвы я уехал с последним эшелоном, выполнив свою задачу и успев ненадолго забежать домой, повидать своих.
Сводки Совинформбюро в те дни скупо сообщали о тяжелом положении, сложившемся на юге, и потому, когда мы, двигаясь почти без остановок по "зеленой улице", проехали Рязань, а потом Мичуринск и Грязи, стало ясно, что мы следуем куда-то в сторону Сталинграда.
Наш первый эшелон выгрузился 22 августа недалеко от станции Иловля, откуда командир дивизии генерал-майор П.И. Фоменко, в прошлом воевавший под Царицыном в составе 1-й конной армии Буденного, на своем ГАЗ-69, прозванном "козликом", в сопровождении полуторки с охраной и несколькими штабными командирами отправился в Сталинград, чтобы доложить командованию о прибытии дивизии в пункт назначения, узнать об обстановке и получить задачу. В первый день все дела комдиву закончить не удалось, и он, отправив сопровождающих его штабистов к месту разгрузки прибывающих эшелонов, вынужден был задержаться до следующего дня, чтобы встретиться с членом военного совета Сталинградского фронта Н.С. Хрущевым, как того требовал армейский порядок. Выехать из города удалось лишь в середине дня.
Именно в этот день, 23 августа 1942 года, немецкий 14-й танковый корпус, захвативший накануне плацдарм на левом берегу Дона в районе Песковатки и Вертячего, сломив сопротивление наших оборонявшихся частей, устремился к Волге. "Никто не знал, каким днем станет наступившее 23 августа, когда общее положение под Сталинградом изменилось резко и грозно", - вспоминал потом бывший начальник штаба 62-й армии маршал Н.И. Крылов в своей книге "Сталинградский рубеж" (М., 1979, стр. 39). Находившийся в этот день в городе начальник Генерального штаба маршал А.В. Василевский писал в своих мемуарах, что "немецкое командование предприняло 23 и 24 августа ожесточенную бомбардировку города... Я был тогда в городе и видел, как он превращается в развалины. По ночам он напоминал гигантский костер" ("Дело всей жизни", М., 1988, т. 1, стр. 234).
Вот в такой обстановке наш комдив, наткнувшись на прорвавшиеся к Волге колонны танков, вынужден был возвратиться обратно, где ему предоставили самолет У-2, чтобы через левый берег реки возвратиться к своим разгружавшимся все дальше и дальше от Иловли эшелонам из-за постоянно бомбившейся немцами железной дороги. Вместо того, чтобы войти в состав войск, которым предстояло сражаться в северной части города, разгружавшиеся части 84-й стрелковой дивизии прямо "с колес" поступали в подчинение заместителя командующего Сталинградским фронтом генерал-майора К.А. Коваленко, которому 23 августа было приказано создать ударную группу из прибывающих войск, нанести удар по рвущемуся к Волге 14-му танковому корпусу и разгромить его. На подготовку к контрнаступлению давалось всего... пять часов.
Полки дивизии, еле успев разгрузиться, вступали в Сталинградскую битву. Над нами с утра до вечера висли гитлеровские бомбардировщики. С наступлением темноты, словно пульсируя, впереди то разгоралось, то снова блекло багровое зарево объятого пожаром города. Вопреки всему разумному на наших глазах горело все, чему гореть и не полагается. Дымила высохшая за лето степь. Пылала Волга, залитая нефтью из разбомбленных хранилищ. Огонь метался по развалинам оставшихся после первой бомбежки 23 августа кирпичных городских зданий. Черный дым поднимался от тяжелых закопченных железных коробок подбитых танков.
Таким запомнился нам Сталинград в трагические последние августовские дни 1942 г. - первые после того, как противнику удалось выйти к Волге и непосредственно началась героическая оборона города, которая навеки вошла во всемирную историю как поворотный пункт второй мировой войны.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников