Де Фюнес и Хлестаков времен пандемии

Фото предоставлено пресс-службой ГИТИСа

Репортаж с вступительных экзаменов престижнейшего ГИТИСа: карантин не погасил пыла будущих актеров и режиссеров


Приемные экзамены — всегда таинство, а если стороннему наблюдателю еще и удается проникнуть в такой вуз, как Российский институт теат-рального искусства, то интригующее зрелище вам обеспечено. Ведь здесь, возможно, стартует карьера тех, кто через несколько лет станет кумирами тысяч зрителей, — а пока они простые мальчишки и девчонки. Как мастерам удается разглядеть среди претендентов таланты? Да еще в пору пандемии, когда лица и эмоции все мы уже давно прячем под защитными масками... Чтобы ответить на эти вопросы, репортер «Труда» отправилась в Гнездниковский переулок, где расположен Учебный театр вуза.

Среди педагогов, набирающих в эти дни учеников, — ведущий заочного актерско-режиссерского курса, он же руководитель театра «Эрмитаж» Михаил Левитин. В этом году вступительные экзамены впервые проводились не в аудиториях, а на сцене Учебного театра — там больше простора, что и для искусства хорошо, и в условиях пандемии важно.

К зданию в Гнездниковском переулке я подошла как раз, когда из него вышли несколько абитуриентов — подышать воздухом в перерыве. Знакомимся. Денис приехал из Тюмени, где уже служит актером, но мечтает пройти столичную выучку. Евгений филолог, преподает. Его тезка Евгения после школы год проучилась в ГИТИСе на продюсерском факультете, а теперь поняла, что хочет стать именно режиссером.

Пандемия, по словам молодых людей, на их решительный настрой никак не повлияла. Многим даже нравится, что в ряде актерских вузов в этом году организовали прослушивание онлайн — удобно и доступно. Хотя у ГИТИСа на этот счет своя позиция:

После перерыва абитуриенты возвращаются в здание, охранник запирает за ними дверь на засов — меры предосторожности здесь соблюдаются неукоснительно. Я вхожу чуть позже вместе с пресс-секретарем вуза Екатериной Архипенковой. На входе мне измеряют температуру, а в просторном холле Екатерина показывает рециркулятор воздуха и разметку для соблюдения дистанции: ее обязаны придерживаться готовящиеся к выходу соискатели.

В зрительном зале три десятка поступающих ждут Левитина. На столе приемной комиссии вместо графинов с водой — бутылочки с антисептиком. Наконец-то входит будущий руководитель курса, все встают — как в школе перед началом занятий.

Левитин начинает экзамен с мимической гимнастики. Один из абитуриентов садится за фортепиано, трое других по очереди выходят на сцену и показывают залу упражнения, которые надо повторять. Молодой человек в светлом свитере делает это особенно выразительно — на его лице каждую секунду меняются гримасы, рождая новые образы — удивительные, забавные, трогательные. «Смотрите, какой де Фюнес! Успевайте за ним!» — восклицает Левитин.

Дальше — пение. Чернокожая девушка исполняет Summertime Гершвина, а молодой человек в тельняшке сначала аккомпанирует ей на саксофоне, потом сам поет на итальянском языке. Оказывается, многие абитуриенты владеют музыкальными инструментами — за время экзамена я услышала еще и баян, гитару и деревянную дудочку.

Наступает время отрывков из пьес, которые будущие режиссеры загодя подготовили вместе с будущими актерами, а также чтения стихов и басен. Больше всего было показано отрывков из Хармса, а почти все басни принадлежали перу Николая Эрдмана (список рекомендованной литературы давал сам Левитин). Хотя Хармс не самый удобный для сцены автор, с постановками поступающие справились.

Некоторые же показали хоть и крошечные, но настоящие моноспектакли — так, на сцене сменились аж три Хлестакова. Один явил себя сущим акробатом, произнося текст и одновременно прыгая по расставленным на сцене стульям. Другой играл на гитаре и рассыпал по сцене конфетти. Третий обошелся без внешних эффектов, зато монолог получился самым убедительным.

На отрывках мастер не прерывал ребят. А вот на пении и чтении стихов часто останавливал, объяснял, как лучше справиться с задачей. Так что как минимум все получили отличный мастер-класс.

— Это мой третий актерско-режиссерский курс, — рассказал мне Михаил Захарович. — Идея такого совместного обучения мне очень нравится: люди связанных друг с другом профессий со студенческой скамьи учатся взаимодействовать. Уже на предыдущем курсе я хотел сделать абсолютно всех студентов актерами: убежден, что понятие режиссуры отдельно от актерских умений не существует. Как можно требовать чего-то от людей, если ты сам этого не умеешь? А сейчас следующий шаг — захотелось создать театр музыкальной комедии. А вдруг на этом курсе возникнет классная «Фиалка Монмартра»?! Обожаю оперетту, мои лучшие спектакли — легкомысленные и музыкальные.

— От нынешних абитуриентов, — продолжил педагог, — у меня прекрасное впечатление. Они невероятно музыкальные, культурные, умеют все. Например, Филипп, которого вы видели за фортепиано, еще и на органе играет.

Пандемия, рассказал Левитин, на приемные экзамены мало повлияла, разве что лично он подключился к ним поздно: четыре месяца сидел на даче в самоизоляции. Она его, человека деятельного, утомила — правда, за это время он успел написать книгу.

— Главный же для меня критерий отбора на курс, — заключил Михаил Захарович, — это обаяние: оно преддверие таланта, без него актер гибнет. Бывают ли люди красивые и при этом необаятельные? Да сколько угодно. Приходили девушки немыслимой красоты, у которых тем не менее обаяния не обнаружилось. Зато сейчас вы видели, что одна из дошедших до финального испытания абитуриенток своей фигуркой далека от идеальных пропорций — но, по-моему, она абсолютно очаровательна!

голос

Григорий ЗАСЛАВСКИЙ, ректор ГИТИСа

— Желающих поступить к нам в этом году было ничуть не меньше, а на некоторые специальности даже больше, чем в предыдущие спокойные и здоровые годы. Но благодаря соблюдению всех норм и требований Роспотребнадзора, разработанных на время пандемии для творческих вузов, никто из педагогов и абитуриентов не заболел, мы не получили ни одной жалобы ни от самих поступающих, ни от их родителей. Притом все три тура проводились очно. С самого начала мы публично декларировали, что принимать вступительные экзамены онлайн или с помощью видео невозможно. Хотя присланные видеовизитки мы, можно сказать, под покровом ночи тоже отсматривали и даже встречались с абитуриентами в интернете. Но это сугубо вспомогательный ресурс общения. Каждое прослушивание онлайн укрепляло нас в исходной убежденности: качественно провести отбор студентов на творческие специальности можно только очно!

Комментарии для сайта Cackle
Зачем Ангела Меркель навещала Алексея Навального в больнице?